Портал "Дивное Дивеево"

Страничка монастыря расположена здесь - www.4udel.nne.ru

Господи, Иисусе Христе, Боже наш, благослови нам пищу и питие молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен во веки веков. Аминь. (И перекрестить пищу и питие.) Oтче наш, ...
На главную Книги Сказание о Петре и Февронии. Глава 7. Сказание о Петре и Февронии.
Глава 7. Сказание о Петре и Февронии.

Дело было на Николу весеннего. Прибежал от реки мальчонка звать Февронию: приплчл из Мурома струг, а на нём князь Пётр; знахарку кличут. Уронив веретено, бросив пряслице на пол, - Ой, мамоньки, сорок грехов наживу! – Феврония вскочила. Широко перекрестившись на км енную иконку Спасителя, перебравшуюся вместе с нею из родительского дома в  Фефёлину лачугу, она с радостно колотившимся сердцем устремилась на зов ясна сок- Обманщица ты, а не знахарка! – накинулся на Февронию Гордята. – Гляди, что делается с нашим господином.
     Князь Пётр разболелся сильнее прежнего: от язвочки, оставленной непомазанной, расползлись по телу молодецкому отвратительные струпья. Угнетаемый стыдом, он отворачивал лицо от девы и в ответ на её ласковое приветствие не захотел слова молвить.
     - Сей же час подавай свою мазь, а не то худо будет! – шумел Гордяа.
     Князь взмахнул худой рукой , велел ему уйти. Тот с неохотою повиновался.
     - Поможешь ли, девушка? – тихо спросил князь Пётр, когда они остались вдвоём.
     - Аль не говорила я летось, что долгим будет лечение, и возле тебя мне быть надо? Нетрудно очистить кожу, а болезнь-то у тебя внутри, - мягко укорила она.
     - Ты одно скажи: можно излечить меня либо нет? – нетерпеливо  тряхнул он головой, ещё недавно кудрявой.
     - Можно, светлый князь, - поспешила утешить она. – Имей терпение: не в един день ты занемог, не сразу выздоровеешь.
     - Ничего не пожалею, только помоги. Жизнь мне стала немила.
     - Здоров будешь и весел, свет мой князь, если выполнишь моё условие.
     Повисло молчание.
     - Хочешь, отдам тебе половину всего, чем владею?
      Не твоё богатство мне надо, сокол ясный, а право быть возле тебя.
     - Сокол-то ныне общипанный. А с деньгами любого жениха сыщешь.
     - Никого мне, кроме тебя, не надо.
     Задумался князь Пётр.
     - Ты девица милая, и не будь я князем, может, и женился бы на тебе. Сама посуди: разве может брат муромского государя взять в жёны дочь сельского древолазца!
      Зато прикинь, какое у девы приданое: твоё здоровье и счастье!  Ты же слово давал. Иван-царевич на лягушке женился, а слово сдержал.
     - Так он посадил её в узелок и спрятал от людей подальше. А тебя разве спрячешь? Народ станет мне в глаза смеяться, природные княгини с тобой знаться не захотят.
     - Что мне княгини? Только бы тебя спасти.
     - А каково мне будет насмешки сносить? Знаешь, что станут обо мне говорить?
     - А ныне как говорят? Что был князь Пётр, да весь коростой зарос.
     - Насильничаешь ты, дева, - нахмурился князь. – Руки выламываешь.
     - Да я тебя всю жизнь ждала. Теперь уж ни за что не отступлюсь. А как надумаешь венчаться, уведоми. Я  вмиг буду готова: бедной собраться – только подпоясаться.
   Вышла от князя сама не своя, прошла мимо Гордяты с надменно поднятой головой. Тот ворвался к князю:
     - Изловить её, притащить назад за косу?
     - А, брось! – безнадежно отмахнулся тот.
     Феврония знала, что пришёл час окончательного расставания с прежней жизнью: либо под венец, либо в омут. Нельзя  ей долее тут оставаться. Исторгало село Ласково своё порождение. Сделалось Неласково.

     В маленькой сельской церкви изумлённый батюшка Аким венчал древолазцеву дочь Февронию с залётным молодцем, понурым и бледным, терзаемым злым недугом. Невеста в лаптях стояла прямая и строгая; жениха, одетого и причёсанного  по-городски, поддерживал дружка – ражий малый мрачного вида. У входа сторожили ратники, не пропуская внутрь церкви любопытствовавших сельчан; да их, почитай, и не было: в мае не венчаются, народ пашет да сеет.
     О невиданной свадьбе не скоро бы узнали в Ласково, кабы не Фефёла. Выследила, как ратники от берега топали, всполошилась, побежала по селу; глядь, падчерица к церкви помчалась, только пятки засверкали. Сунулась Фефёла туда-сюда, сгорая от любопытства, да напрасно. А как увидала выходившую из церк5ви Февронию в окружении ратников, побежала по селу с воплем:
     - Умыкают нашу Хавронью, и отца родного дома нету, чтобы дочь защитить.
     Не успели новобрачные дойти до берега, как нагнали их ласковские мужи. Впереди с молотом в руке нёсся кузнец Неждан. Кабы не прыть Февронии, вышло бы кровопролитие. Шагнула она ласковцам навстречу, растопырив руки:
     - Чего вам, скаженные?
     - По доброй ли воле ты среди чужаков, девица, или насильно тебя удерживают? – спросил Неждан.
     - Иду по своей воле, - ответила она.. – И не девица я отныне, а мужняя жена.
     Опустили т опоры и дубины ласковские мужи, отступили. Тем временем слуги повели болтьного жениха на корабль; следом потянулись воины. Ласковцам ничего не оставалось, как отправиться восвояси.
     На берегу остался один Неждан. Он стоял, опустив тяжёлый молот, и ветер трепал волосы на егог непокрытой голове. Наезжане все до одного уже взошли на судно. Замешкавшаяся Феврония попросила кузнеца:
     - Кланяйся моему государю-тятеньке. Пусть не клянёт своё чадо, а пошлёт мне родительское благословение.
     Она хотела добавить ещё что-то, да со струга  знахарке крикнули, чтоб поторапливалась. Неждан стоял на берегу, пока увозивший Февронию струг нескрылся за поворотом берега.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2019


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.047991991043091 сек.