Дивное Дивеево
         
Главная | Дивное Дивеево | Пр. Серафим | Фотографии | Паломник | Статьи | Книги | Ссылки



Дивное Дивеево (продолжение)

Действительно, скоро же после кончины о.Серафима начались напасти в связи с неким послушником Иоанном Толстошеевым, который возомнил себя заместителем батюшки и стал вторгаться в жизнь Дивеева. Из этого потом произошла великая смута, которая не только втянула в себя сестер, но и архиереев, а потом и Синод, и даже царский дом... Не будем, однако, останавливаться на этом несчастном периоде... Кончился он мудрым вмешательством митрополита Московского Филарета, который, как и его духовник, архимандрит Антоний, наместник Троицкой Лавры, чтил о. Серафима и созданную им обитель. К концу жития о.Серафима в его девичьей кино-вии было уже 73 сестры. Во главе их стояла Прасковья Степановна Шаблыгина, а в Казанской общине продолжала управлять всем Ксения Михайловна Кочеулова. Сестры девичьей обители прилепились душою к о. Садовскому. Он, собственно, и был духовным главой их. Подворье Серафимо-Дивеева монастыря в Старом Петергофе В 1842 году обе обители были соединены. Завет о. Серафима был забыт. От этого произошло потом много скорбей. В 1848 году, 5 июня, после большой борьбы между защитниками воли батюшки и Иоанном Толстошеевым с почитателями его, совершилась все же закладка собора, предреченного о. Серафимом, и именно на указанном им месте. Это был первый радостный день серафимовым сиротам за все 15 лет после кончины его. А в 1851 году была назначена Екатерина Васильевна Лодыженская, девица из дворян Пензенской губернии. Около же этого времени, 27 декабря 1844 года, в Дивеевский монастырь поступила молодая 25-летняя помещица Тульской губернии Елизавета Алексеевна Ушакова. Прежде это была веселая женщина, но потом, после чтения творений св. Тихона Задонского, изменилась и решила оставить мир. Она явится тем благословенным лицом, которое утихомирит обитель согласно предсказанию батюшки... При поступлении в должность настоятельницы матушки Екатерины в обители было уже 390 сестер. При ней на место казначеи и была назначена Ушакова. В 1859 году настоятельница Лодыженская, измученная внутренними неурядицами, решила покинуть Дивеево и уехать обратно в Пензу. Елизавета Алексеевна Ушакова оказалась преемницею ее. При ней разразился самый грозный момент бури в Дивееве, дошедший даже до того, что епископа Нектария Нижегородского, несправедливо ставшего на сторону смутьяниц Иоанновых (теперь уже он назывался Иоасафом), ударили даже по лицу. Тут проявила себя и сестра схимонахини Марфы Прасковья: била стекла, кричала против архиерея, обличала заводчицу бунта Лукерью Замятину. Но епископ Нектарий продолжал делать по-своему. Ушакова была отстранена от начальствования; на ее место по жребию была поставлена архиереем Лукерья. После этого епископ Нектарий от службы шел мимо другой юродивой, Пелагеи Ивановны Серебряковой. Вынув из кармана просфору, он подал ей. "Она молча отвернулась, - рассказывает Анна Герасимовна, ухаживавшая за ней. - Ему бы и уйти: видит - неладно, прямое дело. Кто им, блаженным, закон писал? На то они и блаженные. А он, знаешь, с другой стороны зашел и опять подает. Как она встанет, выпрямится, да так грозно. И ударила по щеке со словами: "Куда ты лезешь!" Видно, правильно обличила, потому что владыка не только не прогневался, а смиренно подставил другую щеку и сказал: "Что же? По-евангельски бей и по другой". "Будет с тебя и одной!" - ответила юродивая. Архиерей уехал. Через 9 дней скончалась Прасковья Семеновна. Узнав об этом, епископ Нектарий пришел в страх и три часа был в ужасном расстройстве. А когда пришел в себя, сказал: "Великая раба Божия она!" Но воля архиерея - не воля еще Божия!" Попечитель монастыря Н. А. Мотовилов не успокоился: исполняя завет батюшки, он отправился в Москву к митрополиту Филарету, коему все и изложил в Сергиевой Лавре через наместника архимандрита Антония, коему давно-давно о. Серафим предсказал: "Придет время, не оставь моих сирот дивеевских". А митрополит Филарет доложил государю Александру II, бывшему тогда в лавре. Назначена была строгая ревизия. В результате ее Иоасаф Толстошеее был совершенно отстранен от участия в обители; возвращена была начальницею Елизавета Алексеевна Ушакова, противницы были удалены. Они после образовали свой монастырь в Понетаевке. А Дивеево было изъято из ведения Нижегородского архиерея и передано в управление Тамбовского епископа, каковым тогда был великий подвижник епископ Феофан, впоследствии затворник Вышенский. Начальница Ушакова была пострижена в монашество с именем Мария... Можно представить радость сестер: рыдания их и слезы благодарности Богу и батюшке-молитвеннику за устроение обители были так горячи, как разве при смерти о. Серафима. Сбылись и слова его, сказанные сестре Матрене Петровой: "Запомни, матушка, у вас на 12-й начальнице устроится монастырь!" Это и была игумения Мария. Жизнь Дивеева стала расцветать. Собор, столь Давно уже начатый, теперь, при игуменье Марии, быстро стал строиться: и в 10 лет, с 1865 по 1875 год, был закончен. Сестры хотели посвятить его иконе Умиления Божией Матери; но преосвященному Иеремии, человеку духовной жизни (последние 25 лет он жил на покое в монастыре), угодно было, по откровению Божию, посвятить его Пресвятой Троице. Целую зиму 1874 года холодный собор стоял заколоченным... А летом 1875 года епископ Нижегородский Иоанникий неожиданно распорядился освятить его, хотя в нем было всего лишь три иконы. День освящения совпал с праздником Умиления Божией Матери, 28 июля. Троицкий собор в пору разорения Серафимо-Дивеевского монастыря И тут свершилось знамение: во время освящения высоко в небе над храмом все время кружились три голубя, а выше их три журавля, как бы в знамение Пресвятой Троицы. После освящения они улетели на восток. Впоследствии, в 1880 году, был освящен правый придел храма в честь Умиления Божией Матери, а левый был оставлен до открытия мощей преподобного Серафима. В храме потом сами сестры монастыря расписали иконостас и стены. Их к 90-м годам собралось уже до 900 душ. Сам монастырь занимал пространство в 400 саж. длины и 150 ширины. Еп. Иоанникий, обозревая его впервые, сказал: "Это - область, а не монастырь". Длина собора 21 сажен, ширина 14, а вышина 25. Кроме этого величественного здания, в Дивееве было более 30 корпусов для сестер и потребностей обители: трапезный, свечной, портновский, богадельня, больница, училище, живописный, стекольный, погребной, огородный, садовый, малярный и пр. и пр. За оградою две гостиницы, конный двор, пять домов для священников. В ограде монастыря пруд и т. д. Действительно целая лавра женская... Итак, все обратилось во славу Божией Матери и преподобного Серафима. Как же, однако, понять, что будто не исполнилось указание преподобного о двух соседних обителях, когда они слились, и так прекрасно, в одно целое? В ответ на это, во-первых, укажем, что среди предсказаний о. Серафима есть прямые указания на соединения, но в будущем, что и случилось в свое время: "На 12-й начальнице устроится обитель". Но, во-вторых, вначале необходимо было раздельное существование общин: о.Серафиму нужно было сделать перелом духовный, чтобы все потом было батюшкино. Это и удалось после долгих скорбей и борьбы. Слава Богу! Теперь нам осталось сказать несколько слов о конце других сподвижников батюшки. Мишенька Мантуров после управления в симбирском имении генерала Куприянова был им удален. Нищенствовал с своею женою Анной Михайловною в Москве. Потом направился в Дивеево. Отец Василий Садовский дал им сбереженные на черный день собственные 75 рублей, якобы взаимообразно. На них Мантуровы купили маленький домик на серафимовой земле и жили в крайней бедности, питаясь от трудов рук своих. Незадолго до смерти он видел во сне о.Серафима, и тот сказал ему: "Потерпим еще, батюшка, потерпим немного". Через несколько дней после этого в том же 1858 году он заказал обедню накануне Казанской Божией Матери, приобщился, вышел в сад, сел на скамеечку и предал тут свою душу Богу. Ему было тогда 60 лет от роду... Погребен он был с левой стороны созданной им церкви Рождества Христова и Богородицы, а его жена, принявши православие, доживала свой век в Дивееве тайною монахинею. Н. А. Мотовилов в 1840 году женился на Елене Ивановне Мелюковой и переселился с ней в симбирское свое имение. 20 лет спустя они приезжали в Москву для определения дочери в институт и заехали в Саров. Здесь Н. А. Мотовилов и был свидетелем грозных событий смуты. После он мирно скончался в своем имении. А Елена Ивановна направилась в Дивеево. Отец протоиерей Василий Садовский скончался 14 июня 1884 года глубоким старцем; жена же его согласно предсказанию батюшки умерла на два года раньше его. "И вот что заповедую тебе, - говорил ему перед кончиною своею о. Серафим, - как умирать-то будешь, то чтобы тебе лечь с правой стороны алтаря Рождественской церкви, а Мишенька-то ляжет с левой. Так и вели себя похоронить тут. Вот хорошо и будет, батюшка: ты-то с правой, а Мишенька с левой, а я у вас посередке. Вместе все и будем!" Что означало это пророчество, покажет будущее; но только отсюда можно ждать, что и батюшка когда-то будет почивать со своими сотрудниками и сиротами любимыми в Дивееве . Благодатная сестра Евдокия - монахиня Евпраксия, сподобившаяся с о. Серафимом явления Божией Матери, скончалась 28 марта 1865 года. Еще нужно бы особо говорить о юродивых: Пелагее Ивановне и Паше Саровской, жившей в Дивееве; но время уже приступить к описанию конца самого батюшки... Его детище было им не только зачато, но и рождено и поставлено на ноги. И ему на земле ничего уже не оставалось делать... Как зрелый плод, он готов был отойти в иную жизнь, чтобы оттуда предстательствовать за призывающих его.

[1]  [2]  [3]  [4

Издательская группа
Свято-Троицкого-Серафимо-Дивеевского
женского монастыря.




Главная | Дивное Дивеево | Пр. Серафим | Фотографии | Паломник | Статьи | Книги | Ссылки

© Vinchi Group 2002
andrey@vinchi.ru


Rambler's Top100