Портал "Дивное Дивеево"

Страничка монастыря расположена здесь - www.4udel.nne.ru

Песнь 1 Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися. Каиново прешед убийство, произволением бых убийца ...
На главную Книги Сказание о Петре и Февронии. Глава 4.Сказание о Петре и Февронии.
Глава 4.Сказание о Петре и Февронии.

Не белы лебеди по синей воде плывут, - распустив паруса, мчат по быстрой Оке струги изгнанного из Мурома князя Петра. Печально проводили его горожане, долго вослед смотрели, надеясь, не повернёт ли назад. Нет, не повернул. В рязанскую сторону поплыл.
     Сидя на своём струге, весело рассказывала Феврония ближним женщинам:
     - Госпожинки скоро, начало молодого Бабьего лета. У нас в Ласково затеют девы хороводы, парни ночью снопы станут караулить от Лешего. А там недалеко Овсянницы да листопад. Ох скорей бы добраться…
     Вместе с женой, состоявшей при княгине, плыл на струге Мартын,  служивший ранее в дружине князя Петра, а ныне – свободный горожанин, пожелавший следовать за изгнанниками, куда бы судьба их ни забросила. Улучив час, дерзнул сказать Февронии:
     - Никак, охладел к тебе князь, госпожа княгиня? На разных стругах плывёте.
     Не обидевшись на слова юноши, Феврония задумчиво откликнулась:
     -  Не всегда солнышко греет одинаково, иногда за тучку прячется.
     Имея язык предерзкий, Мартын изрёк:
     - Вышла бы за меня, грел бы я тебя и лелеял, за тучку не прятался. Да и князь Пётр не плыл бы ные в изгнание, а самодержавствовал в Муроме.
     Сумрачно глянула на него Феврония:
     - Не тебе судить, что князю Петру ко благу. А что вышла я за него, так на то была воля Божья и любовь.
     - Любовь? Полно. Что ты знаешь о любви? Говорят, у вас с князем и опочивальни разные.
     - Говорят, хлебы варят, а щи пекут, кур доят, а коровы яйца несут, - с досадой откликнулась Феврония.
     - Не злись на правду. То не любовь у тебя, а навь. Любовь – когда ночей не спишь, а увидишь – затрепещешь, руки так и тянутся… Рядом стоять, и то радость.
     Какую жену не тронет, не смягчит трепетный и нежный взгляд? Феврония не удержалась от улыбки:
     - Женская любовь другая. Тебе её не понять. И не гляди на меня, как волк на овцу. Бессовестный, у тебя жена молодая.
     Он же по-молодецки неразумно и жарко признался:
     - Ты мне всех жён милее.
     Она досадливо поморщилась:
     -  Глаза у тебя завидущие, вот что. Не присуха это, а блажь. А ну-ка, зачерпни да испей водицы.
     - Это ещё зачем?
      - Остуду на тебя наведу.
     Ворча и прекословя, он всё-таки подчинился.
     - Теперь пойди к другому борту, и там испей, - попросила она.
Исполнил он и это желание княгтни.
     - Которая вода вкусней? – хитро прищурилась Феврония.
Мартын пожал плечами:
     - Что та, что эта. Ока есть Ока.
Тут она погрозила ему пальцем:
     -  Ступай к жене своей и помни: едино естество женское. Похоть легко насытить. Ненасытима лишь любовь.
     Ненасытимой была её любовь. Видела, что слаб сокол и телом и душой. Сушила князя тайная немощь. Не умела помочь; все травы и заклинания перепробовала, а не одолела хворь, и оттого ещё сильнее терзалась страхом и любовью. Видя, как истаивают краски на молодецком лице, как тощает тело, исходила жалостью, в тоске и смятении и не зная, какое ещё средство прим енить, лишь бы вернуть ясну соколу прежние удаль и молодечество. Молитва ко Господу оставалась. Един Он мог помочь в неизречимой доброте и мощи Своей. Слабость же душевная не столь её страшила. Она была рядом с избранником, всегда могла  подсказать и остеречь, - лишь бы прислушивался он к её речам, а не клонил ухо на сторону. И то хорошо, что Гордята прочь отошёл.
     Плыли вест день вверх по реке. Ввечеру пристали к берегу и начали устраиваться на ночлег. Пока разводили костёр да варили яству, Феврония перешла на струг мужа ласковой беседой ободрить его. Князь Пётр и в самом деле нуждался в утешении. На заботливый её вопрос о самочувствии ответил хмуро:
     - Уж не веселиться ли мне при кажешь, когда по доброй воле самодержавства лишился?
     - Да и не печалиться, - улыбнулась она.
     - Сейчас запрыгаю козлом, - с досадой отвернулся он.
     - А вот как пойдём мы с тобой гулять лесом густым да борами солнечными, под ногами  белый мох потрескивает, вокруг сосны, будто медные колонны в храме Соломоновом, синие небеса подпирают, - забудешь ты о самодержавстве.
     Князь Пётр схватился за голову:
    - Ох, тошнёхонько! Стольный град Муром на лесную глухомань променял. Лихо нам придётся. Надолго ли станет наших припасов? А далее что делать прикажешь?
     - Не скорби, не печалься, господин мой ненаглядный. Бог милостив. Творец и Попечитель всему не оставит нас. Вспомни, я травница искусная: сама прокормлюсь, и ты голодным не останешься. Поставим дом посреди Ласкова, станем жить припеваючи.
     - Нет, нет, не хочу! – закричал, разволновался князь Пётр. – Нечего мне делать в Ласково. Не желаю в деревне жить. Едем в Суздальскую землю. Тамошние князья мои сродственники,  голодным постыдятся оставить. Назад поплывём.
     - Да ведь мы с тобой договорились…
     - И слушать не  желаю. Ишь, что выдумала! Чтобы я, природный князь, да заделался простолюдинм? В Суздале примут меня по-княжески. А ты как хочешь. Я тебя не неволю. Сама выбирай, что т ебе дороже: муж или Ласково.

     Наутро и в самом деле струг князя Пера, не дожидаясь прочих, поплыл вниз по реке, подгоняемый течением  и попутным ветерком. Челядь княгини всполошилась. Печально по медлив, Фе6врония распорядилась плыть за князем. Серой утицей покорно потащилась вослед.
     Около полудня проплыли мимо Мурома. Народ, бывший на пристани, с удивлением  разглядывал несущиеся по реке княжьи струги. С берега что-то кричали, однако князь Пётр, загодя распорядившись поставить все паруса, дабы поскорее миновать родной город, даже из-под навеса не выглянул. Несомые течением, в тот день далеко уплыли, так что заночевать пришлось на пустынном берегу, в окружении и дремучего леса.  Опасаясь зверья, князь Пётр спать решил на корабле . Феврония же, соскучившись по приволью лесному, стала его уговаривать:
     - Погляди, свет мой князь, как весь берег цветами разубран. Не спеши ко сну. Сойдём со струга, подышим сладким лесным духом.
     Уговорила , увела от людей Видя, что тихий вечер умиротворил князя Петра, осторожно спросила:
     - Каково тебе ныне, голубь мой сизый?
     - Неможется, как всегда. Долго нам ещё плыть?
     - Ох, долго. Далеко до Суздаля;далее, чем до Ласкова. Леса пойдут дремучие, а в лесах не только звери лютые; кишмя-кишат те леса разбойничками-душегубами.
     Князь Пётр совсем расстроился:
     - А у нас и дружины нет. Пропали наши головушки!
      А она продолжала:
     - Грабят они всё дочиста. Мне тятя сказывал: струги топят, а людей убивают без пощады.
     - Господи, за что? – со слезами на глазах взмолился князь Пётр. – За какие прегрешения изгоем должен скитаться, нигде пристанища не имея?
     - Чем жизнью рисковать, да ещё неведомо, как нас в Суздале примут, если доберёмся туда живыми, лучше уж сельцо моё родное. Народ там мирный, приветливый, князя уважать будут… А, государь мой милостивый?
     - Не навязывай мне своё Ласково!
     - Да разве я навязываю? Как ты решишь, так и будет. Бочка держится обручами, а жена мужней волей. Вот  и месяц восходит…
     - И комар куснул. Да ну тебя, спать  хочу.
     Князь Пётр повернул назад, к стругу.
     Напрасны были уговоры Февронии.Путаясь в тяжёлом подоле, шла она следом за  ним.  Их путь пролегал мимо костра, разведённого меж двух срубленных деревец; на перекладине висел кот1ёл над огнём. На обрубках скрутилась, пожухла от жара листва, и Феврония сокрушённо коснулась её со словами  к кашеварам:
     - Вы бы что похуже в лесу выбирали, молодую поросль не губили…..
     Услышав это, князь Пётр бросил  недовольно через плечо:
     - Меня пожалей, а не лес. Не поеду я в Ласково. Скорей  эти срубленные деревца опять зазеленеют…

     Феврония провела невесёлую ночь. Утром, едва ей довелось задремать покрепче, разбудили княгиню: отплывает де князев струг. Плотный туман висел над рекой, и не сразу поняла Феврония, что не вниз князев струг поплыл, а назад повернул. У неё сон и грусть как рукой сняло. Ахнула:
     -  Видать, и впрямь ожили срубленные деревца.
     Немало дивились решению князя Петра и на его струге. Слышали люди, как  вечером заверял князь жену что ни за что не поедет в Ласково .
     - Нешто срубленное деревце зазеленело? – спросили у кашевара. 
     Тот развёл руками:
     - Видать, зазеленело, раз князь передумал.
     - Деревце зазеленело, - ахали челядины. – В Ласково держим путь.

     Плыть вверх по реке не то, что вниз; к вечеру еле добрались до Муромского предместья. Князь Пётр тут и повелел заночевать, дабы не смущать ьснова горожан видом своих стругов.
     На их костры тут же прибежали мальчишки из соседнего посёлка, а следом и взрослые, принёсшие тревожную новость: в городе неладно, бояре ссорятся и даже дерутся, есть убитые, народ волнуется и требует возвращения князя Петра. Феврония застала супруга сильно взволнованным и растревоженнвым, позабывшим о еде.
     - Поешь, мой свет, - огорчилась она.
     - Разве пойдёт еда на ум, когда такое дело выходит? – отмахнулся он. – Женскому разумению сего не понять.
     - А ты поешь да поспи , - настаивала она. – Утро вечера мудренее. Ужо, я тебе сонный отвар дам.
Уговорила. Убаюкала князя, а сама отправилась народ расспросить, что да как. Вернулась уже при звёздах, сильно обе6спокоенная. Усобица началась в Муроме, едва князь Пётр уплыл.  Спорили бояре между собой за власть,  никто другому уступить не хотел. Доспорили до мечей и кровопролития. Народ стал разбегаться: в соседних слободках пряталось много горожан. Зная, что княгиня из простых, люди разговаривали с нею не таясь, просили вернуться с князем Петром да порядок навести. Да как вернёшься?   У них ни мечей, ни 
дружины, бояре же озверели. Выведет воевода Онуфрий Чудиныч своё воинство наперерез князю, - что тогда делать? Не с кем было посоветоваться Февронии; затаив в себе тревогу, до света не прилегла.
     Чуть  забрезжило, все ещё спали, распорядилась трогаться в путь и перевела дух , лишь когда миновали пустынную муромскую пристань и далее поплыли. Ветер в тот день дул встречный, гребцы пополудни совсем выбились из сил, так что пришлось сделать  остановку, не уплыв далеко от Мурома. Князь Пётр, даже пока ел, голову  к родному городу поворачивал, и на лице его явственно были написаны  тоска и  беспокойство. Феврония торопила продолжить плавание, чтобы скорей добраться до милого Ласкова, однако супруг её пожелал тут заночевать, словно ждал чего-то. И дождался. Прискакали из Мурома всадники, всех переполошили. Челядины князевы схватились за оружие, да на счастье тревога оказалась ложной. Всадники были посланцами, посланными догнать струги  князевы; они приступили к нему со слёзной просьбой вернуться в Муром.
     Февронию позвали к мужу на совет. Приблизившись, она сразу заметила, какой радостью сияет ясен сокол, хоть старается выглядеть ьперед гонцами сурово. Вздохнула: прощай Ласково. Встревожилась: уж не собирается ли князь Пётр прочь её отослать, раз надумал вернуться в Муром?
     - Зовут нас, княгиня, властвовать над Муромом, - важно сообщил к5нязь. – Что скажешь на это?
     Успокоенная ласковым его голосом, она спросила строго:
     - Почему не прибыл сам воевода Онуфрий Чудиныч да с первыми боярами?
     - Мечом посекли воеводу, - нахмурился князь Пётр. – Многие вельможи о т меча погибли, ибо каждый хотел державствовать, а ума не имел. Сами себя сгубили.
     Один из гонцов муромских, поклонившись, подал голос:
     - Господин князь, ото всех бояр уцелевших и от всего града к тебе пришли. Да не оставь нас, сирых, но возвратись в своё отечество и самодержавствуй.
     - Я на свете не один, - сердито напомнил князь Пётр. – Вы прогнали меня со княгиней.
     - Не мы прогнали, - возразил гонец. – Вернитесь оба. Да господствует княгиня Феврония над жёнами нашими, как ты над мужами.
     Князь Пётр торжествующе повернулся к Февронии:
     - Чего молчишь? Язык проглотила, княгиня?
    Тогда она села подле мужа и крепко взяла его за руку:
     - Пусть ряд на пергаменте запишут, а мы почитаеи да поставим свои имена.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2019


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.052459955215454 сек.