Дивное Дивеево
         
Главная | Дивное Дивеево | Пр. Серафим | Фотографии | Паломник | Статьи | Книги | Ссылки



Житие преподобного Серафима Саровского (продолжение)

   
Явление прп. Серафиму Божией Матери в день Благовещения.
Ранним утром 25 марта 1831 года, в праздник Благовещения, преподобный Серафим удостоился дивного посещения Царицы Небесной. Это двенадцатое и последнее в его жизни посещение Богоматери явилось как бы предзнаменованием его блаженной кончины и ожидающей его нетленной славы. Единственной свидетельницей этого чудесного события была дивеевская старица Евпраксия, в миру Евдокия Ефремовна, которая по приказанию Старца пришла к нему накануне этого дня вечером. «Ах, радость моя, я тебя давно ожидал,— встретил ее Святой Старец сим радостным восклицанием.— Какая нам с тобой милость и благодать от Божией Матери готовится в настоящий праздник! Велик этот день будет для нас! Давай молиться!» Сняв с себя мантию, отец Серафим надел ее на дивеевскую сестру и начал читать акафисты и каноны, а по окончании чтения сказал Евпраксии: «Не убойся, не устрашись, благодать Бо- жия к нам является! Держись за меня крепко!» Вдруг поднялся шум, подобный шуму леса при большом ветре; затем послышалось пение. Дверь отворилась сама собой, сделалось необычайно свет ло, и благоухание наполнило келлию. Батюшка Серафим упал на колени со словами: «Преблагосло- венная, Пречистая Дева, Владычица Богородица грядет к нам!» В это время в келлию вступали Бесплотные Силы в виде двух Ангелов с золотыми во- лосами, державшие в руках распустившиеся ветви цветов. За ними, в белых блестящих одеждах, следовали святой Иоанн Предтеча и святой апостол Иоанн Богослов. А далее шла Сама Царица Небесная в сонме двенадцати дев.

От риз Владычицы, сиявших дивной красотой, исходил необычайный свет. Верхняя риза была украшена крестиками, нижняя, зеленого цвета, была препоясана. Сверх риз была епитрахиль, а на руках поручи, как и епитрахиль, убранные крестами. Волосы Богоматери были длиннее и прекраснее Ангельских, а над головой Ее возвышался царский венец, сиявший таким светом, что нельзя было на него смотреть, как и на самый лик Пречистой. Ростом Она была выше всех окружавших Ее дев. Девы, в разноцветных одеждах и украшенные все венцами, были великой красоты. Они образовали собой круг, в середине которого была Царица Небесная. Тесная келлия отца Серафима сделалась просторной, и стены ее как бы раздвинулись, а верх ее наполнился огнями как бы горящих свечей. Свет был какой-то особый, непохожий на дневной, светлее и белее солнечного.
   
Предсмертное моление.
«Я испугалась и упала»,— рассказывала старица Евпраксия. «Царица Небесная подошла ко мне и, коснувшись правою рукою, сказала: «Встань, девица, и не убойся нас. Такие же девы, как ты, пришли сюда со Мною». Затем приказала ей самой подойти к девам и спросить их, как их имена и какая была их жизнь на земле. Тогда Евпраксия подошла к святым девам,— к каждой, в том порядке, в каком они вошли в келлию, и они сказали ей свое имя. Это были великомученицы Варвара и Екатерина, первомученица Фекла и великомученица Марина, великомученица царица Ирина и преподобная Евпраксия, великомученицы Пелагея и Дорофея, преподобная Макрина и мученица Иустина, великомученица Иулиания и мученица Анисия. Все эти девы сказывали вопрошавшей их Евпраксии свою жизнь и подвиги мученичества за Христа.
   Между тем Богоматерь беседовала с отцом Серафимом столь милостиво, как бы с родным человеком, и что-то много говорила ему, но из этой беседы дивеевская сестра могла расслышать лишь немногое. «Не оставь дев Моих дивеевских!» — говорила Царица Небесная. Отец Серафим отвечал: «Владычица! Я собираю их, но сам не могу их управить».— «Я тебе, любимче Мой, во всем помогу!» — сказала Богоматерь.— «Возложи на них послушание; если исправят, то будут с тобою и близ Меня, а если потеряют мудрость, то лишатся участи сих ближних дев Моих. Кто обидит их, тот поражен будет от Меня; кто послужит им ради Господа, тот помилован будет пред Богом». Потом, обратись к Евпраксии, Приснодева сказала: «Посмотри на сих дев Моих и на венцы их, но как было прежде, так и ныне. Только прежние мученицы страдали явно, а нынешние — тайно, сердечными скорбями, и мзда их будет такая же». Затем Пресвятая Дева сказала отцу Серафиму: «Скоро, любимче Мой, будешь с нами!» — и благословила его. Простились со святым Старцем и все святые. Предтеча и апостол Иоанн Богослов также благословили его, а девы целовались с ним рука в руку. Дивеевской же сестре Евпраксии было сказано: «Это видение тебе дано ради молитв отца Серафима». Потом в одно мгновение все стало невидимо. Видение это, как после говорил преподобный Серафим, продолжалось часа четыре. По окончании его, когда святой Старец остался один с дивеевской сестрой Евпраксией, последняя сказала: «Ах, Батюшка, я думала, что я умру от страха, и не успела попросить Царицу Небесную об отпущении грехов моих». Отец Серафим отвечал на это: «Я, убогий, просил о тебе Божию Матерь, и не только о тебе, но и о всех любящих меня. Вот, матушка, какой благодати сподобил Господь нас, убогих! Мне таким образом уже двенадцатый раз было явление от Бога. И тебя Господь сподобил! Вот какой радости достигли!» Благословив затем свою посетительницу, отец Серафим отпустил ее со словами: «Гряди, чадо, с миром в Серафимову пустынь».

Преставление прп. Серафима Саровского.
«Скоро, любимче Мой, будешь с нами»,— сказала Владычица преподобному Серафиму во время последнего Своего явления, и Старец принял эти слова за указание о близкой его смерти, к которой он и стал усердно готовиться. Ему минуло 72 года. Силы его заметно слабели, он не мог уже ходить каждый день в свою пустыньку у колодца и, предчувствуя свою близкую кончину, стал часто уединяться, реже выходить из келлии, реже принимать посетителей. «Я слабею силами,— говорил он дивеевским сестрам,— живите теперь одни, оставляю вас и поручаю Царице Небесной». Часто можно было теперь видеть Старца в сенях келлии, у гроба, который он давно себе приготовил. Он часто и подолгу сидел там и погружался в размышления, и нередко видели его горько плачущим. В беседах с друзьями Старец приготовлял их к мысли о близкой своей кончине и предстоящей разлуке.
   «Мы не увидимся больше с вами,— говорил он многим.— Жизнь моя сокращается, духом я как бы сейчас родился, а телом — уже мертв».

В день Рождества Христова в 1832 году отец Серафим причастился Святых Таин. После обедни он долго беседовал с настоятелем, просил его за многих и в особенности за младших из братий, потом повторил в последний раз свою просьбу похоронить его в его гробе. Вернувшись в свою келлию, Старец передал одному из Саровских иноков образ Преподобного Сергия (явление ему Божией Матери) и сказал: «Сей образ наденьте на меня, когда умру, и с ним положите меня в могилу». Через неделю, в воскресенье, 1 января 1833 года, отец Серафим пришел в последний раз к обедне в любимую им больничную церковь святых Зосимы и Савватия, сам поставил свечи ко всем иконам, приложился к ним и приобщился Святых Христовых Таин. После обедни он простился со всеми братиями, бывшими в храме, благословил и поцеловал всех, гово- ря: «Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте, нынешний день венцы готовятся». Приложившись ко Кре- сту и к иконе Божией Матери, Старец вышел из церкви северными вратами. В этот день всем показалось, что Старец был чрезвычайно слаб, но в то же время спокоен и весел. После Литургии к отцу Серафиму зашла одна из дивеевских сестер, и Старец передал ей 200 рублей на покупку хлеба, так как запас хлеба вышел и сестры нуждались. Исполняя данное некогда настоятельнице Александре и отцу Пахомию обещание, Старец заботился о Дивеевской обители до самых последних минут своей жизни.

Блаженная кончина преподобного.
В келлии отца Серафима перед иконами постоянно горели свечи и теплились лампады; он никогда не гасил их, когда уходил в свою пустыньку, и келейник его не раз говорил ему, что от этого может случиться пожар, но Старец ему отвечал: «Пока я жив, пожара не будет, а когда умру, кончина моя откроется пожаром». И это предсказание блаженного исполнилось.
   В первый день нового 1833 года отец Серафим несколько раз выходил из своей келлии на место, которое выбрал для своего погребения, и долго там молился, а по возвращении в келлию пел пасхальные песни.
   2-го января в шестом часу утра келейник отца Серафима собрался к ранней обедне. Выйдя в сени, он почувствовал запах дыма и поспешил к дверям Старца. Сотворив обычную молитву, он постучался, но ответа не было; тогда, встревоженный, он позвал нескольких монахов и с их помощью сорвал дверь с крючка. На скамейке, около двери, был сложен холст, принесенный посетителями в дар отцу Серафиму; этот холст тлел, загоревшись, вероятно, от упавшего на него свечного нагара. Огня не было, но дым наполнял келлию, и в ней было совершенно темно, так как еще не рассветало. Братия поспешили принести снегу и затушили тлевший холст. А в это время в церкви служба шла своим порядком, пели уже «Достойно», когда прибежал один из послушников и сообщил о случившемся в келлии отца Серафима. Многие из молившихся поспешили туда; в келлии все еще было темно, Старец не подавал голосу. Наконец принесли зажженную свечу и тогда увидели отца Серафима. Он стоял на коленях со сложенными на груди руками перед иконой Божи ей Матери «Умиление», перед ним на столе лежала открытая книга, листы которой слегка обгорели. Полагая, что Старец спит, братия попробовали осторожно его разбудить, но это было уже невозможно: дух его отлетел.

Чтение псалтири у гроба преподобного.
Весть о кончине святого Старца быстро разнеслась не только в пустыни, но и по окрестностям. Народ огромными толпами спешил в обитель поклониться останкам горячо любимого наставника. Все горько плакали, но особенно глубоко было горе дивеевских сестер, оставшихся теперь без руководителя и заботливого и любящего отца. В течение восьми суток тело угодника Божия лежало в соборе в им самим приуготовленном открытом гробу, с образом Преподобного Сергия на груди, который Старец сам просил себе положить. Погребен он был по правой стороне алтаря, на месте, выбранном им самим. Погребение отца Серафима совершено было настоятелем Саровской обители игуме- ном Нифонтом, в сослужении старейшей братии обители. Самый обряд был очень прост, но в этой простоте всеми чувствовалось какое-то необычайное и торжественное величие; чувствовалось, что Церковь Христова совершает всенародно свое великое торжество; это были похороны не простого инока, а великое в видимой простоте прославление праведника. При погребении не было сказано никаких слов: какое-то благоговейное умиление царило во всех, и никто не осмелился раскрыть уста на похвалу того, чья жизнь, чьи подвиги и чудеса были у всех на виду и в сердце. Все верили, что если молитвенник Русской Земли и разлучился с ними телесно, то духовно остается с ними неразлучно. Эта вера сделала могилу преподобного Серафима любимым местом духовного общения с ним его духовных чад во исполнение обещания Преподобного, данного им народу до кончины: «Когда меня не станет, вы ко мне на гробик ходите! Как вам время, вы и идите, и чем чаще, тем лучше. Все, что есть у вас на душе, что бы ни случилось с вами, придите ко мне, да все горе с собой и принесите на мой гробик! Припав к земле, как живому, все и расскажите, и я услышу вас, и вся скорбь ваша отляжет и пройдет! Как вы с живым всегда говорили, так и тут! Для вас я живой есть и буду вовеки!»

Валентина Александровна Зандер, урожденная Калашникова (1894-1989), духовная писательница, иконописец и церковный публицист. Текст Жития преподобного Серафима публиковался ею в «Сергиевских Листках» за 1928-1929 годы. В 1953 году журнал «Вечное» (Париж) издал Житие отдельной книжкой. В основу настоящей публикации положено это издание.
Надежда Аксакова.



[1] [2] [3] [4] [5] [6]



Главная | Дивное Дивеево | Пр. Серафим | Фотографии | Паломник | Статьи | Книги | Ссылки

© Vinchi Group 2002
andrey@vinchi.ru