Портал "Дивное Дивеево"

Официальная страница монастыря www.diveevo-monastyr.ru

Тропарь,Глас 4 Творче и Создателю всяческих, Боже, дела рук наших, ко славе Твоей начинаемая, Твоим благословением спешно исправи, и нас от всякаго зла избави, яко един всесилен и Человеколюбец. ...
На главную Новости 7 апреля. Благовещение Пресвятой Богородицы.
7 апреля. Благовещение Пресвятой Богородицы.
06/04/2022 15:40:58

25 марта по старому стилю / 7 апреля по новому стилю
четверг
Седмица 5-я Великого поста. Глас 8.
Великий пост.
Разрешается рыба.

Благовещение Пресвятой Богородицы
Четверток Великого канона. Преставление свт. Тихона, патриарха Московского и всея России (1925). Прп. Саввы Нового (1948).
Иконы Благовещения Божией Матери (XVI).


Литургия св. Иоанна Златоуста.

Утр. – Лк., 4 зач., I, 39–49, 56. На 6-м часе: Ис. XLII, 5–16. На веч.: Быт. XVIII, 20–33. Притч. XVI, 17 – XVII, 17. Благовещения: Исх. III, 1–8. Притч. VIII, 22–30. Лит. – Евр., 306 зач., II, 11–18. Лк., 3 зач., I, 24–38.

На трапезе разрешается рыба.

Пение Великого канона прп. Андрея Критского переносится на утреню вторника 5-й седмицы Великого поста (см. Типикон, 26 марта, 7-я Маркова глава).

На утрене величание: «Архангельский глас вопием Ти, Чистая: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою». На 9-й песни «Честнейшую» не поем, но поем припев праздника: «Благовествуй, земле, радость велию, хвалите, Небеса, Божию славу».

Тропарь праздника, глас 4:
Днесь спасе́ния на́шего глави́зна/ и е́же от ве́ка та́инства явле́ние:/ Сын Бо́жий Сын Де́вы быва́ет,/ и Гаврии́л благода́ть благовеству́ет./ Те́мже и мы с ним Богоро́дице возопии́м:/ ра́дуйся, Благода́тная,// Госпо́дь с Тобо́ю.

Кондак праздника, глас 8:
Взбра́нной Воево́де победи́тельная,/ я́ко изба́вльшеся от злых,/ благода́рственная воспису́ем Ти, раби́ Твои́, Богоро́дице,/ но, я́ко иму́щая держа́ву непобеди́мую,/ от вся́ких нас бед свободи́, да зове́м Ти:// ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Величание:
Арха́нгельский глас/ вопие́м Ти, Чи́стая:/ ра́дуйся,/ Благода́тная,// Госпо́дь с Тобо́ю.

Задостойник, глас 4:
́Яко одушевле́нному Бо́жию киво́ту,/ да ника́коже ко́снется рука́ скве́рных,/ устне́ же ве́рных Богоро́дице немо́лчно,/ глас А́нгела воспева́юще,/ с ра́достию да вопию́т:/ ра́дуйся, Благода́тная,// Госпо́дь с Тобо́ю.

Мысли свт. Феофана Затворника
«Падению предшествует надменность» («злопомышление») (Притч.16:18).
Стало быть, не допускай мыслей злых, и не будет падений. Между тем, о чем больше всего небрегут? О мыслях. Им позволяют бурлить сколько и как угодно, и думать не думают когда-нибудь укрощать их или направлять к разумным занятиям.

А между тем, в этой суматохе внутренней подходит враг, влагает зло в сердце, обольщает его и склоняет на это зло. И человек, сам того не замечая, является готовым на зло. Остается ему или исполнять скованное сердцем зло, или бороться. Но то наше горе, что за последнее никто почти не берется, а все, как связанные, ведутся на зло.


Благовещение Пресвятой Богородицы

Празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы празд­ну­ет­ся 7 ап­ре­ля (нов ст.), от­сто­ит ров­но на 9 ме­ся­цев от да­ты празд­но­ва­ния Рож­де­ства Хри­сто­ва, име­ет один день пред­праздн­ства и один день по­праздн­ства, в ко­то­рый празд­ну­ет­ся Со­бор ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла. Пред­праздн­ство и по­праздн­ство от­ла­га­ют­ся, ес­ли Бла­го­ве­ще­ние слу­ча­ет­ся на Страст­ной или Свет­лой сед­ми­це.

На­зва­ние празд­ни­ка ука­зы­ва­ет на ка­кое-то осо­бое, неслы­хан­ное ра­нее «ра­дост­ное из­ве­стие», про­зву­чав­шее еди­но­жды в ми­ро­вой ис­то­рии. Этим и объ­яс­ня­ет­ся от­сут­ствие у празд­ни­ка уточ­ня­ю­ще­го смысл под­за­го­лов­ка (осо­бен­но в оби­ход­ной ре­чи): про­из­но­ся од­но лишь сло­во «Бла­го­ве­ще­ние», мы не бо­им­ся быть невер­но по­ня­ты­ми, ибо «ра­дост­ных из­ве­стий» бы­ло мно­го, но Бла­го­ве­ще­ние слу­чи­лось лишь од­на­жды. Та­ким об­ра­зом, на­зва­ние празд­ни­ка «Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це» бук­валь­но озна­ча­ет: «Ра­дост­ная весть [со­об­щен­ная] Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це». Ка­кая же ра­дост­ная весть со­став­ля­ет су­ще­ство празд­ни­ка? Кто был вест­ни­ком?

Из Еван­ге­лия от Лу­ки (ибо толь­ко он опи­сы­ва­ет дан­ное со­бы­тие) мы узна­ём, что немно­гим бо­лее двух ты­сяч лет то­му на­зад в ма­лень­ком па­ле­стин­ском го­род­ке На­за­ре­те со­вер­ши­лось пре­вос­хо­дя­щее на­ше ра­зу­ме­ние со­бы­тие — при­ро­да Бо­га со­еди­ни­лась с при­ро­дой че­ло­ве­ка. Здесь жи­ла скром­ная под­дан­ная рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста, юная Ма­рия, к то­му вре­ме­ни си­ро­та. Она про­ис­хо­ди­ла из ди­на­стии ца­ря Да­ви­да, к ко­то­рой при­над­ле­жал и Иосиф, хра­ни­тель дев­ства Ма­рии, по­жи­лой вдо­вец, ко­то­ро­му Она бы­ла об­ру­че­на во ис­пол­не­ние тра­ди­ции, вос­пре­щав­шей доб­ро­де­тель­ной жен­щине оста­вать­ся оди­но­кой. Иосиф был бе­ден, ра­зу­ме­ет­ся, не афи­ши­ро­вал свое про­ис­хож­де­ние (это бы­ло смер­тель­но опас­но!) и вел жизнь про­сто­го ре­мес­лен­ни­ка.

Мож­но пред­ста­вить чув­ства юной Де­вы, Ко­то­рой, во вре­мя от­сут­ствия Иоси­фа, вдруг зри­мо пред­стал небес­ный вест­ник, ан­гел Гав­ри­ил.

«Ан­гел, вой­дя к Ней, ска­зал:
"Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная! С То­бою Гос­подь!"

Но Она силь­но сму­ти­лась от его слов и ста­ла раз­ду­мы­вать, что же зна­чит та­кое при­вет­ствие. И ска­зал Ей ан­гел:

"Не стра­шись, Ма­ри­ам,
ибо Ты об­ре­ла ми­лость у Бо­га:
и вот, Ты зач­нешь и ро­дишь Сы­на,
и на­ре­чешь Ему имя: Иисус.

И бу­дет Он ве­лик,
и на­зо­вут Его Сы­ном Все­выш­не­го."

И ска­за­ла Ма­ри­ам ан­ге­лу:
"Как же бу­дет это, ес­ли Я не знаю му­жа?"

И ан­гел ска­зал Ей в от­вет:
"Дух Свя­той сой­дет на Те­бя,
и Си­ла Выш­не­го осе­нит Те­бя,

по­то­му Ди­тя Твое бу­дет свя­то
и на­ре­чет­ся: Сын Бо­жий."

То­гда Ма­ри­ам ска­за­ла:
"Пред то­бою ра­ба Гос­под­ня; да бу­дет со Мною, как ты ска­зал."
И уда­лил­ся от Нее ан­гел» (Лк.1:28-32, Лк.1:34-35, Лк.1:38).


О со­вер­шив­шем­ся в эти мгно­ве­ния та­ин­стве труд­но го­во­рить: лю­бые сло­ва ка­жут­ся непро­сти­тель­ной дер­зо­стью. Здесь при­ста­ло толь­ко бла­го­го­вей­ное со­зер­ца­ние тай­ны: «удо­бее мол­ча­ние» (при­ли­че­ству­ет мол­ча­ние), как по­ет­ся в од­ном из бо­го­ро­дич­ных гим­нов.

По­ста­ра­ем­ся лишь по­нять: то, что за­ни­ма­ет несколь­ко строк еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния, под­го­тав­ли­ва­лось всей ис­то­ри­ей вет­хо­за­вет­но­го че­ло­ве­че­ства, и в диа­ло­ге ан­ге­ла и Де­вы Ма­рии эта ис­то­рия об­ре­ла свой смысл и дол­го­ждан­ное за­вер­ше­ние. Вет­хий за­вет (что зна­чит бук­валь­но «древ­ний со­юз», «ста­рый до­го­вор") Бо­га с че­ло­ве­ком, имев­ший ха­рак­тер под­го­то­ви­тель­ный и вре­мен­ный, от­ныне сме­ня­ет­ся но­вым со­ю­зом со всем че­ло­ве­че­ством и на все вре­ме­на.

Од­ни­ми лишь сво­и­ми си­ла­ми че­ло­век не мог пре­одо­леть глу­бо­чай­шую про­пасть, раз­верз­шу­ю­ся меж­ду ним и Бо­гом, ибо страш­ный удар, со­тряс­ший его в неза­па­мят­ные вре­ме­на ("гре­хо­па­де­ние пра­ро­ди­те­лей"), рас­ко­лол его свер­ху до­ни­зу: от выс­ше­го со­зна­ния до те­лес­ной при­ро­ды. Он пе­ре­стал при­над­ле­жать Сво­е­му Со­зда­те­лю, а зна­чит — и сво­е­му ра­зум­но­му "я". По­тре­бо­ва­лась встре­ча и ре­аль­ное со­еди­не­ние Бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды через Бо­го­во­пло­ще­ние. Толь­ко так мог­ла быть воз­вра­ще­на в пер­во­здан­ное до­сто­ин­ство це­лост­ная при­ро­да че­ло­ве­ка. И в ли­це Ма­рии че­ло­ве­че­ство до­стиг­ло выс­шей точ­ки сво­е­го ду­хов­но-нрав­ствен­но­го раз­ви­тия и очи­ще­ния на пу­тях вос­ста­нов­ле­ния Со­ю­за с Бо­гом.

Неза­ме­чен­ным бы­ло яв­ле­ние Де­ве Ма­рии вест­ни­ка Небес, ни­кто не слы­шал про­ис­шед­ше­го меж­ду ни­ми раз­го­во­ра. Ни­чуть не из­ме­ни­лась ви­ди­мая жизнь ни в са­мом На­за­ре­те, ни тем бо­лее в гор­де­ли­вом Ри­ме по­сле ис­чез­но­ве­ния ан­ге­ла. Но как уди­ви­лись бы жи­те­ли огром­ной мно­го­языч­ной Им­пе­рии, ес­ли бы узна­ли, что имен­но в этом непри­мет­ном со­бы­тии на­шла свое оправ­да­ние и за­вер­ше­ние вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства от Ада­ма и что их по­том­ки ста­нут от­счи­ты­вать Но­вую эру от Дня Рож­де­ния маль­чи­ка, ко­то­ро­го окру­жа­ю­щие пре­не­бре­жи­тель­но на­зы­ва­ли «сы­ном плот­ни­ка»!

«Се­го­дня — на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния...», — по­ет­ся за бо­го­слу­же­ни­ем празд­ни­ка Бла­го­ве­ще­ния. Про­дол­же­ни­ем его станет жизнь Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста – «Вто­ро­го Ада­ма», а за­вер­ше­ни­ем — Тай­ная ве­че­ря, Гол­го­фа, воз­глас «Со­вер­ши­лось!», нис­хож­де­ние во Ад, Три­днев­ное Вос­кре­се­ние, Воз­не­се­ние и си­де­ние «одес­ную От­ца».

Древ­ний на­род­ный обы­чай в день Бла­го­ве­ще­ния вы­пус­кать из кле­ток на во­лю пле­нен­ных птиц ме­ло­ди­че­ски за­пе­чат­лен в пре­крас­ных сти­хах А. Пуш­ки­на и Ф. Ту­ман­ско­го.

Ли­те­ра­ту­ра: Ру­бан Ю. Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Л.: «Хро­но­граф», 1991; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2002. Том V, с. 254-268 (при­ве­де­на по­дроб­ная биб­лио­гра­фия).

Четверток Великого канона. Мариино стояние

Четверток Великого канона. Согласно церковному Уставу, в канун четверга пятой седмицы Великого поста со времен VI Вселенского Собора совершается очень строгая и долгая служба – "Мариино стояние", на котором, с множеством земных поклонов, полностью прочитывается Великий покаянный канон святого Андрея Критского и Житие преподобной Марии Египетской. Как говорится в древней церковной книге, именуемой "Синаксарь":

Это было установлено с той целью, чтобы ввиду приближающегося окончания Святой Четыредесятицы (то есть Великого поста) люди, проявившие себя ленивыми к духовным подвигам, не впали в небрежное забвение и не перестали бы вовсе быть целомудренными: то есть ради возбуждения в людях покаянного чувства и побуждения их к исправлению как на многочисленных примерах из всей библейской истории, от Адама до апостольской проповеди, проходящих в Каноне, так и на примере одной жизни, "явившей сперва бездну греха и затем высоту добродетели"...

Святитель Тихон (Белавин) Московский и всея Руси, патриарх

Ва­си­лий Ива­но­вич Бе­ла­вин (бу­ду­щий пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си) ро­дил­ся 19 ян­ва­ря 1865 го­да в се­ле Клин То­ро­пец­ко­го уез­да Псков­ской гу­бер­нии, в бла­го­че­сти­вой се­мье свя­щен­ни­ка с пат­ри­ар­халь­ным укла­дом. Де­ти по­мо­га­ли ро­ди­те­лям по хо­зяй­ству, хо­ди­ли за ско­ти­ной, все уме­ли де­лать сво­и­ми ру­ка­ми.

В де­вять лет Ва­си­лий по­сту­па­ет в То­ро­пец­кое Ду­хов­ное учи­ли­ще, а в 1878 го­ду, по окон­ча­нии, по­ки­да­ет ро­ди­тель­ский дом, чтобы про­дол­жить об­ра­зо­ва­ние в Псков­ской се­ми­на­рии. Ва­си­лий был доб­ро­го нра­ва, скром­ный и при­вет­ли­вый, уче­ба да­ва­лась ему лег­ко, и он с ра­до­стью по­мо­гал од­но­курс­ни­кам, ко­то­рые про­зва­ли его «ар­хи­ере­ем». За­кон­чив се­ми­на­рию од­ним из луч­ших уче­ни­ков, Ва­си­лий успеш­но сдал эк­за­ме­ны в Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную ака­де­мию в 1884 го­ду. И но­вое ува­жи­тель­ное про­зви­ще – «пат­ри­арх», по­лу­чен­ное им от ака­де­ми­че­ских дру­зей и ока­зав­ше­е­ся про­вид­че­ским, го­во­рит об об­ра­зе его жиз­ни в то вре­мя. В 1888 го­ду за­кон­чив ака­де­мию 23-лет­ним кан­ди­да­том бо­го­сло­вия, он воз­вра­ща­ет­ся в Псков и три го­да пре­по­да­ет в род­ной се­ми­на­рии. В 26 лет, по­сле се­рьез­ных раз­ду­мий, он де­ла­ет пер­вый свой шаг за Гос­по­дом на крест, пре­кло­нив во­лю под три вы­со­ких мо­на­ше­ских обе­та – дев­ства, ни­ще­ты и по­слу­ша­ния. 14 де­каб­ря 1891 го­да он при­ни­ма­ет по­стриг с име­нем Ти­хон, в честь свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го, на сле­ду­ю­щий день его ру­ко­по­ла­га­ют в иеро­ди­а­ко­на, и вско­ре – в иеро­мо­на­ха.

В 1892 го­ду о. Ти­хо­на пе­ре­во­дят ин­спек­то­ром в Холм­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, где ско­ро он ста­но­вит­ся рек­то­ром в сане ар­хи­манд­ри­та. А 19 ок­тяб­ря 1899 го­да в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния его во епи­ско­па Люб­лин­ско­го с на­зна­че­ни­ем ви­ка­ри­ем Холм­ско-Вар­шав­ской епар­хии. Толь­ко год про­был свя­ти­тель Ти­хон на сво­ей пер­вой ка­фед­ре, но, ко­гда при­шел указ о его пе­ре­во­де, го­род на­пол­нил­ся пла­чем – пла­ка­ли пра­во­слав­ные, пла­ка­ли уни­а­ты и ка­то­ли­ки, ко­то­рых то­же бы­ло мно­го на Холм­щине. Го­род со­брал­ся на вок­зал про­во­жать так ма­ло у них по­слу­жив­ше­го, но так мно­го ими воз­люб­лен­но­го ар­хи­пас­ты­ря. На­род си­лой пы­тал­ся удер­жать отъ­ез­жа­ю­ще­го вла­ды­ку, сняв по­езд­ную об­слу­гу, а мно­гие и про­сто лег­ли на по­лот­но же­лез­ной до­ро­ги, не да­вая воз­мож­но­сти увез­ти от них дра­го­цен­ную жем­чу­жи­ну – пра­во­слав­но­го ар­хи­ерея. И толь­ко сер­деч­ное об­ра­ще­ние са­мо­го вла­ды­ки успо­ко­и­ло на­род. И та­кие про­во­ды окру­жа­ли свя­ти­те­ля всю его жизнь. Пла­ка­ла пра­во­слав­ная Аме­ри­ка, где и по­ныне его име­ну­ют Апо­сто­лом Пра­во­сла­вия, где он в те­че­ние се­ми лет муд­ро ру­ко­во­дил паст­вой: пре­одоле­вая ты­ся­чи миль, по­се­щал труд­но­до­ступ­ные и от­да­лен­ные при­хо­ды, по­мо­гал обу­стра­и­вать их ду­хов­ную жизнь, воз­во­дил но­вые хра­мы, сре­ди ко­то­рых – ве­ли­че­ствен­ный Свя­то-Ни­коль­ский со­бор в Нью-Йор­ке. Его паства в Аме­ри­ке воз­рос­ла до че­ты­рех­сот ты­сяч: рус­ские и сер­бы, гре­ки и ара­бы, об­ра­щен­ные из уни­ат­ства сло­ва­ки и ру­си­ны, ко­рен­ные жи­те­ли – кре­о­лы, ин­дей­цы, але­уты и эс­ки­мо­сы.

Воз­глав­ляя в те­че­ние се­ми лет древ­нюю Яро­слав­скую ка­фед­ру, по воз­вра­ще­нии из Аме­ри­ки, свя­ти­тель Ти­хон вер­хом на ло­ша­ди, пеш­ком или на лод­ке до­би­рал­ся в глу­хие се­ла, по­се­щал мо­на­сты­ри и уезд­ные го­ро­да, при­во­дил цер­ков­ную жизнь в со­сто­я­ние ду­хов­ной спло­чен­но­сти. С 1914 го­да по 1917 год он управ­ля­ет Ви­лен­ской и Ли­тов­ской ка­фед­рой. В Первую ми­ро­вую вой­ну, ко­гда нем­цы бы­ли уже под сте­на­ми Виль­но, он вы­во­зит в Моск­ву мо­щи Ви­лен­ских му­че­ни­ков, дру­гие свя­ты­ни и, воз­вра­тив­шись в еще не за­ня­тые вра­гом зем­ли, слу­жит в пе­ре­пол­нен­ных хра­мах, об­хо­дит ла­за­ре­ты, бла­го­слов­ля­ет и на­пут­ству­ет ухо­дя­щие за­щи­щать Оте­че­ство вой­ска.

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны свя­той Иоанн Крон­штадт­ский в од­ной из бе­сед со свя­ти­те­лем Ти­хо­ном ска­зал ему: «Те­перь, Вла­ды­ко, са­ди­тесь Вы на мое ме­сто, а я пой­ду от­дох­ну». Спу­стя несколь­ко лет про­ро­че­ство стар­ца сбы­лось, ко­гда мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ти­хон жре­би­ем был из­бран пат­ри­ар­хом. В Рос­сии бы­ло смут­ное вре­мя, и на от­крыв­шем­ся 15 ав­гу­ста 1917 го­да Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви был под­нят во­прос о вос­ста­нов­ле­нии пат­ри­ар­ше­ства на Ру­си. Мне­ние на­ро­да на нем вы­ра­зи­ли кре­стьяне: «У нас боль­ше нет Ца­ря, нет от­ца, ко­то­ро­го мы лю­би­ли; Си­нод лю­бить невоз­мож­но, а по­то­му мы, кре­стьяне, хо­тим пат­ри­ар­ха».

Вре­мя бы­ло та­кое, ко­гда все и всех охва­ти­ла тре­во­га за бу­ду­щее, ко­гда ожи­ла и раз­рас­та­лась зло­ба и смер­тель­ный го­лод за­гля­нул в ли­цо тру­до­во­му лю­ду, страх пе­ред гра­бе­жом и на­си­ли­ем про­ник в до­ма и хра­мы. Пред­чув­ствие все­об­ще­го на­дви­га­ю­ще­го­ся ха­о­са и цар­ства ан­ти­хри­ста объ­яло Русь. И под гром ору­дий, под стре­кот пу­ле­ме­тов по­став­ля­ет­ся Бо­жи­ей ру­кой на пат­ри­ар­ший пре­стол пер­во­свя­ти­тель Ти­хон, чтобы взой­ти на свою Гол­го­фу и стать свя­тым Пат­ри­ар­хом-му­че­ни­ком. Он го­рел в огне ду­хов­ной му­ки еже­час­но и тер­зал­ся во­про­са­ми: «До­ко­ле мож­но усту­пать без­бож­ной вла­сти?» Где грань, ко­гда бла­го Церк­ви он обя­зан по­ста­вить вы­ше бла­го­по­лу­чия сво­е­го на­ро­да, вы­ше че­ло­ве­че­ской жиз­ни, при­том не сво­ей, но жиз­ни вер­ных ему пра­во­слав­ных чад. О сво­ей жиз­ни, о сво­ем бу­ду­щем он уже со­всем не ду­мал. Он сам был го­тов на ги­бель еже­днев­но. «Пусть имя мое по­гибнет в ис­то­рии, толь­ко бы Церк­ви бы­ла поль­за», – го­во­рил он, идя во­след за сво­им Бо­же­ствен­ным Учи­те­лем до кон­ца.

Как слез­но пла­чет но­вый пат­ри­арх пред Гос­по­дом за свой на­род, Цер­ковь Бо­жию: «Гос­по­ди, сы­ны рос­сий­ские оста­ви­ли За­вет Твой, раз­ру­ши­ли жерт­вен­ни­ки Твои, стре­ля­ли по хра­мо­вым и кремлев­ским свя­ты­ням, из­би­ва­ли свя­щен­ни­ков Тво­их...» Он при­зы­ва­ет рус­ских лю­дей очи­стить серд­ца по­ка­я­ни­ем и мо­лит­вой, вос­кре­сить «в го­ди­ну Ве­ли­ко­го по­се­ще­ния Бо­жия в ны­неш­нем по­дви­ге пра­во­слав­но­го рус­ско­го на­ро­да свет­лые неза­бвен­ные де­ла бла­го­че­сти­вых пред­ков». Для подъ­ема в на­ро­де ре­ли­ги­оз­но­го чув­ства по его бла­го­сло­ве­нию устра­и­ва­лись гран­ди­оз­ные крест­ные хо­ды, в ко­то­рых неиз­мен­но при­ни­мал уча­стие свя­тей­ший. Без­бо­яз­нен­но слу­жил он в хра­мах Моск­вы, Пет­ро­гра­да, Яро­слав­ля и дру­гих го­ро­дов, укреп­ляя ду­хов­ную паст­ву. Ко­гда под пред­ло­гом по­мо­щи го­ло­да­ю­щим бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка раз­гро­ма Церк­ви, пат­ри­арх Ти­хон, бла­го­сло­вив жерт­во­вать цер­ков­ные цен­но­сти, вы­сту­пил про­тив по­ся­га­тельств на свя­ты­ни и на­род­ное до­сто­я­ние. В ре­зуль­та­те он был аре­сто­ван и с 16 мая 1922 го­да по июнь 1923 го­да на­хо­дил­ся в за­то­че­нии. Вла­сти не сло­ми­ли свя­ти­те­ля и бы­ли вы­нуж­де­ны вы­пу­стить его, од­на­ко ста­ли сле­дить за каж­дым его ша­гом. 12 июня 1919 го­да и 9 де­каб­ря 1923 го­да бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки убий­ства, при вто­ром по­ку­ше­нии му­че­ни­че­ски по­гиб ке­лей­ник Свя­тей­ше­го Яков По­ло­зов. Несмот­ря на го­не­ния, свя­ти­тель Ти­хон про­дол­жал при­ни­мать на­род в Дон­ском мо­на­сты­ре, где он уеди­нен­но жил, и лю­ди шли нескон­ча­е­мым по­то­ком, при­ез­жая ча­сто из­да­ле­ка или пеш­ком пре­одоле­вая ты­ся­чи верст. По­след­ний му­чи­тель­ный год сво­ей жиз­ни он, пре­сле­ду­е­мый и боль­ной, неиз­мен­но слу­жил по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням. 23 мар­та 1925 го­да он со­вер­шил по­след­нюю Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в церк­ви Боль­шо­го Воз­не­се­ния, а в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы по­чил о Гос­по­де с мо­лит­вой на устах.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Ти­хо­на, пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, про­изо­шло на Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 9 ок­тяб­ря 1989 го­да, в день пре­став­ле­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и мно­гие ви­дят в этом Про­мысл Бо­жий. «Де­ти, лю­би­те друг дру­га! – го­во­рит в по­след­ней про­по­ве­ди апо­стол Иоанн. – Это за­по­ведь Гос­под­ня, ес­ли со­блю­де­те ее, то и до­воль­но».

В уни­сон зву­чат по­след­ние сло­ва пат­ри­ар­ха Ти­хо­на: «Чад­ца мои! Все пра­во­слав­ные рус­ские лю­ди! Все хри­сти­ане! Толь­ко на ка­ме­ни вра­че­ва­ния зла доб­ром со­зи­ждет­ся неру­ши­мая сла­ва и ве­ли­чие на­шей Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, и неуло­ви­мо да­же для вра­гов бу­дет Свя­тое имя ее, чи­сто­та по­дви­га ее чад и слу­жи­те­лей. Сле­дуй­те за Хри­стом! Не из­ме­няй­те Ему. Не под­да­вай­тесь ис­ку­ше­нию, не гу­би­те в кро­ви от­мще­ния и свою ду­шу. Не будь­те по­беж­де­ны злом. По­беж­дай­те зло доб­ром!»

Про­шло 67 лет со дня кон­чи­ны свя­ти­те­ля Ти­хо­на, и Гос­подь да­ро­вал Рос­сии свя­тые его мо­щи в укреп­ле­ние ее на пред­ле­жа­щие труд­ные вре­ме­на. По­ко­ят­ся они в боль­шом со­бо­ре Дон­ско­го мо­на­сты­ря.

Преподобный Савва Новый, иеромонах

Свя­той Сав­ва (мир­ское имя Ва­си­лий) ро­дил­ся в 1862 го­ду в се­ле­нии Ирак­ли­ца об­ла­сти Во­сточ­ная Фра­кия. Его ро­ди­те­ли бы­ли бед­ны­ми и про­сты­ми людь­ми. Зва­ли их Кон­стан­тин и Сма­раг­да.

С ран­не­го дет­ства Ва­си­лия от­ли­ча­ла глу­бо­кая ве­ра и лю­бовь к Церк­ви. Лю­би­мым его за­ня­ти­ем бы­ло чте­ние жи­тий­ной ли­те­ра­ту­ры, ко­то­рое вос­пла­ме­ни­ло его серд­це же­ла­ни­ем по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Од­на­ко ро­ди­те­ли бы­ли ка­те­го­ри­че­ски про­тив то­го, чтобы сын ушёл в мо­на­стырь, и хо­те­ли сде­лать его ла­воч­ни­ком. Несмот­ря на угро­зы ма­те­ри, юно­ша бе­жал из до­ма и при­шёл в ка­ли­ву Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Афон­ском ски­ту свя­той пра­вед­ной Ан­ны.

Через две­на­дцать лет по­движ­ни­че­ской жиз­ни на Свя­той Го­ре Сав­ва от­пра­вил­ся па­лом­ни­ком в Иеру­са­лим и, по­кло­нив­шись свя­тым ме­стам, при­нял по­стриг в мо­на­сты­ре свя­то­го Ге­ор­гия Хо­зе­ви­та в 1890 го­ду. В 1894 игу­мен оби­те­ли Ка­лин­ник бла­го­сло­вил его вер­нуть­ся на Свя­тую Го­ру Афон для со­вер­шен­ство­ва­ния в пи­са­нии икон и изу­че­ния ви­зан­тий­ской цер­ков­ной му­зы­ки.

В 1897 го­ду Сав­ва вер­нул­ся в Иеру­са­лим, где оста­вал­ся вплоть до 1916 го­да. В этот пе­ри­од Свя­той под­ви­зал­ся на бе­ре­гах Иор­да­на. В 1903 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и в те­че­ние трёх лет слу­жил при пат­ри­ар­шей шко­ле Все­чест­но­го Кре­ста в Иеру­са­ли­ме. За­тем свя­той вновь уда­лил­ся в скит Ху­зи­вской оби­те­ли, где про­во­дил стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь. Един­ствен­ны­ми его за­ня­ти­я­ми бы­ли мо­лит­ва и ико­но­пись. Ел он пше­нич­ные зер­на, раз­мо­чен­ные в во­де, не ча­ще од­но­го ра­за в день, и от­пи­вал немно­го во­ды из ре­ки.

В 1916 го­ду свя­той вер­нул­ся в Гре­цию. Два го­да про­вёл на ост­ро­ве Пат­моc, а за­тем несколь­ко ме­ся­цев на Афоне. Ко­гда Сав­ва узнал, что мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский Нек­та­рий разыс­ки­ва­ет его, он тот­час от­пра­вил­ся на ост­ров Эги­на. При свя­том Нек­та­рии он оста­вал­ся два го­да (до его бла­жен­ной кон­чи­ны). Об­ще­ние с ве­ли­ким по­движ­ни­ком на­ше­го вре­ме­ни, его тер­пе­ние во вре­мя ис­пы­та­ний и бо­лез­ней, сми­ре­ние, оте­че­ские со­ве­ты и, на­ко­нец, са­ма его смерть, со­про­вож­дав­ша­я­ся мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми, – все это за­вер­ши­ло ду­хов­ное раз­ви­тие свя­то­го Сав­вы.

По­сле от­пе­ва­ния свя­ти­те­ля Нек­та­рия пре­по­доб­ный Сав­ва ушёл в за­твор. Спу­стя со­рок дней пол­но­го уеди­не­ния он вы­шел из ке­ллии, дер­жа в ру­ках первую ико­ну свя­то­го Нек­та­рия, и по­ве­лел на­сто­я­тель­ни­це мо­на­сты­ря по­ме­стить её в хра­ме для по­кло­не­ния. По­сле то­го, как она ста­ла воз­ра­жать и го­во­рить, что свя­той Нек­та­рий ещё не про­слав­лен Цер­ко­вью, пре­по­доб­ный Сав­ва ска­зал: «Ты долж­на ока­зать по­слу­ша­ние. Возь­ми ико­ну, по­ставь её в хра­ме и впредь не про­тивь­ся Во­ле Бо­жи­ей».

По­сле смер­ти сво­е­го на­став­ни­ка свя­той Сав­ва ещё несколь­ко лет про­вёл на ост­ро­ве Эги­на, в ке­лье, рас­по­ло­жен­ной непо­да­лё­ку от мо­на­сты­ря Свя­той Тро­и­цы. Он со­би­рал по­жерт­во­ва­ния для об­щи­ны и пре­по­да­вал ико­но­пись и ви­зан­тий­ское пе­ние мо­на­хи­ням.

По­сколь­ку при­ток по­се­ти­те­лей в оби­тель Свя­той Тро­и­цы ме­шал без­мол­вию и мо­лит­ве, свя­той Сав­ва пе­ре­се­лил­ся в мо­на­стырь Всех свя­тых на ост­ро­ве Ка­лим­нос (1926). По­движ­ник по­стро­ил ма­лень­кую ке­ллию, рас­по­ло­жен­ную чуть вы­ше оби­те­ли, в точ­но­сти на том ме­сте, ко­то­рое пре­ду­ка­зал ос­но­ва­тель мо­на­сты­ря за несколь­ко лет до то­го пе­ред сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ной.

Боль­шин­ство муж­ско­го на­се­ле­ния Ка­лим­но­са со­став­ля­ли ны­ряль­щи­ки. Чтобы про­кор­мить свои се­мьи, они по­гру­жа­лись на дно за мор­ски­ми губ­ка­ми. Мно­гие муж­чи­ны ста­но­ви­лись ин­ва­ли­да­ми или по­ги­ба­ли в мор­ской пу­чине. Их се­мьи жи­ли в по­сто­ян­ном стра­хе по­те­рять кор­миль­ца и остать­ся без средств к су­ще­ство­ва­нию.

За два­дцать два го­да слу­же­ния на ост­ро­ве свя­той Сав­ва стал на­сто­я­щим от­цом для всех ка­лим­нос­цев. Да­же се­го­дня, мно­го лет спу­стя по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны, они на­зы­ва­ют сво­е­го за­ступ­ни­ка и по­кро­ви­те­ля «отец Сав­ва». Он был их ду­хов­ным от­цом, к нему они при­хо­ди­ли за по­мо­щью и уте­ше­ни­ем.

Мно­гие ста­ри­ки пом­нят, как свя­той Сав­ва раз­да­вал ми­ло­сты­ню, учил де­тей и про­све­щал на­род. Они рас­ска­зы­ва­ют, что чув­ство­ва­ли, как от ба­тюш­ки ис­хо­дил тон­кий бла­го­ухан­ный аро­мат.

Осо­бое по­пе­че­ние свя­той имел о вдо­вах, си­ро­тах и бед­ня­ках. Сам же был очень воз­дер­жан в еде. Его пи­щу со­став­ля­ли несколь­ко ку­соч­ков просфо­ры, ко­то­рые он за­пи­вал неболь­шим ко­ли­че­ством ви­на или роз­ма­ри­но­вым от­ва­ром. Ко­гда на­сту­пал ве­чер, он, весь день тру­див­ший­ся над пи­са­ни­ем икон или при­ни­мав­ший ис­по­ведь, брал в ру­ки лом и те­сал им кам­ни, чтобы, как он го­во­рил, «не да­ром есть свой хлеб». Свя­той Сав­ва уде­лял сну не бо­лее двух ча­сов в день, при­чём спал, си­дя на сту­ле. Остав­ше­е­ся вре­мя он це­ли­ком по­свя­щал слу­же­нию Бо­гу и сво­им ближ­ним. Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны по­движ­ник про­во­дил це­лые но­чи в мо­лит­вах за на­род, а ко­гда над мо­на­сты­рём про­ле­та­ли вра­же­ские са­мо­лё­ты, осе­нял их крест­ным зна­ме­ни­ем.

Ра­ди сво­их бра­тьев во Хри­сте свя­той от­ка­зал­ся от столь лю­би­мо­го им без­мол­вия. Он при­хо­дил вся­кий раз, ко­гда бы его ни по­зва­ли, чтобы уте­шить лю­дей во вре­мя ис­пы­та­ний и по­де­лить­ся с ни­ми пла­мен­ной лю­бо­вью ко Хри­сту. Пре­по­доб­ный при­ни­мал ис­по­ведь ча­са­ми. Был строг к се­бе и снис­хо­ди­те­лен к дру­гим. Един­ствен­ное с чем он не мог при­ми­рить­ся это бо­го­хуль­ство и осуж­де­ние.

«Мо­нах – это тот, кто страж­дет и опла­ки­ва­ет соб­ствен­ные гре­хи, не за­ме­чая чу­жих, ко­то­рый не осуж­да­ет и не гне­ва­ет­ся, но сно­сит тер­пе­ли­во, с ра­до­стью лю­бую оби­ду и пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние, чтобы спо­до­бить­ся бли­зо­сти к Бо­гу, Небес­но­му Су­дье и От­цу всех», – пи­сал в од­ной из сво­их немно­го­чис­лен­ных за­пи­сей свя­той Сав­ва. И сам он стал об­раз­цом мо­на­ше­ско­го слу­же­ния.

Во вре­мя бо­го­слу­же­ния Свя­той был пол­но­стью по­гру­жён в мо­лит­ву. Ко­гда он мо­лил­ся, во­круг рас­про­стра­ня­лось неиз­ре­чен­ное бла­го­уха­ние и на­пол­ня­ло цер­ковь или ке­ллию.

Пре­по­доб­ный Сав­ва был нес­тя­жа­те­лен. Он по­ло­жил за пра­ви­ло не остав­лять день­ги на ночь под сво­им кро­вом и тот­час раз­да­вал все по­жерт­во­ва­ния. Ра­бо­чим, ко­то­рые тру­ди­лись в его жи­ли­ще, он пред­ло­жил са­мим брать пла­ту за свои тру­ды из ящи­ка, ку­да он скла­ды­вал все день­ги.

Пе­ред са­мой кон­чи­ной свя­той Сав­ва уеди­нил­ся на три дня в ке­ллии. Вый­дя из за­тво­ра, он дал по­след­ние на­став­ле­ния о люб­ви ко Хри­сту и со­блю­де­нии Его за­по­ве­дей, а за­тем, вне­зап­но укре­пив­шись, всплес­нул ру­ка­ми, и пре­ста­вил­ся со сло­ва­ми: «Гос­подь, Гос­подь, Гос­подь, Гос­подь!» Од­на из при­сут­ство­вав­ших при этом мо­на­хинь ви­де­ла, как его ду­ша воз­нес­лась на небе­са на зо­ло­том об­ла­ке при зву­ках рай­ско­го пе­ния (это слу­чи­лось 25 мар­та 1948 г.).

Ко­гда в 1957 го­ду по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Ка­лим­но­са Ис­и­до­ра от­кры­ли мо­ги­лу пре­по­доб­но­го Сав­вы, во­круг неё рас­про­стра­ни­лось чу­дес­ное бла­го­уха­ние, на­пол­нив­шее всё кру­гом, вплоть до окра­ин го­ро­да. У гро­ба свя­то­го про­изо­шли мно­го­чис­лен­ные чу­де­са, ко­то­рые с тех пор не пре­кра­ща­лись.

Имя преп. Сав­вы Но­во­го вне­се­но в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Алек­сия II. Про­слав­ле­ние пре­по­доб­но­го со­вер­ше­но Кон­стан­ти­но­поль­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в фев­ра­ле 1992 г.

Икона Богородицы «Благовещение» Московская

Хо­тя тор­же­ствен­ное празд­но­ва­ние дня Бла­го­ве­ще­ния на­ча­лось в IV ве­ке, но ико­ны, отоб­ра­жа­ю­щие это со­бы­тие, по­яви­лись в хри­сти­ан­ской церк­ви несрав­нен­но рань­ше. Уже в рим­ских ка­та­ком­бах, в усы­паль­ни­це свя­той При­с­кил­лы, мож­но най­ти стен­ное изо­бра­же­ние Бла­го­ве­ще­ния, от­но­ся­ще­е­ся к на­ча­лу II ве­ка: здесь бес­кры­лый ан­гел пре­кло­нил ко­ле­на пред Де­вой; од­ну ру­ку он про­стер к Ней, а в дру­гой дер­жал сви­ток. Пре­свя­тая Де­ва изо­бра­же­на си­дя­щей, на ли­це Ее – вы­ра­же­ние удив­ле­ния и стра­ха.

Позд­нее на иконе изо­бра­жал­ся ар­хан­гел Гав­ри­ил с кры­лья­ми и рай­ской вет­вью, как сим­во­лом ра­дост­но­го при­вет­ствия, в ру­ках, а Бо­го­ма­терь – си­дя­щей или сто­я­щей и чи­та­ю­щей кни­гу, на ко­то­рой ино­гда бы­ла вид­на над­пись: «Се Де­ва во чре­ве при­и­мет».

На древ­не­рус­ских ико­нах, та­ких, как, на­при­мер, мо­за­ич­ное изо­бра­же­ние в ки­ев­ском Со­фий­ском со­бо­ре на двух стол­бах, под­дер­жи­ва­ю­щих ал­тар­ную ар­ку, или в нов­го­род­ской Бо­ри­со­глеб­ской церк­ви Ан­то­ни­е­ва мо­на­сты­ря Бла­го­ве­ще­ние изо­бра­же­но в дру­гом ви­де: Пре­свя­тая Де­ва дер­жит в ру­ках ве­ре­те­но, или по­ча­ток, и пря­дет. В мос­ков­ском Успен­ском со­бо­ре или в нов­го­род­ской Ми­ро­но­сиц­кой церк­ви – не Са­ма Бо­го­ма­терь пря­дет, а де­вы, си­дя­щие при Ее но­гах, или де­ва, си­дя­щая за Ней.

Из икон Бла­го­ве­ще­ния, про­сла­вив­ших­ся сво­ей чу­до­твор­ной си­лой, из­вест­ны две, на­хо­див­ши­е­ся в Москве: в Успен­ском со­бо­ре («Устюж­ская») и в церк­ви Бла­го­ве­ще­ния, что на быв­шем Жит­ном цар­ском дво­ре в Крем­ле.

Жит­ни­цы эти при­мы­ка­ли к безы­мян­ной башне, слу­жив­шей ме­стом за­клю­че­ния пре­ступ­ни­ков. Пре­да­ние го­во­рит, что сю­да при Иоанне Гроз­ном был за­клю­чен один окле­ве­тан­ный во­е­во­да. Уз­ник, пе­ре­но­ся тер­пе­ли­во свое несча­стье, усерд­но мо­лил­ся о сво­ем из­бав­ле­нии. И вот од­на­жды ему яви­лась Бо­го­ма­терь и при­ка­за­ла про­сить ца­ря о сво­бо­де. Он не ре­шал­ся, бо­ясь уве­ли­чить гнев ца­ря. То­гда Ца­ри­ца Небес­ная вто­рич­но яви­лась ему и обе­ща­ла Свою по­мощь. Во­е­во­да по­ви­но­вал­ся. По­слан­ные от ца­ря лю­ди, по­дой­дя к тюрь­ме, бы­ли по­ра­же­ны, уви­дев на стене баш­ни са­мо­пи­сан­ную ико­ну Бла­го­ве­ще­ния.

Царь, узнав об этом чу­де, осво­бо­дил во­е­во­ду, а при об­ра­зе при­ка­зал воз­двиг­нуть де­ре­вян­ную ча­сов­ню. Им­пе­ра­три­ца Ан­на Иоан­нов­на в 1731 го­ду по­стро­и­ла здесь храм та­ким об­ра­зом, что внеш­няя сте­на баш­ни с ико­ной ста­ла внут­рен­ней юж­ной сте­ной церк­ви. Об­раз этот, изо­бра­жен­ный на шту­ка­тур­ке, был укра­шен ве­ли­ко­леп­ным ки­о­том.
Автор: Андрей Бузик [185.52.141.23], 06/04/2022 15:37:

 
Комментарии
Всего комментариев: 4
2022/04/10, 10:28:45
СПАСИ БОГ!

С ПРАЗДНИКОМ БЛАГОВЕЩЕНИЯ!
Галина
2022/04/07, 10:51:21
О, Дева Чистая, свободно-вольно приняла Ты во утробу Слово Божие,
свободно-вольно претерпела до конца и Крест Его и - Свой.
Царица, виждь - мы тонем, задыхаясь собственною ложью-самооправданием;
мы, православные, запутались среди "конфессий", "юрисдикций", инославия,
мечтая о благОм прозелитизме толерантно-компромисном. - Мати, нас спаси.
Павел
2022/04/07, 09:38:02
Спаси насч Боже.
андрей
2022/04/07, 03:34:07
Святая старица Московская Матронушка обрати сердце ко мне Раба Божькго ВАсилия,грешна я перед ним Прости меня Господи
Татьяна
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2022


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.06151294708252 сек.