Портал "Дивное Дивеево"

Тропарь, глас 2 Путь и истина сый, Христе, спутника Ангела Твоего рабом Твоим ныне, якоже Товии иногда, посли сохраняюща, и невредимых, к славе Твоей, от всякаго зла во всяком благополучии ...
На главную Новости Блошиные козни
Блошиные козни
21/06/2011 09:30:49

А вот и Святые врата. Прими Небесная Заступница в Свой Дом!

Обуреваемый радостными чувствами от новой встречи с монастырем, разыскал знакомого уже мне монаха Максима, который ведает делами паломников, заботится о них; и сказав ему о намерении побыть в монастыре с месяц, попросил дать мне на это время послушание и, если можно, поселить не в братский корпус, как в прошлом году, а туда, где обычно живут паломники. Хочется испытать в монастыре все. Ответа пришлось ждать весь день, так как наместник еще с утра куда-то уехал, а только он решает, кого поселить, и кому дать послушание. Весь день протомился в неизвестности. Наместник вернулся вечером. Монах Максим побывал у него и, обрадовав меня положительным ответом, повел в корпус для паломников, который находится на подсобном хозяйстве монастыря. Дорогой он предупредил: «Если хотите испытать все, то ко всему и готовы будьте». «К чему ко всему?» - насторожился я. «Тут монастырь, всякое может быть, тем более за пределами Святой ограды», - уклончиво ответил монах Максим.

И это всякое, к чему надо быть готовым, не заставило себя ждать; причём, явилось совершенно с неожиданной, непредсказуемой стороны, о чем и писать-то как-то неловко, потому и колебался я после возвращения в Барнаул целых три месяца. А еще опасался, что мою публикацию могут неверно истолковать, нанеся моральный вред Святой обители. Но когда после нескольких моих устных рассказов понял, что в толковании происшедшего со мной случая нет ничего предосудительного и кощунственного, решился на более широкую огласку.

А случилось вот что.

В первую же ночь в монастыре на меня набросились... мириады блох! Встречались мне блохи и раньше, но чтоб в таком количестве!.. Неестественно, против всяких правил природы. Казалось, не было ни единого сантиметра моего тела, которого бы они пощадили. Неожиданная, непредвиденная пытка! Несколько раз за ночь выходил в коридор, но и там не находил спасения. Очень мелкие, почти невидимые для глаза блошки мелькали, как молния, и вонзались, вонзались, вонзались... Из коридора возвращался на кровать и вертелся на ней волчком.

Едва забрезжило за окном, мои сокелейники поднялись - кто торопился на послушание, кто в храм на службу. Я тоже вскочил. Давай оглядывать себя. Боже! Все тело словно в мыльной пене. Разглядев, понял - волдыри. Из некоторых сочилась жидкость. Видимо, расчесал. Зуд невыносимый. Взглянул на простынь - вся в кровяных пятнах.

— Как же вы здесь живете?! - возопил я в полнейшем аффекте.

На мое возмущение один из сокелейников - пятидесятилетний мужчина, назвавшийся Козьмой (имена изменены, авт.), спокойно разглаживая бороду-лопату, проговорил:

— Блохи для нашего смирения.

— И как... смирился?! - взвизгнул я, потому как новый укус ожег мое бедро. Такой метод смирения мне был еще не знаком.

— Я что... - продолжал спокойно наглаживать свою бороду Козьма. - Я никто тут. Хозяйка тут Царица Небесная. Она командует. Смиряйся.

Его спокойствие, невозмутимость меня немножко обескуражили. Попутно добавлю, что и в последующие дни он находился в необычайном смирении. О чем бы не заговорил с ним, в ответ неизменное: «Мы тут никто, Царица Небесная ведает всем». А спросишь о планах или пригласишь куда-то вместе сходить в ближайшее время, опять за свое: «Мы никто. Царица Небесная распоряжается. Не можем наперед знать, пойдем ли куда». Но что удивительно: эти бесконечные его повторения не были назойливы. И казалось, весь он был на виду, как открытая книга, работает на монастырском коровнике скотником, летом - пастухом. Четыре года одно и то же послушание. А вот кем был до монастыря, никто не знает. Да и сам он будто стер из памяти свое прошлое. На мой вопрос, кусают ли его блохи, ответил в присущей ему манере: «Царица Небесная тут хозяйка. Допустит, значит, так надо», его ответ вызвал у меня, покусанного с ног до головы, недоверие.

— Допустим, тебя не кусают, а как же другие терпят такие пытки ночные? - И я повернулся к остальным двум своим сокелейникам.

— Меня тоже не кусают. Вторую неделю тут, ни одна не тронула! - с гордостью возвестил длинный моложавый мужчина, назвавшийся Григорием. Оголившись до пояса, он показал свое тело. Действительно - ни одного волдыря! - А вот Андрей третьи сутки тут и третьи сутки его жварят, - говорит Григорий и обращается к парню, заправлявшему в это время свою пастель: - Покажи-ка.

Андрей поднял рубашку. Все тело в волдырях и сплошь измазано зеленкой. Смотреть было жутковато. Словно пупырчатая зеленая лягушка.

— Надо немедленно сообщить в санэпидстанцию? - говорю я. - Или наместнику! чтоб протравили.

Мое возмущение осталось гласом, вопиющего в пустыне.

— Блохи для смирения, - опять невозмутимо повторяет Козьма. - Мы ничего не можем. Царица Небесная может.

А меня уже забеспокоило другое:

— Как бы домой не привезти блох.

— Еще не было случая, чтоб кто-то привез их домой, они все остаются тут, - опять спокойно, хотя и убежденно заявил Козьма.

Весь день на послушании я чесался как шелудивый пес, но все тайком. Мне стыдно было от такой напасти и рассказать о своей беде никому не смел. И только перед Козьмой опять возопил, когда он, случайно встретившись со мной, поинтересовался:

— Как блошки?

— Терпения нет! Ползают нахально, как по неживому! И жварят, жварят - будто угольки раскаленные подставляют то там, то там...

— Если матушка Царица Небесная направит тебя Причаститься, увидишь, что будет.

И я начал готовиться к Таинству Святого Причащения. С постоянной молитвою нес послушания. В свободное время читал каноны, ощущая, как количество блох на моем теле непрерывно возрастает. Хотя, казалось бы, куда уж возрастать? А ночью налетели тучами. Какой уж там сон. Однако Причаститься на следующий день не решился, чувствовал: не очистил всю ту греховную грязь, которая налипла на меня за дорогу.

На третью ночь по совету паломников сотворил специальную молитву против насекомых. Не помогла. Всю ночь тело мое горело как в огне. Ничего подобного никогда в жизни не испытывал. И не знаю, бывает ли где подобное? Утром, изнемогая от непрестанных укусов, прочитал «Последования ко Святому Причащению», и отправился в храм. Стою в ожидании исповеди и чувствую, как блохи ползают по мне, шныряют, снуют туда-сюда, туда-сюда и жгут со всех сторон. Но когда подошел к Святой Чаше и принял в себя Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, блохи мгновенно исчезли. В наступившую ночь спал спокойно, Утром осмотрел себя и не поверил глазам: ни одного волдыря. Подсохли и расчёсы. Будто весь этот блошиный кошмар приснился, и только кровяные пятна на простыне опровергали такое предположение.

В этот же день я побывал у старца Батюшки Адриана. Естественно, рассказал про ночные муки.

— Это бесы нагнали на тебя блох, чтоб ты сбежал из монастыря. - Он помолчал. - А с соседней койки мужика, небось, не трогали? - Батюшкины губы сложились в чуть заметную улыбку.

— Да. Он уже больше недели как приехал, и за это время ни одна блоха не укусила, а ведь наши кровати рядом. Спим - голова к голове. Почему, батюшка, одних кусают, а других нет?

— А зачем бесам нагонять блох на своих?

Этот вопрос старца, в котором заключался и ответ, возрадовал меня. А раз так, то теперь я с радостью готов стерпеть укусы и дальше, чтоб показать нечистой силе, что я не поддамся ее ухищрениям, останусь в монастыре. И чтоб выяснить все до конца, спросил у батюшки:

— Почему же меня в прошлом году бесы не гнали из монастыря?

— В прошлом году ты жил в братском корпусе. В нем намолено монахами. А среди паломников есть и бесноватые, и грешники большие. Там бесам раздолье. Если уж ты оказался среди людей, то поменьше говори и причащайся каждую неделю.

…В тот же день причастился и Андрей; но, к моему удивлению, блохи не только не оставили его, а наоборот, набросились с еще большим остервенением, и в таком количестве, будто все мои перекинулись на него. Утром в разговоре выяснилось: приходя с послушания, Андрей, усталый от работы и изнуренный бессонными ночами, тот час же ложился спать и к Таинствам Святого Причастия почти не готовился. Но когда через двое суток он, хорошо приготовившись, причастился, мириады блох мгновенно оставили его, как и меня, будто никогда не бывало их в нашей келье. И только кровь на моей простыне, да зеленка на теле Андрея, напоминали о недавнем бесовском нападении. После таких явных действий бесов, и не менее явного проявления Божией силы Андрей усердно начал молиться и почти все время молчал, Когда же я пытался поговорить с ним, расспросить о его жизни в миру, разговор не клеился.

А вот Григорий продолжал гордиться, что блохи не трогают его; и уверял всех, дескать, Господь бережет - не допускает всякой твари набрасываться на него. Григорий оказался высокообразованным человеком. Помнил авторов многих икон, архитекторов известных храмов и любил поговорить на эту тему. Иногда к нему заходил из соседней кельи такой же знаток, и они будто устраивали соревнование, кто кого перещеголяет в богословских премудростях.

Валентин Зайцев

 
Комментарии
Всего комментариев: 1
2011/06/21, 20:11:07
Мы так часто забываем, что на всё воля Божия. Даже в таком.
Ирина
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2021


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.053534030914307 сек.