Портал "Дивное Дивеево"

Официальная страница монастыря www.diveevo-monastyr.ru

Песнь 1 Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися. Помилуй мя, Боже, помилуй мя. Откуду начну плакати ...
На главную Новости 6 января. Навечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник). Преподобномученицы Евгении Римской. Священномученика Сергия Мечёва пресвитера
6 января. Навечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник). Преподобномученицы Евгении Римской. Священномученика Сергия Мечёва пресвитера
05/01/2022 15:02:58

24 декабря по старому стилю / 6 января по новому стилю
пятница
Седмица 29-я по Пятидесятнице. Глас 3.
Рождественский пост. Строгий пост.
Пища с растительным маслом

На́вечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник). Прмц. Евгении и с нею мчч. Прота, Иакинфа и Клавдии (ок. 262).
Прп. Николая монаха (IX).
Прмч. Иннокентия Беды (1928); сщмч. Сергия Мечева пресвитера (1942).


Литургия св. Василия Великого.

На 1-м часе: Евр., 303 зач., I, 1–12. Мф., 2 зач., I, 18–25. На 3-м часе: Гал., 208 зач., III, 23–29. Лк., 5 зач., II, 1–20. На 6-м часе: Евр., 304 зач., I, 10 – II, 3. Мф., 3 зач., II, 1–12. На 9-м часе: Евр., 306 зач., II, 11–18. Мф., 4 зач., II, 13–23. Лит. – Евр., 303 зач., I, 1–12. Лк., 5 зач., II, 1–20.

В этот день 1-й час к утрене не присоединяется, но совершаются отдельно часы на́вечерия и изобразительны. Блаженны читаются.

Литургия св. Василия Великого начинается великой вечерней. Вход с Евангелием. Прокимен великий, глас 7-й: «Кто Бог велий, яко Бог наш...». Чтение паримий с пением припевов. Вместо «Достойно» – «О Тебе радуется...».

На литургии отпуст: «И́же в верте́пе роди́выйся и в я́слех возлеги́й, на́шего ра́ди спасе́ния, Христо́с, И́стинный Бог наш...».

По отпу́сте литургии клирики перед свещником с зажженной свечой поют тропарь и кондак праздника Рождества Христова.

Тропарь предпразднства, глас 4:
Написова́шеся иногда́ со ста́рцем Ио́сифом,/ я́ко от се́мене Дави́дова, в Вифлее́ме Мариа́м,/ чревонося́щи безсе́менное Рожде́ние./ Наста́ же вре́мя рождества́,/ и ме́сто ни еди́ноже бе обита́лищу,/ но я́коже кра́сная пала́та верте́п Цари́це показа́шеся.// Христо́с ражда́ется пре́жде па́дший воскреси́ти о́браз.

Кондак предпразднства, глас 3:
Де́ва днесь преве́чное Сло́во/ в верте́пе гряде́т роди́ти неизрече́нно:/ лику́й, вселе́нная, услы́шавши,/ просла́ви со А́нгелы и па́стырьми/ хотя́щаго яви́тися// Отроча́ Мла́до, Преве́чнаго Бо́га.

Ка­нун празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва – 24 де­каб­ря – на­зы­ва­ет­ся На­ве­че­ри­ем празд­ни­ка. Обы­чай со­вер­шать На­ве­че­рие пе­ред празд­ни­ком Рож­де­ства Хри­сто­ва, несо­мнен­но, древ­ний. Это вид­но из то­го, что уже в IV ве­ке бы­ло опре­де­ле­но, как празд­но­вать На­ве­че­рие, ес­ли оно слу­чит­ся в день вос­крес­ный (Фе­о­фил Алек­сан­дрий­ский, прав. 1).

Ес­ли На­ве­че­рие слу­чит­ся в сед­мич­ный день, кро­ме суб­бо­ты и вос­кре­се­ния, то в этот день утром со­вер­ша­ют­ся Ве­ли­кие (или Цар­ские) ча­сы и за­тем ве­чер­ня с ли­тур­ги­ей свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го.

КАК ПРА­ВИЛЬ­НО ПРО­ВЕ­СТИ РОЖ­ДЕ­СТВЕН­СКИЙ СО­ЧЕЛЬ­НИК?
Ав­тор: Про­то­и­е­рей Алек­сандр Илья­шен­ко

6 ян­ва­ря – На­ве­че­рие Рож­де­ства Хри­сто­ва, или Рож­де­ствен­ский со­чель­ник, – по­след­ний день Рож­де­ствен­ско­го по­ста, ка­нун Рож­де­ства Хри­сто­ва. В этот день пра­во­слав­ные хри­сти­ане осо­бен­но го­то­вят­ся к на­сту­па­ю­ще­му празд­ни­ку, весь день на­пол­нен осо­бым празд­нич­ным на­стро­е­ни­ем. Утром в Со­чель­ник по окон­ча­нии Ли­тур­гии и сле­ду­ю­щей за ней ве­чер­ней в центр хра­ма вы­но­сит­ся све­ча и свя­щен­ни­ки по­ют пе­ред ней тро­парь Рож­де­ству Хри­сто­ву. Служ­бы и пост Со­чель­ни­ка име­ют ряд осо­бен­но­стей, по­это­му имен­но в эти дни на наш сайт при­хо­дит мно­же­ство во­про­сов о том, как пра­виль­но про­ве­сти Со­чель­ник. От­ве­тить на эти во­про­сы мы по­про­си­ли иерея Алек­сандра Илья­шен­ко.

– Отец Алек­сандр, са­мый ча­сто за­да­ва­е­мый на­ши­ми чи­та­те­ля­ми во­прос – как пра­виль­но по­стить­ся в Со­чель­ник, до ка­ко­го вре­ме­ни нуж­но воз­дер­жи­вать­ся от вку­ше­ния пи­щи? Что зна­чит «пост до пер­вой звез­ды»? Оди­на­ко­ва ли ме­ра воз­дер­жа­ния для ра­бо­та­ю­щих и нера­бо­та­ю­щих в этот день? Сколь­ко длит­ся пост до при­ча­стия?

Со­чель­ник
Са­мо на­зва­ние про­ис­хо­дит, как по­ла­га­ют, от сло­ва «со­чи­во» (то же, что «ко­ли­во» – ва­ре­ные зер­на ри­са или пше­ни­цы). Вку­шать «со­чи­во», или «ко­ли­во», по­ло­же­но в ка­нун празд­ни­ка толь­ко по­сле ли­тур­гии, ко­то­рая со­еди­ня­ет­ся с ве­чер­ней. Та­ким об­ра­зом, часть Со­чель­ни­ка 24 де­каб­ря про­хо­дит в пол­ном неяде­нии.

Тра­ди­ция не вку­шать пи­ши до пер­вой ве­чер­ней звез­ды, свя­за­на с вос­по­ми­на­ни­ем яв­ле­нии звез­ды на Во­сто­ке (Мф.2:2), воз­ве­стив­шей о рож­де­нии Хри­ста, од­на­ко уста­вом эта тра­ди­ция не пред­пи­са­на.

Дей­стви­тель­но, Ти­пи­кон пред­пи­сы­ва­ет пост до кон­ца ве­чер­ни. Од­на­ко служ­ба ве­чер­ни со­еди­ня­ет­ся с Ли­тур­ги­ей, слу­жит­ся утром, по­это­му и по­стим­ся мы до то­го мо­мен­та, ко­гда в центр хра­ма вы­но­сит­ся све­ча и пе­ред све­чой по­ет­ся тро­парь Рож­де­ству Хри­сто­ву.

Оче­вид­но, что на­хо­дя­щи­е­ся в хра­ме лю­ди по­стят­ся, мно­гие в этот день при­ча­ща­ют­ся. Хо­ро­шо, ес­ли и те, кто не мо­гут быть на служ­бе в хра­ме, кто ра­бо­та­ет, по­чтят этот день бо­лее стро­гим по­стом. Мы пом­ним, что, по рус­ской по­сло­ви­це «Сы­тое брю­хо к мо­лит­ве глу­хо». По­это­му и бо­лее стро­гий пост го­то­вит нас к гря­ду­щей ра­до­сти празд­ни­ка.

Те, кто при­ча­ща­ют­ся на ноч­ной Ли­тур­гии, по цер­ков­ной тра­ди­ции, вку­ша­ют пи­щу в по­след­ний раз не ме­нее, чем за шесть ча­сов до вре­ме­ни При­ча­стия, или при­мер­но с 6 ча­сов ве­че­ра. И здесь де­ло не в кон­крет­ном ко­ли­че­стве ча­сов, что 6 или 8 ча­сов нуж­но про­по­стить­ся и ни ми­ну­той мень­ше, а в том, что уста­нав­ли­ва­ет­ся некая гра­ни­ца, ме­ра воз­дер­жа­ния, по­мо­га­ю­щая и нам со­блю­сти нам ме­ру.

– Ба­тюш­ка, мно­го во­про­сов при­хо­дит от лю­дей боль­ных, ко­то­рые не мо­гут со­блю­дать пост, спра­ши­ва­ют, как им по­сту­пить?

Боль­ные лю­ди, ко­неч­но, долж­ны со­блю­дать пост в той ме­ре, в ка­кой это со­гла­су­ет­ся с при­е­мом ле­карств и с пред­пи­са­ни­я­ми вра­чей. Речь идет не о том, чтобы немощ­но­го че­ло­ве­ка уло­жить в боль­ни­цу, а в том, чтобы укре­пить че­ло­ве­ка ду­хов­но. Бо­лезнь – это уже тя­же­лый пост и по­двиг. И здесь че­ло­век уже дол­жен ста­рать­ся опре­де­лить ме­ру по­ста по сво­им си­лам. Лю­бую вещь мож­но до­ве­сти до аб­сур­да. На­при­мер, пред­ставь­те се­бе, что свя­щен­ник, ко­то­рый при­дет при­ча­стить уми­ра­ю­ще­го че­ло­ве­ка, станет спра­ши­вать, ко­гда че­ло­век по­след­ний раз ел?!

– Как пра­ви­ло ве­ру­ю­щие ста­ра­ют­ся встре­тить Рож­де­ство Хри­сто­во на ноч­ной празд­нич­ной ли­тур­гии. Но во мно­гих хра­мах слу­жит­ся еще и все­нощ­ная и Ли­тур­гия в обыч­ное вре­мя – 5 ве­че­ра и утром. В свя­зи с этим ча­сто спра­ши­ва­ют, не грех ли мо­ло­до­му че­ло­ве­ку, не немощ­но­му, без де­тей, пой­ти на служ­бу не но­чью, а утром?

По­се­тить ноч­ную служ­бу или утрен­нюю – это нуж­но смот­реть по си­лам. Встре­тить празд­ник но­чью – ко­неч­но, это осо­бая ра­дость: и ду­хов­ная, и ду­шев­ная. Та­ких служб в го­ду очень ма­ло, в боль­шин­стве при­ход­ских хра­мов ноч­ные ли­тур­гии слу­жат­ся толь­ко на Рож­де­ство и Пас­ху – осо­бо тор­же­ствен­ные служ­бы по тра­ди­ции со­вер­ша­ют­ся но­чью. А вот на­при­мер, на Афоне вос­крес­ные все­нощ­ные бде­ния слу­жат­ся но­чью. И все рав­но та­ких служб не так мно­го, чуть бо­лее 60 за год. Цер­ковь так уста­нав­ли­ва­ет, учи­ты­вая че­ло­ве­че­ские воз­мож­но­сти: чис­ло ноч­ных бде­ний в го­ду огра­ни­че­но.

Тор­же­ствен­ные ноч­ные служ­бы спо­соб­ству­ют бо­лее глу­бо­ко­му мо­лит­вен­но­му пе­ре­жи­ва­ния и вос­при­я­тию Празд­ни­ка.

– За­кон­чи­лась празд­нич­ная Ли­тур­гия, на­чи­на­ет­ся празд­нич­ное за­сто­лье. И здесь два во­про­са нам за­да­ют. Пер­вый – мож­но ли празд­но­вать Рож­де­ство сна­ча­ла в при­хо­де, а не сра­зу устра­и­вать се­мей­ное тор­же­ство?

Ко­неч­но, хо­ро­шо празд­но­вать вме­сте с близ­ки­ми, дру­зья­ми, се­мьей, хо­ро­шо раз­де­лить да­ро­ван­ную нам в празд­ни­ке ра­дость с ближ­ни­ми. Ес­ли при­хо­жане мо­гут объ­еди­нить­ся и, по­мо­лив­шись вме­сте в хра­ме, мо­гут сесть вме­сте за празд­нич­ный стол – это очень хо­ро­шо. Та­кое сов­мест­ное про­ве­де­ние празд­ни­ка объ­еди­ня­ет, да­ет по­де­лить­ся ра­до­стью друг с дру­гом. Со­би­ра­ют­ся и се­мьи, и дру­зья.

– Вто­рой во­прос свя­зан с тем, что на Рож­де­ствен­ской Ли­тур­гии мно­гие при­ча­ща­ют­ся. И лю­ди ис­пы­ты­ва­ют неко­то­рое сму­ще­ние: ты толь­ко что при­ча­стил­ся, в кни­гах свя­тых от­цов на­пи­са­но о том, что для удер­жа­ния бла­го­да­ти нуж­но ста­рать­ся огра­дить се­бя от раз­го­во­ров, тем бо­лее сме­ха, и по­ста­рать­ся про­ве­сти вре­мя по­сле при­ча­стия в мо­лит­ве. А тут празд­нич­ное за­сто­лье, пусть да­же и с бра­тья­ми и сест­ра­ми во Хри­сте…Лю­ди бо­ят­ся по­те­рять мо­лит­вен­ный на­строй..

Те пра­ви­ла, ко­то­рые от­цы – пу­стын­ни­ки пред­ла­га­ли мо­на­ше­ству­ю­щим, нель­зя в пол­ной ме­ре пе­ре­но­сить на мир­скую жизнь, тем бо­лее нель­зя пе­ре­но­сить их на боль­шие празд­ни­ки. Речь идет о по­движ­ни­ках – ас­ке­тах, осо­бен­но бо­га­то на­де­лен­ных бла­го­дат­ны­ми да­ра­ми Бо­жи­и­ми. Для них внеш­няя часть вто­ро­сте­пен­на. Ко­неч­но, ду­хов­ная жизнь сто­ит на пер­вом ме­сте и для ми­рян, но мы не мо­жем здесь про­ве­сти та­кую же чет­кую грань меж­ду ду­хов­ным и зем­ным.

Апо­стол Па­вел за­по­ве­до­вал нам «Все­гда ра­дуй­тесь. Непре­стан­но мо­ли­тесь. За все бла­го­да­ри­те Гос­по­да» (1Фес.5:16-18). Ес­ли мы встре­ча­ем празд­ник с ра­до­стью, мо­лит­вой и бла­го­дар­но­стью Бо­гу, то мы ис­пол­ня­ем апо­столь­ский за­вет.

Ко­неч­но, этот во­прос нуж­но рас­смат­ри­вать ин­ди­ви­ду­аль­но. Ко­неч­но, ес­ли че­ло­век чув­ству­ет, что за шум­ным тор­же­ством он те­ря­ет бла­го­дат­ный на­строй, то, воз­мож­но, ему сто­ит нена­дол­го сесть за сто­ла, уй­ти рань­ше, со­хра­нив ду­хов­ную ра­дость.

– Отец Алек­сандр, а не сто­ит ли здесь раз­гра­ни­чить нам са­мим в се­бе два со­сто­я­ние – ко­гда мы дей­стви­тель­но бо­им­ся рас­плес­кать по­лу­чен­ное в хра­ме чув­ство, и ко­гда сво­им от­ка­зом от уча­стия в празд­ни­ке мы мо­жем огор­чить ближ­них, и неред­ко от­ка­зы­ва­ем­ся от сов­мест­ной ра­до­сти с немир­ным серд­цем. Род­ствен­ни­ки сми­ри­лись с тем, что их рев­ност­ный член се­мьи на­от­рез от­ка­зал­ся встре­тить с ни­ми но­вый год, ка­за­лось бы, пост за­кон­чил­ся, че­ло­век дол­жен бы «вер­нуть­ся» к се­мье, раз­де­лить вме­сте ра­дость празд­ни­ка, а он опять хло­па­ет дверь и го­во­рит «Ка­кое «по­си­ди с на­ми», у ме­ня празд­ник ве­ли­кий, та­кая бла­го­дать, по­те­ряю с ва­ми весь мо­лит­вен­ный на­строй!!»

Сво­е­му мо­лит­вен­но­му со­сто­я­нию в та­ком слу­чае че­ло­век ед­ва ли по­вре­дит, так как по­доб­ное по­ве­де­ние го­во­рит о том, что че­ло­век в нем не пре­бы­ва­ет. Со­сто­я­ние со­зер­ца­ния, мо­лит­вен­но­сти все­гда свя­за­но с при­ли­вом ду­хов­ной ра­до­сти, бла­го­да­ти, ко­то­рую Гос­подь щед­ро из­ли­ва­ет на сво­их ра­бов. А та­кое от­но­ше­ние к ближ­ним боль­ше по­хо­же на хан­же­ство и фа­ри­сей­ство.

– Обя­за­тель­но ли по­се­ще­ние ве­чер­ней служ­бы в сам день празд­ни­ка – ве­чер празд­ни­ка Рож­де­ства?

– Это каж­дый дол­жен ре­шить для се­бя сам. По­сле ноч­ной служ­бы нуж­но вос­ста­но­вить си­лы. Не все, из-за воз­рас­та, здо­ро­вья и ду­хов­но­го уров­ня спо­соб­ны пой­ти в храм и при­нять уча­стие в служ­бе. Но нуж­но пом­нить, что Гос­подь воз­на­граж­да­ет за каж­дое уси­лие, ко­то­рое ра­ди него че­ло­век де­ла­ет.

Ве­чер­няя служ­ба в ве­ли­кие празд­ни­ки этот день недлин­ная, осо­бен­но оду­хо­тво­рен­ная, тор­же­ствен­ная и ра­дост­ная, на ней воз­гла­ша­ет­ся Ве­ли­кий Про­ки­мен, по­это­му, ко­неч­но, хо­ро­шо, ес­ли по­лу­чит­ся ее по­се­тить.

Ис­точ­ник: http://www.ortlife.ru/

Преподобномученица Евгения Римская

Преподобномученица Евгения, родом римлянка, жила в Александрии, куда ее отец, Филипп, был послан императором Коммодом (180–192) в качестве наместника Египта. Евгения получила прекрасное образование и отличалась добрым нравом и красотой. Многие знатные юноши добивались ее руки, но вступать в брак она не хотела.

Познакомившись с Посланиями апостола Павла, она всей душой устремилась к христианству и тайно от родителей, в сопровождении своих двух рабов, Прота и Иакинфа, переодевшись в мужскую одежду, удалилась в мужской монастырь. Там она со своими рабами и спутниками приняла святое Крещение от епископа Юлия, которому было открыто о ней в видении, и он благословил ее подвизаться в монастыре в образе инока Евгения.

Своими подвигами святая Евгения стяжала дар исцеления. Однажды к ней за помощью обратилась богатая молодая вдова Мелания. Увидев юного инока, эта женщина воспылала нечистой страстью, но будучи отвергнута, она измыслила клевету о попытке насилия. Святая Евгения предстала на суд к правителю Египта, т. е. к своему отцу, и была вынуждена открыть свою тайну. Ее родные обрадовались, найдя ту, которую долго оплакивали. Через некоторое время все они приняли святое Крещение.

Но Филипп, по доносу язычников, был смещен с поста правителя. Александрийские христиане избрали его своим епископом. Новый правитель, опасаясь народного гнева, не стал открыто казнить Филиппа, а подослал убийц. Во время уединенной молитвы епископа ему были нанесены раны, от которых он через три дня мученически скончался.

Овдовев, Клавдия с дочерью и слугами уехала в свое поместье, находившееся в окрестностях Рима. Там Евгения продолжала иноческую жизнь. Она привела ко Христу многих дев, а Клавдия устроила странноприимный дом и служила вдовам.

По прошествии нескольких спокойных лет император Галлиен (260–268) вновь начал гонение на христиан, и многие из них нашли убежище у святых Клавдии и Евгении.

В то время осиротевшая молодая римлянка из царского рода, Василла, услышав о христианах и о святой Евгении, захотела встретиться со святой и написала ей письмо. В ответ святая Евгения прислала своих друзей и сподвижников, Прота и Иакинфа, которые просветили Василлу, и она приняла святое Крещение.

Служанка Василлы рассказала ее жениху Помпею, что его невеста стала христианкой, и Помпей пожаловался императору на христиан, проповедующих безбрачие. Привлеченная к ответу, Василла отказалась вступать с Помпеем в брак, и за это ее закололи мечом.

Святых Прота и Иакинфа потащили в идольский храм для принесения жертвы, но едва они вступили туда, идол упал и разбился. Святые мученики Прот и Иакинф были обезглавлены.

Святую Евгению тоже насильно привели в храм Дианы, но не успела она еще вступить в него, как все капище вместе с идолом разрушилось. Святую мученицу бросили в Тибр с камнем на шее, но камень свалился, и она осталась невредима. Невредимой осталась она и в огне. Тогда ее бросили в ров, где она находилась 10 дней. В это время ей явился Сам Спаситель и возвестил, что она войдет в Царство Небесное в день Рождества Христова.

Когда в 262 году наступил этот светлый праздник, палач умертвил святую мученицу мечом. Вскоре приняла мученический венец и святая Клавдия. Преподобномученица Евгения предупредила ее о дне смерти.

Священномученик Се́ргий Мечёв, пресвитер

Свя­щен­но­му­че­ник Сер­гий ро­дил­ся 17 сен­тяб­ря 1892 го­да в се­мье из­вест­но­го мос­ков­ско­го стар­ца про­то­и­е­рея Алек­сия Ме­че­ва, на­сто­я­те­ля хра­ма свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Клен­ни­ках (с 1893 по 1923 год). К мо­мен­ту его рож­де­ния со­сто­я­ние здо­ро­вья ма­те­ри, имев­шей врож­ден­ное за­боле­ва­ние серд­ца, от непо­мер­ных на­гру­зок зна­чи­тель­но ухуд­ши­лось. Ре­бе­нок ро­дил­ся на два ме­ся­ца рань­ше сро­ка, его с тру­дом вы­хо­ди­ли. Маль­чик был чет­вер­тым ре­бен­ком в се­мье и рос в бла­го­дат­ной ат­мо­сфе­ре цер­ков­ной жиз­ни, глу­бо­кой ве­ры и люб­ви к Бо­гу.
В 1902 го­ду скон­ча­лась мать Сер­гея. В это же вре­мя он по­сту­пил в пер­вый класс Тре­тьей Мос­ков­ской муж­ской гим­на­зии, ко­то­рую окон­чил в 1910 го­ду с се­реб­ря­ной ме­да­лью. Ду­хов­ное вос­пи­та­ние маль­чи­ка про­хо­ди­ло в хра­ме, где он при­слу­жи­вал в ал­та­ре, по­мо­гая от­цу. Бу­дучи очень му­зы­каль­ным и имея хо­ро­ший те­нор, он стал петь на кли­ро­се. Отец Алек­сий же­лал иметь в сыне сво­е­го пре­ем­ни­ка, но, бу­дучи убеж­ден­ным про­тив­ни­ком лю­бо­го про­яв­ле­ния на­си­лия, ни­ко­гда ему это не вы­ска­зы­вал, предо­став­ляя сы­ну сво­бо­ду вы­бо­ра.
Об­ра­зо­ва­ние Сер­гей Ме­чев про­дол­жил в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те на сло­вес­ном от­де­ле­нии ис­то­ри­ко-фило­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та. Из пре­по­да­вав­ших­ся там пред­ме­тов его осо­бен­но за­ин­те­ре­со­ва­ла древ­не­рус­ская ли­те­ра­ту­ра. Мно­го он за­ни­мал­ся и ис­то­ри­ей Рус­ской Церк­ви, слу­шал лек­ции про­фес­со­ра С.И. Смир­но­ва, пре­по­да­вав­ше­го так­же в Ду­хов­ной ака­де­мии. Впо­след­ствии отец Сер­гий с боль­шой теп­ло­той от­зы­вал­ся о про­фес­со­ре Смир­но­ве и на­зы­вал его сво­им учи­те­лем; осо­бен­но це­нил его кни­ги, по­свя­щен­ные ис­то­рии пас­тыр­ства Во­сто­ка и Древ­ней Ру­си («Ду­хов­ный отец древ­не­во­сточ­ной церк­ви» и «Древ­не­рус­ский ду­хов­ник»).
Имея же­ла­ние озна­ко­мить­ся с до­сто­при­ме­ча­тель­но­стя­ми За­па­да, Сер­гей по­се­тил в 1913 го­ду, во вре­мя лет­них ка­ни­кул, го­ро­да Швей­ца­рии и Ита­лии. Зна­ко­мясь с ре­ли­ги­оз­ной жи­во­пи­сью про­слав­лен­ных ху­дож­ни­ков эпо­хи Воз­рож­де­ния, он при­шел к вы­во­ду, что древ­не­рус­ская ико­на зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дит сво­ей ду­хов­но­стью и глу­би­ной до­сти­же­ния за­пад­но­го ис­кус­ства.
Уче­ние в уни­вер­си­те­те про­дли­лось для Сер­гея Ме­че­ва го­раз­до доль­ше, чем на­ме­ча­лось. В ав­гу­сте 1914 го­да на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на. Как и дру­гие сту­ден­ты-пат­ри­о­ты, он, пре­рвав за­ня­тия, про­шел под­го­тов­ку в гос­пи­та­ле и уехал на фронт доб­ро­воль­цем-са­ни­та­ром (как един­ствен­ный сын в се­мье, на­прав­ле­нию в дей­ству­ю­щую ар­мию он не под­ле­жал). Служ­бу нес в при­фрон­то­вой зоне во 2‑м По­движ­ном Ла­за­ре­те Крас­но­го Кре­ста Мос­ков­ско­го Ку­пе­че­ско­го и Бир­же­во­го Об­ще­ства. Это был бли­жай­ший к по­лю боя ме­ди­цин­ский пункт, где все чис­лив­ши­е­ся са­ни­та­ра­ми вы­пол­ня­ли в первую оче­редь ра­бо­ту бра­тьев ми­ло­сер­дия.
В июне 1916 го­да Сер­гей Алек­се­е­вич вер­нул­ся с фрон­та и воз­об­но­вил уни­вер­си­тет­ские за­ня­тия. Од­новре­мен­но он участ­во­вал в ра­бо­те сту­ден­че­ско­го Бо­го­слов­ско­го круж­ка име­ни свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, ор­га­ни­зо­ван­но­го в Москве по ини­ци­а­ти­ве епи­ско­па Ар­се­ния (Жа­да­нов­ско­го) при Зла­то­устов­ском мо­на­сты­ре. В нем изу­ча­лись тво­ре­ния свя­тых от­цов, чи­та­лись и об­суж­да­лись до­кла­ды на бо­го­слов­ские те­мы. В 1917 го­ду, по окон­ча­нии уни­вер­си­те­та, Сер­гей Алек­се­е­вич был при­зван в ар­мию, но по со­сто­я­нию здо­ро­вья в 1918 го­ду был де­мо­би­ли­зо­ван.
В 1917 го­ду бы­ла со­зда­на Ко­мис­сия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по сно­ше­нию с граж­дан­ской вла­стью. Чле­ны Ко­мис­сии бы­ли из­бра­ны на со­бра­нии в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля; в спис­ке, на­пе­ча­тан­ном в га­зе­тах, зна­чил­ся сол­дат С.А. Ме­чев. Ве­ро­ят­но, уча­стие в этой ко­мис­сии и да­ло ему воз­мож­ность при­сут­ство­вать на Все­рос­сий­ском По­мест­ном Со­бо­ре. То­гда же про­изо­шло его зна­ком­ство с Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном. По­сле ар­мии он по­сту­пил на ра­бо­ту в Нар­ком­прос пе­да­го­гом-ин­струк­то­ром. Со­труд­ни­ки его ува­жа­ли не толь­ко как хо­ро­ше­го спе­ци­а­ли­ста, но и как неза­у­ряд­ную лич­ность, ока­зы­вав­шую на них нрав­ствен­ное вли­я­ние.
В 1918 го­ду Сер­гей Алек­се­е­вич же­нил­ся на сту­дент­ке Выс­ших жен­ских кур­сов Ев­фро­си­нии Ни­ко­ла­евне Ша­фо­ро­сто­вой, про­ис­хо­див­шей из бла­го­че­сти­вой ку­пе­че­ской се­мьи. Бу­дучи гим­на­зист­кой, она од­на­жды со­про­вож­да­ла мать, при­е­хав­шую к от­цу Алек­сию Ме­че­ву про­сить его мо­литв о род­ствен­ни­ке, не по­да­вав­шем ве­стей. Ба­тюш­ка об­на­де­жил мать, а де­воч­ке, улу­чив мо­мент, ска­зал: «Ты бу­дешь мо­ей невест­кой». Де­воч­ка от­ца Алек­сия близ­ко не зна­ла, так как се­мья от­но­си­лась к дру­го­му при­хо­ду.
Сер­гей Алек­се­е­вич и Ев­фро­си­ния Ни­ко­ла­ев­на впер­вые встре­ти­лись по­сле на­ча­ла Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, ко­гда слу­жи­ли в при­фрон­то­вой зоне во 2-м По­движ­ном Ла­за­ре­те. Вско­ре по­сле свадь­бы отец Алек­сий ска­зал невест­ке, что очень же­лал это­го бра­ка и хо­чет, чтобы Се­ре­жа стал свя­щен­ни­ком.
Ре­ше­ние стать свя­щен­ни­ком бы­ло при­ня­то Сер­ге­ем Алек­се­е­ви­чем осе­нью 1918 го­да в Оп­ти­ной Пу­сты­ни во вре­мя бе­се­ды со стар­цем иерос­хи­мо­на­хом Ана­то­ли­ем (По­та­по­вым). К это­му люб­ве­обиль­но­му стар­цу он по­тя­нул­ся ду­шой с пер­во­го сво­е­го при­ез­да в Оп­ти­ну и чув­ство­вал боль­шую ду­хов­ную бли­зость его с ба­тюш­кой от­цом Алек­си­ем.
Вес­ной 1919 го­да, в Ла­за­ре­ву суб­бо­ту, Сер­гей Ме­чев был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на, а в Ве­ли­кий Чет­верг (17 ап­ре­ля) в Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре — во иерея. Со­вер­шал хи­ро­то­нию на­сто­я­тель мо­на­сты­ря ар­хи­епи­скоп Фе­о­дор (Поз­де­ев­ский). Слу­жить отец Сер­гий стал вме­сте с ро­ди­те­лем в хра­ме свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Клен­ни­ках.
В те го­ды клир хра­ма по­пол­нил­ся мо­ло­ды­ми об­ра­зо­ван­ны­ми диа­ко­на­ми и свя­щен­ни­ка­ми. По­ми­мо бо­го­слу­жеб­ной чре­ды и про­по­ве­дей в их обя­зан­но­сти вхо­ди­ло про­ве­де­ние по­сле бо­го­слу­же­ний ду­хов­ных бе­сед. Это бы­ло но­во и ин­те­рес­но для мно­гих — на бе­се­ды охот­но со­би­ра­лись слу­ша­те­ли. Из­люб­лен­ной те­мой бе­сед от­ца Сер­гия бы­ло уче­ние свя­тых от­цов о ду­хов­ной жиз­ни, о Церк­ви, о гре­хе, о стра­хе Бо­жи­ем, о со­ве­сти, о рас­су­ди­тель­но­сти, о по­слу­ша­нии. И все­гда он при­зы­вал «чи­тать свя­тых от­цов де­янь­ми», то есть пре­тво­рять их на­став­ле­ния в жизнь.
Осо­бым его де­ти­щем стал кру­жок по изу­че­нию тво­ре­ний свя­тых от­цов, воз­ник­ший по ини­ци­а­ти­ве сту­ден­тов фило­соф­ско­го от­де­ле­ния ис­то­ри­ко-фило­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та.
22 июня 1923 го­да во вре­мя лет­не­го от­ды­ха в го­род­ке Ве­рее Мос­ков­ской об­ла­сти скон­чал­ся отец Алек­сий. Хо­ро­ни­ла его вся Москва. День и ночь, од­на за дру­гой при­хо­ди­ли цер­ков­ные об­щи­ны во гла­ве с пас­ты­ря­ми про­щать­ся с по­чив­шим стар­цем, пе­ли па­ни­хи­ды. В день по­хо­рон на Ла­за­рев­ское клад­би­ще при­был Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон, толь­ко что осво­бож­ден­ный из за­клю­че­ния.
По­сле смер­ти ро­ди­те­ля на­чал­ся труд­ный этап в жиз­ни от­ца Сер­гия. Со­мне­ния, неуве­рен­ность в сво­их си­лах неот­ступ­но му­чи­ли его. Вне­зап­ный арест и за­клю­че­ние в Бу­тыр­скую тюрь­му со­сре­до­то­чи­ли его на мо­лит­ве и ожи­да­нии про­яв­ле­ния во­ли Бо­жи­ей.
В ночь на со­ро­ко­вой день по смер­ти ба­тюш­ки отец Сер­гий от­чет­ли­во по­чув­ство­вал при­сут­ствие от­ца и весь день ис­пы­ты­вал свет­лую ра­дость. Осво­бо­див­шись 15 сен­тяб­ря, он пря­мо из тюрь­мы по­ехал на Ла­за­рев­ское клад­би­ще. В ду­ше от­ца Сер­гия окреп­ла ре­ши­мость при­нять ба­тюш­ки­но на­след­ство, и это­му он по­свя­тил всю даль­ней­шую жизнь.
Отец Сер­гий рев­ност­но бо­рол­ся про­тив об­нов­лен­че­ства, а ко­гда вер­нув­ше­го­ся из за­клю­че­ния Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на власть за­став­ля­ла вве­сти в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви но­вый стиль, отец Сер­гий, взвол­но­ван­ный этим, при­шел к Пат­ри­ар­ху со сло­ва­ми: «Свя­тей­ший Вла­ды­ко, не счи­тай­те ме­ня бун­тов­щи­ком, но моя цер­ков­ная со­весть не поз­во­ля­ет мне при­нять но­вый стиль» — и под­черк­нул ос­нов­ные по­ло­же­ния об­ще­цер­ков­но­го вос­при­я­тия бо­го­слу­же­ния. Свя­ти­тель Ти­хон от­ве­тил ему по-оте­че­ски: «Ка­кой же ты бун­тов­щик, Се­ре­жа? Я знаю те­бя! Но вот с ме­ня тре­бу­ют вве­де­ния но­во­го сти­ля...»
Став по­сле смер­ти от­ца на­сто­я­те­лем хра­ма свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Клен­ни­ках и ду­хов­ни­ком при­хо­да, отец Сер­гий пе­ре­на­пря­гал­ся, уста­вал, со­мне­вал­ся, хва­тит ли у него сил и уме­ния на­ла­дить жизнь об­щи­ны. Для ре­ше­ния на­болев­ших во­про­сов он по­ехал к Оп­тин­ско­му стар­цу Нек­та­рию в Хол­ми­щи, но из-за до­рож­ных неуря­диц не смог до него до­брать­ся.
Вер­нув­шись, отец Сер­гий в день хра­мо­во­го празд­ни­ка — осен­ней Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри ве­че­ром, по­сле па­рак­ли­са пе­ред Фе­о­до­ров­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­то­рая бы­ла вы­не­се­на в Ка­зан­ский при­дел, со­брал всех се­стер и бра­тьев и рас­ска­зал им о сво­их труд­но­стях и пе­ре­жи­ва­ни­ях, об ощу­ще­нии под­час на­прас­ной тра­ты сил и здо­ро­вья. Ска­зал и о ре­ше­нии про­дол­жить свой труд до кон­ца, по­ка не пре­кра­тит­ся он по во­ле Бо­жи­ей.
В па­мять об этом дне в хра­ме еже­не­дель­но по сре­дам по­сле ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния стал со­вер­шать­ся мо­ле­бен-па­рак­лис, пев­ший­ся на два хо­ра. Сре­да бы­ла вы­бра­на по же­ла­нию ду­хов­ных де­тей, как день, на ко­то­рый при­шел­ся то­гда пре­столь­ный празд­ник.
По­сле смер­ти в 1922 го­ду стар­ца Ана­то­лия отец Сер­гий стал об­ра­щать­ся к стар­цу Нек­та­рию. Пер­вые кон­так­ты лег­ки­ми не бы­ли — отец Сер­гий не смог сра­зу при­нять юрод­ство стар­ца, его шу­то­чек при раз­го­во­ре на се­рьез­ные те­мы. Но по­сте­пен­но об­ще­ние ста­но­ви­лось все бо­лее глу­бо­ким и проч­ным. Отец Сер­гий ду­шой при­вя­зал­ся к стар­цу, а тот от­ве­чал ему лю­бо­вью и ува­же­ни­ем. За гла­за отец Нек­та­рий обыч­но ве­ли­чал его от­цом про­то­и­е­ре­ем, го­ва­ри­вал, что от­ца Алек­сия зна­ла вся Москва, а от­ца Сер­гия зна­ет толь­ко пол-Моск­вы, а по­том он бу­дет вы­ше от­ца. Узнав о неудав­шей­ся по­езд­ке от­ца Сер­гия, ста­рец Нек­та­рий про­сил пе­ре­дать ему, что все рав­но не бла­го­сло­вил бы его на уход от паст­вы.
Отец Сер­гий стре­мил­ся к то­му, чтобы за­ве­ты Хри­сто­вы и по­уче­ния свя­тых от­цов пре­тво­ря­лись его паст­вой в жизнь. Он непре­стан­но про­по­ве­до­вал по­ка­я­ние для очи­ще­ния ду­ши, а цер­ков­ную об­щи­ну име­но­вал по­ка­яль­но-бо­го­слу­жеб­ной се­мьей. Про­по­ве­ди от­ца Сер­гия за бо­го­слу­же­ни­я­ми вы­слу­ши­ва­лись с осо­бым вни­ма­ни­ем.
За­бо­тил­ся отец Сер­гий о бла­го­ле­пии хра­ма. На­ня­тые опыт­ные ма­сте­ра-ре­став­ра­то­ры из ста­ро­об­ряд­цев в 1926-1928 го­дах про­ве­ли ре­монт фа­са­дов хра­ма, вос­ста­но­вив утра­чен­ные во вре­мя мно­го­чис­лен­ных по­жа­ров эле­мен­ты де­ко­ра, в част­но­сти на­лич­ни­ки на ок­нах. Бы­ла вос­ста­нов­ле­на так­же древ­няя ар­хи­тек­ту­ра ниж­не­го эта­жа, по имев­шим­ся в сте­нах ни­шам опре­де­ли­ли, что в ле­вой ча­сти его на­хо­дил­ся ал­тарь. Здесь был вос­со­здан при­дел во имя пре­по­доб­но­го Алек­сия, че­ло­ве­ка Бо­жия.
Отец Сер­гий бла­го­сло­вил свою ду­хов­ную дочь — ху­дож­ни­цу Ма­рию Ни­ко­ла­ев­ну Со­ко­ло­ву обу­чать­ся ико­но­пи­си. Она ста­ла его вер­ной и пре­дан­ной уче­ни­цей, а в даль­ней­шем — из­вест­ным ико­но­пис­цем, на­чав­шим воз­рож­де­ние древ­ней ико­но­пис­ной тра­ди­ции в Рус­ской Церк­ви в XX ве­ке.
В 1924 го­ду бо­го­моль­цы хра­ма во гла­ве с от­цом Сер­ги­ем по­се­ти­ли под­мос­ков­ный Ни­ко­ло-Уг­реш­ский мо­на­стырь, где про­жи­вал на по­кое па­ра­ли­зо­ван­ный вось­ми­де­ся­ти­лет­ний ста­рец, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ма­ка­рий, апо­стол Ал­тая, ко­то­ро­го отец Сер­гий на­зы­вал жи­вым рус­ским свя­тым.
В 1928 го­ду тя­же­ло за­бо­лел Оп­тин­ский ста­рец Нек­та­рий. В ап­ре­ле отец Сер­гий при­ез­жал к нему в Хол­ми­щи. Отец Нек­та­рий вы­ска­зал по­же­ла­ние, чтобы имен­но отец Сер­гий был око­ло него в час смер­ти и от­пел его. Он ска­зал от­цу Сер­гию: «О Вас не бес­по­ко­юсь». Но дать за­тем те­ле­грам­му на Ма­ро­сей­ку об ухуд­ше­нии со­сто­я­ния стар­ца не смог­ли из-за силь­но­го раз­ли­ва рек. На по­хо­ро­ны стар­ца при­е­ха­ло мно­го ми­рян и свя­щен­ни­ков. От­пе­ва­ние воз­глав­лял отец Сер­гий Ме­чев.
В 1929 го­ду сно­ва на­ча­лись мас­со­вые аре­сты свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ве­ру­ю­щих. Отец Сер­гий был аре­сто­ван в ночь с 28 на 29 ок­тяб­ря. На­хо­дясь во вто­рой раз в Бу­тыр­ках, отец Сер­гий сно­ва мо­лил­ся, чтобы Гос­подь по­ка­зал ему, пра­ви­лен ли его путь. И ес­ли да, то про­сил от­пра­вить его из Моск­вы в день па­мя­ти очень чти­мо­го им ис­по­вед­ни­ка — пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та. Об­сто­я­тель­ства так и сло­жи­лись, по­езд с аре­стан­та­ми от­был ве­че­ром 11/24 но­яб­ря в Ар­хан­гельск. Там отец Сер­гий, осуж­ден­ный на три го­да ссыл­ки, по­лу­чил на­прав­ле­ние в неболь­шой го­род Кад­ни­ков Во­ло­год­ской об­ла­сти, на­хо­див­ший­ся в 17 ки­ло­мет­рах от же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Су­хо­на и в 10 ки­ло­мет­рах от при­ста­ни Ра­бан­га на ре­ке Су­хо­на.
Отец Сер­гий снял в Кад­ни­ко­ве две смеж­ные ком­на­ты в ти­хом до­ме у по­жи­лой хо­зяй­ки. Здесь он со­вер­шал бо­го­слу­же­ния. Хо­дил он в свя­щен­ни­че­ской одеж­де (со вре­ме­ни по­свя­ще­ния граж­дан­ско­го пла­тья не имел). На ле­то и зим­ние ка­ни­ку­лы к нему при­во­зи­ли де­тей. Ма­туш­ка при­ез­жа­ла лишь на вре­мя от­пус­ка, так как по­сту­пи­ла ра­бо­тать в боль­ни­цу мед­сест­рой.
В го­ды ссыл­ки к от­цу Сер­гию при­ез­жа­ли неко­то­рые из ду­хов­ных до­че­рей и при­во­зи­ли мно­го пи­сем. От­ве­чая од­ной из ду­хов­ных чад, про­сив­шей бла­го­сло­ве­ние на ино­че­ский по­стриг, он пи­сал: «От­ре­че­ние от ми­ра ши­ре пу­ти ино­че­ско­го. Ино­че­ство есть один из ви­дов это­го от­ре­че­ния, его выс­шая фор­ма. За­жи­ви­те по-на­сто­я­ще­му для Гос­по­да и Его жиз­нью и по­чув­ствуй­те, что иде­те тем же пу­тем, что и ино­ки... Толь­ко не за­бы­вай­те, что сей­час вре­мя осо­бен­но­го слу­же­ния ближ­ним... Ни­ко­гда еще не стра­да­ли так бра­тия Его мень­шие, как те­перь. Глав­ное — жи­ви­те для Бо­га и в Нем с людь­ми, вы­пол­няя в ме­ру все по­ло­жен­ное каж­до­му хри­сти­а­ни­ну. То­гда в свое вре­мя, ес­ли бла­го­сло­вит Гос­подь, вой­де­те и в лик ан­ге­ло­по­доб­ных. Толь­ко так, а не ина­че».
Из Кад­ни­ко­ва от­цом Сер­ги­ем бы­ли на­пи­са­ны и пять об­щих пи­сем чле­нам ма­ро­сей­ской об­щи­ны. В них про­яв­ля­ет­ся оте­че­ская лю­бовь пас­ты­ря к па­со­мым, бес­по­кой­ство об их ду­шев­ном со­сто­я­нии и ду­хов­ном ро­сте, за­бо­та о неослаб­ном про­дви­же­нии по пу­ти по­ка­я­ния, очи­ще­ния ду­ши в непре­стан­ной борь­бе со сво­и­ми недо­стат­ка­ми. На­по­ми­на­ет­ся, как важ­но вы­ка­зы­вать за­по­ве­дан­ную Хри­стом лю­бовь друг ко дру­гу, сво­им ближ­ним и вра­гам.
По­след­ней служ­бой в ма­ро­сей­ском хра­ме бы­ла ли­тур­гия в день Бла­го­ве­ще­ния в 1932 го­ду. Един­ствен­ный свя­щен­ник хра­ма — иеро­мо­нах Алек­сандр (Ильин) по до­ро­ге из церк­ви был аре­сто­ван, осуж­ден и со­слан в На­рым. Через шесть ме­ся­цев по­сле пре­кра­ще­ния бо­го­слу­же­ния — 6 ок­тяб­ря храм окон­ча­тель­но за­кры­ли, внут­ри ста­ли все ло­мать и вы­бра­сы­вать, и он был от­дан со­сед­ним учре­жде­ни­ям как под­соб­ное по­ме­ще­ние. При­хо­жане за­бра­ли к се­бе что смог­ли. Чу­до­твор­ную Фе­о­до­ров­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри вы­нес­ла и со­хра­ни­ла Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на Со­ко­ло­ва.
В ап­ре­ле 1932 го­да бы­ли аре­сто­ва­ны мно­гие ми­ряне и сре­ди них су­пру­га от­ца Сер­гия Ев­фро­си­ния Ни­ко­ла­ев­на. Бу­тыр­ская тюрь­ма бы­ла пе­ре­пол­не­на. В ней слы­ша­лись ис­пол­няв­ши­е­ся ду­хо­вен­ством по па­мя­ти пес­но­пе­ния Страст­ной сед­ми­цы. В Пас­халь­ную ночь за­пе­ли во весь го­лос в муж­ских и жен­ских ка­ме­рах Пас­халь­ную за­ут­ре­ню. Над­зи­ра­те­ли не ре­ши­лись это пе­ние оста­но­вить.
Ев­фро­си­ния Ни­ко­ла­ев­на по­лу­чи­ла три го­да ссыл­ки с по­сле­ду­ю­щим за­пре­ще­ни­ем про­жи­вать в две­на­дца­ти круп­ных го­ро­дах и сто­ки­ло­мет­ро­вой зоне во­круг них. Она по­еха­ла к му­жу в Кад­ни­ков.
Че­ты­рех де­тей от­ца Сер­гия, в воз­расте от ше­сти с по­ло­ви­ной до две­на­дца­ти лет, по су­ще­ство­вав­шим уста­нов­кам, по­ла­га­лось на­пра­вить на пе­ре­вос­пи­та­ние в раз­ные дет­ские до­ма. Млад­ший неже­на­тый брат Ев­фро­си­нии Ни­ко­ла­ев­ны Глеб Ни­ко­ла­е­вич Ша­фо­ро­стов по­сле ее аре­ста без про­мед­ле­ния пе­ре­шел жить к де­тям в уплот­нен­ную, став­шую ком­му­наль­ной, квар­ти­ру от­ца Алек­сия и взял над ни­ми опе­ку.
За­кры­тие хра­ма ис­пол­ни­ло серд­це от­ца Сер­гия неиз­быв­ной скор­бью. В сво­ем по­след­нем, пя­том пись­ме к сво­ей пастве он на­пи­сал, что со­вер­ша­ю­ще­е­ся в Рос­сии — неожи­дан­но и непо­нят­но для жи­ву­щих в ми­ру. Но рус­ские по­движ­ни­ки XVIII-XIX ве­ков пред­ви­де­ли это страш­ное вре­мя и оста­ви­ли о нем сви­де­тель­ства. Отец Сер­гий при­во­дит вы­ска­зы­ва­ния свя­ти­те­лей Ти­хо­на За­дон­ско­го, Иг­на­тия (Брян­ча­ни­но­ва), Фила­ре­та Мос­ков­ско­го, ко­то­рые ви­де­ли, что ис­тин­ное бла­го­че­стие остав­ля­ет­ся да­же в ино­че­ских оби­те­лях, и пред­ре­ка­ли гря­ду­щую ка­та­стро­фу.
К кон­цу 1932 го­да у зна­чи­тель­но­го чис­ла ссыль­ных под­хо­ди­ли сро­ки осво­бож­де­ния, но оно не по­сле­до­ва­ло. Вес­ной 1933 го­да по го­ро­дам и ве­сям на­ча­лись аре­сты как от­быв­ших сро­ки ссыль­ных, так и мест­ных жи­те­лей. При­го­во­ры ста­ли бо­лее су­ро­вы­ми, чем в преды­ду­щие го­ды.
В Кад­ни­ко­ве аре­сты бы­ли про­ве­де­ны ве­че­ром 8 мар­та. Аре­сто­ван­ных от­пра­ви­ли в Во­ло­год­скую тюрь­му. Пе­ре­сыл­ки в ла­ге­ря на­ча­лись в ав­гу­сте. Отец Сер­гий по­лу­чил пять лет ла­ге­рей, стал но­сить граж­дан­скую одеж­ду и был от­прав­лен, в день Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, на ле­со­пиль­ные ра­бо­ты у Ку­бен­ско­го озе­ра. Зи­мой бри­га­да за­клю­чен­ных бы­ла пе­ре­бро­ше­на на ре­ку Су­хо­ну раз­гру­жать лес со вмерз­шей в лед бар­жи.
При­дя на оче­ред­ное сви­да­ние с му­жем, ма­туш­ка уви­де­ла, что бар­жи сто­ят пу­сты­ми. За­клю­чен­ных увез­ли в Во­лог­ду и, как в даль­ней­шем вы­яс­ни­лось, в ту же ночь от­пра­ви­ли по эта­пу в рас­по­ло­жен­ный зна­чи­тель­но се­вер­нее ла­герь. Бли­жай­ший по­езд шел в Во­лог­ду лишь на сле­ду­ю­щий день утром, и ма­туш­ка оста­лась но­че­вать на Ра­бан­ге в до­ме мест­но­го свя­щен­ни­ка от­ца Алек­сандра. Се­мья его да­ва­ла ей и стар­шим де­тям при­ют, ко­гда они, воз­вра­ща­ясь ле­том по­сле сви­да­ний с от­цом Сер­ги­ем в Во­ло­год­ской тюрь­ме, схо­ди­ли в позд­ний час на этой при­ста­ни с теп­ло­хо­да.
Усло­вия об­щих ра­бот и ла­гер­ный быт бы­ли очень тя­же­лы­ми, уго­лов­ни­ки от­би­ра­ли все, что при­сы­ла­лось из до­ма. Со­сто­я­ние здо­ро­вья от­ца Сер­гия рез­ко ухуд­ши­лось. По­сле об­ра­ще­ния в Крас­ный Крест он был пе­ре­ве­ден с об­щих ра­бот на фельд­шер­ский при­ем. Ме­ди­цин­ские ра­бот­ни­ки име­ли пра­во сво­бод­но пе­ре­дви­гать­ся. Бла­го­да­ря за­че­там за доб­ро­со­вест­ный, так на­зы­ва­е­мый «удар­ный» труд отец Сер­гий был от­пу­щен на сво­бо­ду го­дом рань­ше.
По осво­бож­де­нии ра­бо­тал в по­ли­кли­ни­ке в Тве­ри, вел са­мо­сто­я­тель­ный фельд­шер­ский при­ем в ото­ла­рин­го­ло­ги­че­ском ка­би­не­те. Там он мог до на­ча­ла при­е­ма ис­по­ве­дать и при­ча­стить при­е­хав­ших из Моск­вы ран­ним по­ез­дом ду­хов­ных де­тей.
Не имея пра­ва про­жи­вать в об­ласт­ном цен­тре, отец Сер­гий сни­мал часть до­ма в при­го­ро­де, где жил со сво­им ду­хов­ным сы­ном В.Ф. Ев­до­ки­мо­вым, так­же вер­нув­шим­ся из за­клю­че­ния. В до­маш­них усло­ви­ях они пра­ви­ли цер­ков­ные служ­бы.
В ла­ге­ре отец Сер­гий всту­пил на путь су­гу­бо­го по­ка­я­ния и от­ре­ше­ния от мир­ских дел и при­стра­стий. Во всем он се­бя огра­ни­чи­вал и утес­нял. Не ел, на­при­мер, ни­ка­ких кон­фет кро­ме са­мых про­стень­ких — по­ду­ше­чек. Ду­хов­ный сын его Ва­ле­рий По­вед­ский, впо­след­ствии про­то­и­е­рей, слу­жив­ший в Ни­коль­ском хра­ме в Тал­лине, рас­ска­зы­вал его до­че­ри, как, при­е­хав в жар­кий день в Тверь, с удо­воль­стви­ем вы­пил несколь­ко кру­жек вкус­но­го ква­са, про­да­вав­ше­го­ся из бо­чек на ули­це, а отец Сер­гий поз­во­лил се­бе вы­пить лишь од­ну, за­ме­тив, что луч­ше се­бя сдер­жи­вать.
В цер­ков­ных де­лах по­ло­же­ние бы­ло очень на­пря­жен­ное: боль­шин­ство ар­хи­ере­ев на­хо­ди­лись в ла­ге­рях и тюрь­мах. Неко­то­рые из ал­тар­ни­ков ма­ро­сей­ско­го хра­ма хо­те­ли тай­но по­слу­жить Церк­ви Хри­сто­вой в свя­щен­ном сане. Же­на од­но­го из них, ко­то­рый так­же про­жи­вал с се­мьей в при­го­ро­де Тве­ри, узна­ла через дру­зей, что непо­да­ле­ку неле­галь­но на­хо­дит­ся епи­скоп, зна­ко­мый ей по Да­ни­ло­ву мо­на­сты­рю и по­стриг­ший в ино­ки­ни ее све­кровь.
Отец Сер­гий не был рас­по­ло­жен об­ра­щать­ся к это­му ар­хи­ерею, но та не от­сту­па­ла и не пе­ре­ста­вая твер­ди­ла, что всех ар­хи­ере­ев ско­ро рас­стре­ля­ют и Пра­во­слав­ная Цер­ковь в Рос­сии мо­жет пе­ре­стать су­ще­ство­вать. В ито­ге воз­об­ла­да­ло мне­ние, что по­то­ро­пить­ся сле­ду­ет, и че­ты­ре чле­на об­щи­ны бы­ли ру­ко­по­ло­же­ны во свя­щен­ни­ки.
В 1939 го­ду это­го епи­ско­па аре­сто­ва­ли, предъ­явив ему об­ви­не­ние в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти. Он ука­зал на от­ца Сер­гия как на «гла­ву под­поль­ной ан­ти­со­вет­ской ор­га­ни­за­ции». Вы­ра­жал со­жа­ле­ние, что дал во­влечь се­бя «в ан­ти­со­вет­скую ра­бо­ту по за­да­нию Ме­че­ва».
Суд над ар­хи­ере­ем и аре­сто­ван­ной вме­сте с ним жен­щи­ной со­сто­ял­ся в ян­ва­ре 1940 го­да в го­род­ском су­де Моск­вы. По окон­ча­нии про­цес­са од­на из об­ви­ня­е­мых, при­знан­ная неви­нов­ной, бы­ла от­пу­ще­на на сво­бо­ду пря­мо из за­ла су­да. При этом ей да­ли на ру­ки об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, ко­то­рое яв­ля­лось, в сущ­но­сти, об­ви­не­ни­ем от­ца Сер­гия. Епи­ско­пу ста­ви­лось в ви­ну со­уча­стие, и он был при­го­во­рен к де­ся­ти го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды. У осво­бож­ден­ной жен­щи­ны вско­ре ото­бра­ли вы­дан­ный ей до­ку­мент. Но его уже пе­ре­пи­са­ли и пе­ре­да­ли од­ной из ма­ро­сей­ских при­хо­жа­нок.
Узнав об этом, отец Сер­гий уси­лил мо­лит­вы о но­во­по­свя­щен­ных. Он мо­лил Гос­по­да и пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия То­тем­ско­го, чтобы ни­кто из них не по­стра­дал, а в от­ве­те за всех был лишь он один.
В мар­те 1940 го­да отец Сер­гий пе­ре­ехал в Ры­бинск, где устро­ил­ся на ра­бо­ту в го­род­ской по­ли­кли­ни­ке фельд­ше­ром. Жи­лье бы­ло най­де­но в при­го­ро­де, на дру­гом бе­ре­гу Вол­ги. Из-за ве­ро­ят­ной слеж­ки отец Сер­гий вы­нуж­ден был встре­чать­ся с жив­ши­ми в Ры­бин­ске близ­ки­ми людь­ми в ле­су. В но­яб­ре то­го же го­да он сло­мал пра­вую но­гу, дол­го ле­чил­ся и по­лу­чил за­тем ин­ва­лид­ность вто­рой груп­пы. Это об­сто­я­тель­ство поз­во­ли­ло ему уехать из Ры­бин­ска и жить ка­кое-то вре­мя то у од­них, то у дру­гих зна­ко­мых в раз­ных ме­стах.
Вви­ду неми­ну­е­мо­го аре­ста от­цу Сер­гию со­ве­то­ва­ли уехать ку­да-ни­будь по­даль­ше, на­при­мер в Сред­нюю Азию, но он не смог на это ре­шить­ся. Бы­ло най­де­но жи­лье в од­ной из от­да­лен­ных де­ре­вень на Вол­ге под Ту­та­е­вом, где отец Сер­гий со­би­рал­ся про­жить ле­то 1941 го­да с од­ной из се­стер хра­ма. В по­след­ний мо­мент эта сест­ра из-за се­мей­ных дел по­ехать не смог­ла и ее за­ме­ни­ла Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на Бул­га­ко­ва. Это бы­ло про­мыс­ли­тель­но, так как она лишь недав­но во­шла в ма­ро­сей­скую об­щи­ну и о цер­ков­ных де­лах и труд­ных об­сто­я­тель­ствах жиз­ни от­ца Сер­гия не зна­ла.
7 июля 1941 го­да в день Рож­де­ства Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на отец Сер­гий был аре­сто­ван в Ры­бин­ске, ку­да ему при­шлось по­ехать по де­лам про­пис­ки и за­но­че­вать.
На до­про­се отец Сер­гий ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­вал­ся на­зы­вать зна­ко­мых, мо­ти­ви­руя это неже­ла­ни­ем под­вер­гать их от­вет­ствен­но­сти. За укло­не­ние от тре­бу­е­мых по­ка­за­ний от­цу Сер­гию на­зна­чи­ли за­клю­че­ние в кар­цер на пять су­ток.
В хо­да­тай­стве о про­дле­нии сро­ков след­ствия по де­лу об­ви­ня­е­мых Ме­че­ва и Бул­га­ко­вой ука­за­но, что они по ре­ли­ги­оз­ным убеж­де­ни­я­ми от­ка­за­лись дать по­ка­за­ния о со­ста­ве сво­ей цер­ков­ной груп­пы и ее ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти.
12 но­яб­ря 1941 го­да Е.А. Бул­га­ко­вой объ­яви­ли об осво­бож­де­нии. По мо­лит­вам от­ца Сер­гия ни­кто из тай­но ру­ко­по­ло­жен­ных свя­щен­ни­ков аре­сто­ван не был.
Во­ен­ный три­бу­нал войск НКВД по Яро­слав­ской об­ла­сти при­го­во­рил от­ца Сер­гия к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Сер­гий Ме­чев был рас­стре­лян 6 ян­ва­ря 1942 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле.

Николай Славянин Преподобный схимонах.

Преподобный Николай монах был военачальником при византийском царе Никифоре I (802–811). Он был послан на войну с болгарами. Накануне битвы он подвергся искушению от одной женщины, но мужественно ему воспротивился. В кровопролитной битве погибли все соратники преподобного, а Николай остался жив. Ему было открыто в видении, что жизнь ему дарована за то, что он поборол искушение. После этого блаженный Николай оставил мир, удалился в монастырь, принял схиму и стал непрестанно молиться о воинах, павших в сражениях. Своими великими подвигами он так угодил Господу, что был удостоен дара прозорливости.

Преподобномученик Иннокентий (Беда), архимандрит

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ин­но­кен­тий (Бе­да) ро­дил­ся в 1881 го­ду в се­ле Мой­сен­цы Зо­ло­то­нош­ско­го уез­да Пол­тав­ской гу­бер­нии в кре­стьян­ской се­мье. Об­ра­зо­ва­ние по­лу­чил до­ма. По­сту­пил в мо­на­стырь. В 1908 го­ду был по­стри­жен в мо­на­ше­ство и ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­ди­а­ко­на, за­тем иеро­мо­на­ха. С на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой вой­ны иеро­мо­нах Ин­но­кен­тий пе­ре­ехал в Тверь, где и по­зна­ко­мил­ся с епи­ско­пом Ста­риц­ким, ви­ка­ри­ем Твер­ской епар­хии, Пет­ром (Зве­ре­вым) и стал его ке­лей­ни­ком. В Тве­ри отец Ин­но­кен­тий жил до аре­ста епи­ско­па в 1923 го­ду, по­сле че­го он уехал на ро­ди­ну в Пол­тав­скую об­ласть. По­сле воз­вра­ще­ния из ссыл­ки в Моск­ву епи­ско­па Пет­ра отец Ин­но­кен­тий при­е­хал к нему, а по на­зна­че­нии то­го на ка­фед­ру в Во­ро­неж по­ехал вме­сте с ним. Был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та.
Он был аре­сто­ван по «де­лу» вла­ды­ки 17 де­каб­ря 1926 го­да Во­ро­неж­ским ОГПУ и при­го­во­рен к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь на Со­лов­ках. Из за­клю­че­ния ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий пи­сал: «Мы по ми­ло­сти Бо­жи­ей по­ка жи­вы, мое здо­ро­вье не со­всем по­ря­доч­ное... Од­на у нас ра­дость и уте­ше­ние – это цер­ковь, где на­хо­дим аб­со­лют­ный ду­шев­ный по­кой, за­бы­ва­ют­ся все жиз­нен­ные невзго­ды да­ле­ко­го се­ве­ра. В цер­ковь име­ем воз­мож­ность хо­дить по­чти еже­днев­но. Вот тут в угол­ке, в ти­ши мо­лит­вен­но и вспо­ми­на­ют­ся ли­ца, с ко­то­ры­ми так или ина­че при­хо­ди­лось в жиз­ни встре­чать­ся; и ко­гда всех вспом­нишь, лег­ко, лег­ко на ду­ше станет, ухо­дишь из хра­ма об­нов­лен­ным и обод­рен­ным».
Пи­сал он это 2 сен­тяб­ря 1927 го­да, а в ок­тяб­ре тя­же­ло за­бо­лел, при­чем со­сто­я­ние его здо­ро­вья ухуд­ша­лось стре­ми­тель­но. В де­каб­ре он со­бо­ро­вал­ся. Он ис­ху­дал до неузна­ва­е­мо­сти, си­лы та­я­ли, не бы­ло сил го­во­рить. Но дух его был бодр и ми­рен. Ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий умер 6 ян­ва­ря 1928 го­да, на­ка­нуне празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва, не про­из­не­ся ни од­но­го сло­ва ро­по­та, и был по­гре­бен на мо­на­стыр­ском клад­би­ще непо­да­ле­ку от церк­ви пре­по­доб­но­го Онуф­рия Ве­ли­ко­го.

 
Комментарии
Всего комментариев: 5
2022/03/12, 20:25:33
Господи Милостив благодарю тебя за все! Молюсь за семью свою прошу благополучия здоровья долгих лет жизни во славу Божью. Да не наказывай нас за грехи наши помилуй нас рабов твоих Владимира Татиану Георгия. Прошу благополучия всей семье , мира. Прошу защити Георгия помоги своим милосердием в работе. Аминь
Раба Божья Татиана
2022/02/21, 02:13:50
Господи Милостив благодарю тебя за все! Молюсь за семью свою прошу благополучия здоровья долгих лет жизни во славу Божью. Да не наказывай нас за грехи наши посиди насрабов твоих Владимира Татиану Георгия. Прошу выздоровления всей семье подкосил нас ковид. Даруй сил на преодоление недуга рабу Божьему Владимиру. Дай спорости лечащим врачам. Аминь
Раба Божья Татиана
2022/01/06, 17:44:08
Господи Милостив благодарю тебя за все! Молюсь за семью свою прошу благополучия здоровья долгих лет жизни во славу Божью
Раба Божья Татиана
2022/01/06, 05:39:48
/Он исхудал до неузнаваемости, силы таяли, не было сил говорить.
Но дух его был бодр и мирен./


Блаженны вы, отцы святые, исповедники - а нам ещё сей подвиг престоит.
Но мы боимся "страха там, где нет его", боимся потому, что сердце ветхое ещё,
земное, неочищенное сердце неофитов-христиан.

Очиститься и возродиться благодатию Твоей, Богомладенец Иисус,
молитвенно восстать из пепла страхований плОтских - цель желанная у нас.

Вы помогите нам сегодня, опытно прошедшие сей путь, - мы веруем, что будет так.
Павел
2022/01/06, 04:18:37
Господи прости мои прегрешения вольные и невольные даруй мне здоровья и терпения Помоги мне Спасибо
Татьяна
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2022


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.062376022338867 сек.