Портал "Дивное Дивеево"

Страничка монастыря расположена здесь - www.4udel.nne.ru

Господи, Иисусе Христе, Боже наш, благослови нам пищу и питие молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен во веки веков. Аминь. (И перекрестить пищу и питие.) Oтче наш, ...
На главную Новости «Всему миру во вразумление его»
«Всему миру во вразумление его»
25/09/2014 11:30:51

В настоящее время все мы озабочены поиском правильного пути развития нашего общества, который не только обеспечивал бы его — общества — духовное и физическое здоровье и необходимое для его временного, земного существования благополучие, благоустройство, но и приводил бы ко спасению, то есть в жизнь вечную в Царствии Божием.

 

В этой связи вспоминаются слова преподобного Серафима Саровского о том, что все беды в России происходят от бытоулучшательной партии. Эту же мысль некоторое время спустя высказал и святой праведный Иоанн Кронштадтский.

 

На первый взгляд подобные слова кажутся странными. Что может быть плохого в улучшении быта и благосостояния народа? Но если мы вспомним заповедь Господа нашего Иисуса Христа: «Ищите же прежде всего Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф., 6:33), то станет ясно, что святые указывали на очень существенную, принципиальную ошибку, которая допускается, если на первое место ставится не стремление жить по правде Божией, а стремление улучшить качество жизни именно через создание комфорта.

 

Человечество действительно вынуждено заботиться о своём материальном благополучии, но здесь очень важен вопрос приоритетов: что прежде всего? Что поставлять во главу угла? А что второстепенно и прилагается? Из евангельских слов явствует, что благоустройство подаётся от Господа за стремление жить по-Божию, по Его святым заповедям.

 

Сейчас участились настойчивые заявления о том, что наше государство и наше образование — светские, а не духовные. Но ведь светский — не значит нерелигиозный, не духовный, не православный. Светский — не значит «обмирщённый» в святоотеческом смысле этого слова, то есть порабощённый греховным страстям.

 

Насущно необходимой, актуальной становится тема духовно-светского пути, духовного аскетического подвига, то есть упражнения в добродетели в соответствии с условиями жизни и мерой каждого. Подобное сочетание духовного начала со светским образом жизни доступно любому мирянину, желающему спасения своей душе и благоустроения общества в целом.

 

У нас имеются важные свидетельства по этому вопросу двух православных мирян (один из них удостоился принять монашество незадолго до смерти). Оба они были собеседниками и сотаинниками своих великих старцев.

 

Один из них — Николай Александрович Мотовилов, служка, как он сам себя называл, преподобного Серафима Саровского. Он, по словам его современников и близких людей, «будучи светским и семейным человеком, проводил духовную жизнь… где бы ни был и чем бы ни занимался, имел мысль, погружённую в Бога»1. Другой — русский православный философ, писатель, публицист Константин Николаевич Леонтьев, первым духовником и старцем которого был иеросхимонах Иероним Афонский. Он научил Леонтьева в сорокалетнем возрасте вере в Бога, страху Божию, «любви к Церкви и её стеснениям»2. Леонтьев призывал жить «не для земли», а подвизаться духовным подвигом ради спасения души. Он говорил о том, что все проблемы современности решаются в Боге, а не в мелком гражданском недовольстве3.

 

Духовное наследие Константина Леонтьева — это развитие тех мыслей, всестороннее раскрытие тех тем, которые зародились у него на Афоне, в Русском Пантелеимоновом монастыре, во время продолжительных бесед со старцем Иеронимом. Духовное наследие Мотовилова — это в первую очередь записанные им слова преподобного Серафима, говорившего не от себя, а лишь передававшего, по свидетельству святого старца, слова Самого Бога «всему миру во вразумление его и во всецелое всего рода человеческого спасение»4.

 

«Мне Господь сказал, — поведал преподобный Серафим Мотовилову, — что у вас в жизни всё духовное со светским и всё светское с духовным так тесно связано, что ни того от другого, ни этого от того отделить нельзя, и что за всем тем Он Сам изволил назначить вам такую жизнь, и что будущее человечество сим лишь путём пойдёт, если захочет спастись, и что на всё это есть Его [Бога] собственная воля»5.

 

Вот так! Ни много ни мало — всё человечество в будущем!

 

Таким образом, из этих слов явствует, что жизненный путь самого Мотовилова является символом и образом пути, подражая и следуя которому любой человек может достичь спасения.

 

Зная эти слова батюшки Серафима, мы задаёмся вопросом: а может, и государство, и образование, и наука, и многое другое, и сама жизнь, и люди в первую очередь, должны быть светскими и духовными одновременно, неслитно и нераздельно?


Мысль эту подтверждает и Константин Леонтьев. Ведь «мир», по его словам, не столько совокупность внешних предметов, возбуждающих чувства и страсти, сколько внутренние задатки страстей, которые мы носим в себе, и этот «мир» может преследовать даже отшельников.6 «Монах, — говорит Леонтьев, — такой же православный христианин, как и не монах, но поставленный в особые, благоприятные для строгой жизни, условия. Мирянин верующий — тот же аскет»7. Монашество — высший плод христианского общества и своим примером и руководством влияет на весь христианский мир8.

 

Мыслитель просто и доступно, исходя из святоотеческого учения, разъясняет смысл и суть монашеского образа жизни и образа жизни светского человека:

 

«Конечно, не все, а только очень незначительная часть христиан может посвящать себя иноческой жизни, и в самое благоприятное для монашества время монахов бывало немного сравнительно с мирянами. Но последовательность здесь, как известно, та, которая выражена Спасителем в ответе богатому юноше, желавшему спастись: «Если же хочешь совершен быти, то раздай имение свое нищим и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи и следуй за Мною» (Мф., 19:21). «Заповеди (Христовы), — говорит авва Дорофей, объясняя значение монашества, — даны всем христианам, и всякий христианин обязан исполнять их; они, так сказать, дань должная Царю. И кто отрекающийся давать дани Царю избег бы наказания. Но есть в мире великие и знатные люди, которые не только дают дани Царю, но приносят ему и дары; таковые сподобляются великой чести, великих наград и достоинств. Так и отцы: они не только сохранили заповеди, но и принесли Богу дары. Дары же сии суть: девство и нестяжание. Это не заповеди, но дары; ибо нигде не сказано в Писании: не бери жены, не имей детей. Так же и Христос, говоря: «Продаждь имения твоя» (Мф., 19:21), не дал этим заповеди; но, когда приступил к нему законник и сказал: «Учителю благий, что сотворив живот вечный наследую», Христос отвечал: «Ты знаешь заповеди: не убий, не прелюбодействуй, не укради, не лжесвидетельствуй на ближнего своего» и проч. Когда же тот сказал: «Сия вся сохранил от юности моея», Господь присовокупил: «Аще хощеши совершен быти, продаждь имения твоя и даждъ нищим» и проч. (Мф., 19:21). Он не сказал: «Продай имение твое», как бы повелевая, но советуя, ибо слова «аще хощеши» не суть слова повелевающего, но советующего» (Поучение первое аввы Дорофея об отвержении от мира)»9.

 

Леонтьев говорит, что подвиг о Христе «хорошего монаха» и «самоограничивающегося мирянина» различается не качественно, а лишь количественно. Убеждённые христиане, по его словам, начиная с афонского пустынника и заканчивая богатым и высокопоставленным русским государственным деятелем, несмотря на великую разницу во внешнем образе жизни, имеют одинаковый сердечный идеал, одну и ту же философию жизни, единые догматы и нравственный критерий, усилия направляют к одной цели, которую Леонтьев определяет как «поддержание в себе во время земной жизни близости ко Христу и к Его учению10». Полезна каждому его особая, личная мера на всё. Доверие к старцам и послушание устанавливает эту меру11.

 

«Побольше того аскетического духа, который может пронизать насквозь своими веяниями и всю мирскую жизнь — придворную ли, деревенскую!» — призывает Константин Леонтьев12.

 

В свою очередь, преподобный Серафим Саровский столь же определённо сказал, что по воле Божией «можно, и в миру живучи, получить такую же благодать, как и в отшельничестве». Открыл он также, что Бог через Мотовилова «назначил показать на земле этот [духовно-светский] образ спасения, чтобы мирские люди были причастниками тех же даров Духа Святого, как и отшельники, если равномерные с ними труды, подвиги, злострадания, претерпенные до конца Христа ради, и всё находящее на них они добровольно решатся взять на себя… возлюбивше Господа всей душою».

 

«То ли время теперь, чтобы бояться крайностей — религиозного аскетизма!» — утверждает Леонтьев13. По его словам, само состояние среды, т.е. общества, и степень её сопротивления заставляет обращаться к суровому аскетическому идеалу. И преподобный Серафим через Мотовилова напоминает о «сопротивлении среды» — о тех «пререканиях и клеветах», которые «на святую Церковь падают».

 

Итак, духовный образ жизни в миру для светского человека состоит в том, чтобы постоянно иметь ум в Боге, угождать Ему борьбой с греховными страстями и приобретением добродетелей, приближаться к Нему посредством этого. И примеры для подражания имеются — это в первую очередь жизненный путь Николая Александровича Мотовилова, который нам необходимо тщательно изучать, из которого непременно поучаться, а также жизнь других великих мирян, имевших мировоззрение церковное, святоотеческое.

 

Вот какие откровения и обетования Божии становятся доступными нам сейчас, в наши дни. Поэтому каждый из нас, находясь в своём звании и соответствуя своему призванию, сочетая светский образ жизни с духовным деланием, должен совершать свои труды и служение Богу и Отечеству по воле Божией с полной надеждой и упованием, что получит такие же милости и такую же благодать, как аскеты и отшельники. Если, конечно, сам захочет, если будет подвизаться… И тогда Господь даст полное оздоровление народу, а следовательно, и государству и всё исправит в нашей жизни и приведёт в жизнь вечную.

 

 

 

Игумен Пётр (Пиголь)

 

1. Записки Николая Александровича Мотовилова, служки Божией Матери и преподобного Серафима. — М., 2005. — С. 5.

 

2. Леонтьев К.Н. Записка о необходимости новой большой газеты в С.-Петербурге / Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство: Философская и политическая публицистика. Духовная проза (1872—1891). — М., 1996. — С. 392.

 

3. См.: Леонтьев К.Н. Четыре письма с Афона / Там же. — С. 37.

 

4. Записки Николая Александровича Мотовилова… — С. 89.

 

5. Там же. — С.

 

6. См.: Леонтьев К.Н. Отец Климент Зедергольм, иеромонах Оптиной пустыни / Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство. — С. 206—207.

 

7. Там же. — С. 189.

 

8. Там же. — С. 190.

 

9. Там же. С. 185—186.

 

10. Там же. С. 190.

 

11. См.: Там же. С. 196.

 

12. Леонтьев К. Н. [Послесловие к «Рассказу моей матери…»] / Леонтьев К. Н. Собрание сочинений: В 12 т. СПб., 2004. Т. 6. Ч. 2. С. 51.

 

13.Там же. С. 51.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2019


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.092669010162354 сек.