Портал "Дивное Дивеево"

Официальный сайт Дивеевского монастыря - diveevo-monastyr.ru

Песнь 1 Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися. Агнче Божий, вземляй грехи всех, возьми бремя от мене ...
На главную Новости Голубь над Афоном.
Голубь над Афоном.

 

Позвонил отец Виктор и поинтересовался, как я в этот раз съездил на Афон?
Ответил, что рассказывать долго, одно непрекращающееся состояние чуда.
На, что он посоветовал мне записать рассказ.
Что я теперь и делаю, по его благословению.
Во Имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь!
Матушка Богородица, подсоби.

 

 

 

Рассвет над Афоном


Праздник Казанской Иконы Божией Матери на вершине Афона и исторические циклы.

Раннее утро. Вершина Афона. Над морем, на высоте около 2030 метров, возвышается мраморная скала, а на ней Православный Крест и храм в честь Преображения Господня. Строится новый, на месте старого, построенного в XIX веке русскими и простоявший здесь до этого времени более века.

Проснулся затемно, часа в четыре, видимо уже вошел в афонский ритм жизни. Здесь монахи живут по византийскому времени и основная молитва у них приходится на ночь. Молятся все: двадцать монастырей, скиты, кельи и каливы. Молитвенное место отшельников пещера или какое либо другое неприхотливое укрытие. Монахи молятся за мир, за людей. Их молитва слышна Игуменье Афона, Матушке Богородице и, конечно же, доходит до Отца Небесного.

Вот и мы, священник Андрей и четверо мирян, предприняли довольно дерзновенную попытку испросить благословения у Матушки и отслужить Божественную Литургию на вершине. Время выстроилось таким образом, что взошли мы на гору, когда зашло солнце, как раз на Праздник Казанской Иконы Божией Матери (4 ноября по новому стилю). То, что мы здесь в это время, уже можно назвать благословением, потому что, как я уже понял из своих предыдущих поездок, сюда без благословения Игуменьи попасть праздношатающимся весьма проблематично. Значит, у нас есть надежда, что мы здесь не случайно и это радует.

Впрочем, начнем с начала. А начало оказалось довольно неопределенным. Двое из нас, уже однажды посетившие эту райскую Обитель Богородицы, намерелись испросить Её благословения на повторное посещение. Дело двигалось, как это в таких случаях и бывает, с довольно большими искушениями. Но, как, наверное, знает всякий верующий, это, зачастую, враг мешает осуществиться благому намерению. Был у нас план в этот раз приехать на Святую Гору с батюшкой Андреем. Однако, в тот момент, когда мы стали брать билеты, неожиданно выяснилось, что у него изменились обстоятельства. Это конечно нас несколько смутило, но не скажем, что вывело из равновесия. Взяли билеты, заказали диамонитирионы и стали ждать времени отъезда.

Ранний утренний звонок поднял меня еще до рассвета. Сегодня Покров, кто вдруг звонит в столь раннее время? В трубке слышется голос батюшки. "Генадич, ты взял на меня билет?" Понимаю сквозь сон, что речь идет об Афоне. "Так ты же вроде, как сам от него отказался." "А взять можешь?" "Могу наверное." "Тогда возьмите." "Сегодня всю ночь во сне Ангелы заставляли меня туда с вами ехать. Пришлось после долгих оправданий и отговорок подчиниться." "Хорошо, возьмем."

Неожиданное известие обрадовало, хотя бы даже тем, что Ангельский мир почему то вдруг забеспокоился. По видимому где-то наша поездка прописана в Промысле Отца Небесного. Так подумалось, хотя, грешны весьма, но, что есть то есть. Посмотрим, что будет с билетами. Наутро позвонил Володе, и он все запросто уладил. Даже места оказались рядом и это несколькими днями спустя. Чудеса...

Взяли билеты, отзваниваюсь отцу Андрею сообщить дату. Заодно говорю ему, что мы хотим отслужить Литургию на вершине. Это его неожиданно озадачило, но не обескуражило. Ведь был у нас с ним уже подобный опыт несколько лет назад. Патриарх Алексий II, Царство ему Небесное, благословил нас служить Литургию на Преображение на самом высоком престоле Европы, на горе Эльбрус (высота 5621 метр). Что мы и осуществили с Божией помощью и детьми сиротами из Ковалевского Детского Дома, что рядом с Нерехтой в Костромской области. (Здесь записан рассказ об этом событии Эльбрус - "Русский Фавор"). А это означает, что антиминс и походный храм у нас уже есть, и это главное, да и что еще надо. Кое что наверное и понадобилось бы, но в остальном будем уповать на помощь Божию и Матушки Богородицы, ведь это Её "Епархия". Дату службы ориентировочно, по времени прибытия и перемещения на гору определили на 4 ноября. Как раз будет наш, великий русский Праздник Казанской Иконы Божией Матери.

Итак, слово не воробей, и мы как порешили, так и будем уповать на Господа, работая Ему при этом со смирением и усиленным вниманием ко всяким обстоятельствам на пути свершения задуманного. Мы твердо верим, что в благих намерениях Бог всегда с нами, а значит все святые и ангельский чин тоже. И теперь нам главное не оплошать, тем более, что путь, к благой цели всегда тернист, а здесь он еще и на гору к тому же.

Прилетели в Солоники в назначенное время, к середине дня переместились на микроавтобусе до Уранополиса, опробовали греческой кухни на берегу тихого осеннего залива. Ничего не предвещало изменения погоды, хотя по прогнозу на завтра обещают штормовое предупреждение. И поэтому паром говорят ходить не будут. Странный прогноз, небо чистое, и ветра почти нет. Посмотрим, что будет утром. Легли спать, после повторной вечерней трапезы с уже присоеденившимися к нам двумя афонскими иеромонахами. Все прекрасно и удивительно. Мы любим тебя Афон, жди нас! Завтра мы ступим на твою освященную землю!

Первый день завершился

Мы любим тебя Афон! Серебряная дорога в грезах.

 

Путь на Афон


Ночью спал как убитый. Утром проснулись и все встало на свои места. Волна и ветер с дождем таки устроили все по прогнозу. Что делать, не терять же нам день, бездарно сидя в гостинице. Принимаем общее решение идти на Афон пешком, предварительно докупив кое что из непромокаемой пленки. Взяли рюкзаки, попрощались с гостиничным и преодолевая дождь, ветер, пограничников и дорожные искушения, которые, впрочем, с лихвой компенсировались неожиданными подарками, вышли по направлению к "самоуправляемой монашеской республике" от 972 года. Следует сразу сказать, что наше предстоящее пребывание на Афоне знаменовалось множеством неожиданностей и откровенных чудес. Даже и не знаю, как может рациональное обмирщенное мышление разрешать нерешаемые задачи. Однако, Бог есть, и Он управляет миром вопреки логике, тем более нашей, приземленной. Поэтому попробую вести рассказ со вниманием и некоторыми отступлениями, чтобы мы все уяснили для себя главное. Когда мы с Богом, то Он управляет всяким нашим делом во Благо. Дело только в нас самих, будь то один человек или несколько, работающих и молящихся во Имя Его.



Вышли мы, как было сказано в дождь, который то усиливался, то ненадолго слабел.

 


 

 


Это разумеется не ускоряло нашего перемещения, и когда мы, миновав первый скит Крумница, слегка перекусив на пороге храма, вышли на дорогу ведущую на Афонский хребет, по которому она и проложена, то нашему взору предстала любопытная картина.

 



Стоя наверху, и видя перед собой всю перспективу до горизонта, мы были несколько обескуражены. В августе здесь все выгорело, и поэтому все прекрасно просматривалось. Лютует вражина рода человеческого, предчувствуя свою кончину ближайшую. Свет Любви Христовой, подменяющий законами мира падшего.

(Пожар полыхнул на праздник священномученика Пантелиимона. Чудо в том, что четвертая часть Афона выгорела дотла, но почти все скиты, каливы и монастыри остались целы. Огонь обошел их стороной!)

 



Дорога раздваивалась, далее же множилась на различные рукава и оценить верное направление было не так то просто, тем более, что никто из нас не ходил по ней ранее. Посовещавшись, решили идти влево, так как вдалеке по ней шла машина. Через некоторое время мы догадались, что скорее всего эта дорога и является основной, во всяком случае здесь иногда ездили внедорожники, которые проходили мимо. Но мы их и не останавливали, наивно думая, что дойдем до Зографа за световой день и успеем до закрытия ворот. Так нас успокаивало наше прелестное мышление, но Богородица "сверху" все видела иначе. Она знала наш потенциал, и прекрасно видела, что мы не успеем дойти до монастыря и поэтому послала нам машину с сербским водителем Милорадом, который, как раз ехал в сторону Хиландара. Он сказал, что довезет нас до тропы на Зограф, а дальше мы сможем дойти сами. На что мы несказанно обрадовались, так как уже немало промокли и поняли, что идти придется до победы. Как вскоре выяснилось дорога до тропы составляла около 5-6 часов нашего ходу, то есть около 25-30 километров пересеченной местности в условиях непогоды. Серб узнал откуда мы, и благодарил русских братьев, на что я ему ответил "Какие же мы братья, братья не предают". Не знаю понял ли он, что я сказал, но правда есть правда.


Расставаясь, распрощались друзьями, и обещали помолиться за него на вершине Афона. Хороший человек, дай ему Бог здравия. Денег он конечно же не взял, просто наотрез отказался. Если бы он нам не показал начало тропы, то весьма сомнительно, что мы бы нашли ее вообще, а наши поиски могли закончиться в итоге ночевкой где-то под мокрым кустом на непрекращающемся до самой ночи дожде. Что конечно же не входило в наши планы на сегодня. Еще раз спасибо тебе Матушка за оказанную милость. Тропа древняя, наверное 1000 летняя, идет от Хиландара сербского в Зограф болгарский. Красивая тропа, идешь, как в сказке, под ногами мягкий ковер из опавшей листвы, под ними обточенные ногами, молитвами и тысячилетием камни, а сверху арка из густо нависающих деревьев и кустарника. Уже при подходе на дороге появился указатель к пещере преподобного Космы, Зографскому отшельнику. Мы поднялись в его пещеру на скале. Место живописное, это было видно даже в пасмурную погоду.Моли Бога о нас святый отче.

 



К вечеру, вымокшие, но непобежденные, мы наконец то прибыли в первый на нашем пути монастырь, болгарский Зограф.

 



Вот мы и здесь, вымокшие и уставшие, чудным образом пришедшие, и поклон славянской обители оказавшие.

 



Здесь нас ждал нерукотворный, чудотворный образ Великомученика Георгия и гостеприимство монахов.

С этим образом связано следующее предание. Есть две версии

Как гласит предание, этот монастырь был основан на Афоне в X в. тремя братьями-монахами родом из Охриды: Моисеем, Аароном и Иоанном.

Предание 1 версия:

Однако между ними возникло несогласие по поводу того, какому святому или празднику посвятить обитель. Прп. Моисей предлагал построить ее во имя Пресвятой Богородицы, прп. Аарон - свт. Николая, а прп. Иоанн - вмч. Георгия. После долгих споров они заперли в храме иконную доску, покрытую левкасом, и встали на молитву. Утром, отперев храм, они с удивлением увидели, что на доске изобразилась икона вмч. Георгия, в честь которого и был освящен монастырь.

Предание 2 версия (более полная):

Они расселились вначале в кельях, на отдельных столпах, но потом соорудили общий храм, получив в молитве откровение посвятить его имени великомученика Георгия, лик которого сам изобразился на доске, приготовленной для иконописи. Своего покровителя, чудесно изобразившего себя, основатели назвали живописцем "Ζόγραφος" и от иконы прозвался сам монастырь, куда стали приходить богомольцы, привлеченные слухом о чуде, особенно, когда из Палестины достигла до столицы молва об исчезновении изображения св. Георгия, в монастыре близ Лидды. Тамошние монахи пришли на Афон и признали образ в Зографе тождественным с изображением, бывшим у них. Лев Философ и царь болгарский Иоанн тоже привлечены были молвой на поклонение в Зограф чудотворному изображению св. Георгия и пожертвовали значительные вклады на достройку обители.)

Одновременно с этим чудом на Афоне произошло и другое дивное событие, но далеко от Святой Горы - на сирийской земле, в Фануилевом монастыре, расположенном недалеко от родного города святого великомученика Георгия - Лидды. Об этом чуде зографские монахи узнали несколько позже из уст изумленного игумена Евстратия и его спутников - монахов из Сирии, прибывших на Афон. На глазах у монахов изображение на иконе святого Георгия неожиданно отделилось от доски, поднялось в воздух и скрылось из Фануилова монастыря в неизвестном направлении. Удивленные иноки пали ниц и долго молили Бога, чтобы Он открыл им, куда скрылся от них чудотворный образ великомученика. Господь услышал молитвы огорченных и испуганных монахов: сам святой Георгий, явившись опечаленным братьям, утешил их, поведав, что нашел себе храм на Святой Горе Афон и предложил им поспешить туда же. Исполняя волю Божью, монахи вместе с игуменом поспешили на Афон, где поселились в Зографе, потому что именно здесь и нашли оставивший их в Сирии лик святого. На Афоне игумен Евстратий стал игуменом Зографской обители и вместе с монахами из Фануилева монастыря мирно закончил на Святой Горе свои земные дни.

 

Образ Георгия Победоносца. Монастырь Зограф. Афон


Также Икона примечательна тем, что на ней, возле левой ноздри святого, с незапамятных времен остается до сих пор крайняя часть пальца в засохшем виде, которым некогда грубо и небрежно коснулся иконы один недоверчивый епископ, странствовавший по Святой Горе. По преданию, он представлял Водинскую епархию и никак не хотел верить в чудеса, исходящие от иконы, за что и был наказан. Мнительный епископ без должной почтительности предстал перед иконой Святого Георгия и легкомысленно спросил сопровождавшего монаха: "Не эта ли - та самая чудотворная икона?" и указательным пальцем коснулся лика святого Георгия. Безрассудная дерзость паломника, несмотря на его духовный сан, была наказана: палец не только мгновенно прилип, но и навсегда прирос к иконе. Несчастному епископу пришлось в невыносимых болях перенести вынужденную операцию... Когда палец был отрезан, недоверчивый до этого события епископ наконец-то убедился в чудотворении зографской иконы.

 



Еще история Зографа хранит память о 26 мученниках:

При Михаиле Палеологе Зограф, как отказывающийся присоединиться к унии, был разорен. 10 октября 1276 года в башне монастыря латинянами были сожжены 26 преподобномучеников, воспротивившихся унии с Римом. Их сожгли только за то, что они обличили заблуждения латинян и не пожелали принять их. Они не согласились с тем, что Дух исходит не только от Отца, но и от Сына, а также латинянам не понравилось что они указали им на то, что они усвоили ветхозаветную, иудейскую практику, и готовят хлеб для богослужения из пресного теста, опресноков, в то время, как православные делают его на закваске. Вот этого оказывается хватило для того, чтобы их поджечь в башне монастыря, где они затворили себя от преследователей. Было там 24 монаха и 2 мирянина. Монахи молили Бога и вопрошали: "Почему нам выпала такая участь, и чем мы так провинились перед Тобой?" И тогда им явилась Богородица и укрепляла их, сказав: "Неужели вы не хотите пострадать за Моего Сына". Они смиренно выбрали мученические венцы. О чем и было свидетельство. Однажды, когда в соборном храме шла служба об убиенных мучениках, в алтаре поднялся столп огня и перешел на место их гибели, в то место, где стояла ранее башня. Что свидетельствовало об их праведной кончине. Святые мученики зографские молите Бога о нас!

Хотя изначально в этот монастырь мы не планировали заходить, однако Богородица распорядилась по Своему. Возможно для того, чтобы укрепить в предстоящем путешествии на гору нашего молодого попутчика, 16 летнего Георгия или по другим нам пока неведомым мотивам.

Архондаричный, видимо видя наши славянские лица, без каких-то записей, разместил нас в просторной келье, сказав при этом, что через несколько минут начинается служба.

В большинстве афонских монастырей используется так называемый византийский счет времени суток — отсчет часов начинается с захода солнца. В обычное время года в монастырях ежедневно совершаются: вечером (около 9 ч. дня по визант. времени) вечерня, за которой следует вечерняя трапеза и повечерие; утром (через 8 ч. после захода солнца) полунощница, утреня, 1, 3, 6-й часы, Божественная литургия (после литургии бывает обеденная трапеза); наконец, непосредственно перед вечерней следующего дня читается 9-й час. (более подробно здесь)

Быстро переодевшись в сухое, мы пошли в храм, который, как и все храмы афонских монастырей располагался в центре крепостных стен монастыря. Храмы на святой горе, в отличие от наших, сияющих золочеными куполами, на вид весьма непритязательны, незаметны даже, но когда входишь во внутрь, убранство и,наверное в первую очередь намоленность, сразу же настраивают тебя на "нужную частоту". Вот и здесь, в уже сгущающихся сумерках, чувствовалась вечность. Подошли к чудотворной иконе Великомученика Григория, приложились с благоговением к этой всемирной святыне, далее обошли храм по периметру и поклонились Христу, Богородице и всем остальным святым, смотревшим на нас с образов на стенах. Затем встали в стасидии, благо мест хватало на всех, и погрузились в молитву. Служба велась на церковнославянском языке, да это и понятно, болгары наши ближайшие соседи, от них мы этот язык и получили по сути.

После вечерни, вышли на улицу и сразу же перешли в трапезную, которая располагается в двадцати шагах напротив входа в храм. В трапезной, монахов и священников отделили от мирян, и разместили каждого на своим месте за длинными столами. Прочитав молитву перед вкушением пищи, мы аппетитом и удовольствием, наконец-то, откушали неприхотливой монастырской трапезы. Было на столах и известное болгарское вино. Так, как причащаться назавтра мы не собирались, то выпили и его, согревшись после долгого дня путешествия по горе. После трапезы, все вновь перешли в храм, на повечерие. По окончании которой, уже на улице под аркой, поговорили с русским послушником, последние годы до прихода в монастырь, жившим в Англии. Он нам подробно рассказал об истории монастыря и о его святынях. А также попросил помолиться за братию в каком либо русском монастыре, на чем и расстались, прикупив в лавке по дороге в свою келью, кое какие иконы на молитвенную память.

Второй день завершился

Уснули почти мгновенно, и даже не услышали, как колокол и било, созывали на полунощницу. Впрочем, кто-то из нас все-таки встрепенулся и надо сказать вовремя. Припозднились мы совсем не намного.

Как и положено, ночь прошла в молитве. Мы начали втягиваться в непривычное для нас временное измерение. Утро показало, что оно прошло безболезненно, все были бодры, тем более, что небо было чистым и дождя не предвиделось.

Пока ожидал спутников, стоя около выхода в монастырской арке, увидел необычное существо, не бабочка и не мотылек и не пчела какая то, да и на птичку вроде не дотягивает, но зависает это Божие создание, как-то необычно над цветочками, и часто часто взмахивая крылышками, вытягивает нектар из цветочка, использует длинный клювик, удерживаясь на подлетном расстоянии от него. Что это за диво дивное? Неужто калибри, в столь необычном для него месте трудится? Так и порешил, что так оно и есть, калибри, весьма похоже на то. Странное чудо, калибри на Афоне, вот ведь нигде о таком ранее не читывал и пока на Афоне еще не видывал. И хотя живут эти птички-пчелки в основном в Южной и Центральной Америке, однако здесь это Божие создание оказалось неизреченным образом. Спасибо тебе Господи, за то что утешил и показал мне эту птичку, еще с детства увидеть желаемую, в тайных помыслах души любознательной.

 

Калибри - птичка-пчелка. На Афоне невиданное чудо


Второе число подталкивало нас двигаться в направлении вершины. До нее еще надо добраться, а это противоположная часть Афона, не считая двухкилометрового восхождения от уровня моря. Работа предстоит не малая. Выпив чая с хлебом, (сегодня пятница и в монастыре обеденной трапезы не было) вышли в сторону монастыря Дохиар. Там находится известная всем икона Скоропослушница, надеемся, что нас до Нее допустят.

Икона Божией Матери Скоропослушница. Афонский монастырь Дохиар


От Зографа через пол часа по укатанной дороге спустились к пристани. На каменистый берег северной части Эгейского моря и юго-западной части полуострова Афон, еще накатывала вчерашняя, затухающая уже волна. Было свежо и тепло одновременно. Воздух очистился, после ветра и дождя, а краски окружающего пейзажа восстанавливали наше душевное равновесие после вчерашнего путешествия по безжизненной "луне". Недалеко отсюда проходит граница пожара, а здесь мы увидели прежний уютный зеленый покров из листьев и травы.

 




По дороге вместе с нами шел на пристань болгарин по имени Митрофан, как выяснилось чуть погодя. Он как-то быстро расположил нас к себе и так как неплохо говорил по русски, рассказал, что трудился здесь некоторое время, а сейчас болен весьма, вот и решил выехать в Кариес, для чего и спешит к парому.

 



Уже, стоя на пристани, и узнав, что один из нас священник, он уговорил его принять у него исповедь, прямо здесь на берегу. И дал нам ватку, пропитанную миром от Димитрия Солунского, неожиданно для нас, у него оказавшимся. Миро распространяло необычное благоухание и даже на свежем морском берегу перебивало все запахи. Оно было любезно подарено батюшке, который отвезет его своему сыну Димитрию, родившемуся как раз под этот день мученика, и носящему его святое имя. Вот и называйте это как хотите, а на мой взгляд чудо великое. Помазал нас отец Андрей миром от святых мощей, и пошли мы вдоль берега, а затем на верхнюю дорогу по направлению к монастырю Констамонит, попрощавшись с этим странным человеком, непонятно почему оказавшимся вдруг с нами.

 



Монастырь Дохиар стоит на берегу моря между пристанью Зографа и монастырем Ксенофонт.

 





Дорога же к нему пролегает вокруг горы и заходит в еще один монастырь Констамонит, который по преданию начал строить Константин Великий еще в 4 веке и был закончен его сыном. Впрочем, можно не делать длительный обход по дороге, а пройти по берегу моря, как мы это выяснили при возвращении проходя это место на пароме.

 



В Дохиаре, как и везде, молятся и трудятся монахи, но судя по потрепанным, латанным и выцветшим подрясникам весьма напряженно. Они чем то похожи на нестяжателей, чем и заслуживают уважения поломиков. Как раз сейчас вся братия дружно собирала оливки прямо на пути нашего следования. Мы, стараясь не наступать на упавшие под ноги плоды, зашли в монастырь, где находится чудотворный образ Скоропослушницы.

 

Сбор оливок в Дохиаре


Доступ к святыне открыли после недолгого ожидания. Оклад иконы увешан дарами благодарных молитвенников. Не даром же Скоропослушница. Помолились и мы, испросив помощи в своем предстоящем деле. Конечно не забыли оставить записки и за страждущих, а как же иначе.

Недалеко, от Дохиара находится Ксенофонт. Тропа проходит по берегу и вокруг открываются живописные виды, а при спуске к морю, уже почти перед самым монастырем, мы увидели источник святому Великомученику Георгию. Было жарко и мы испили водицы, она несколько солоновата, но это и не удивительно, море находится всего в нескольких шагах.

Источник Великомученику Георгию Победоносцу, недалеко от монастыря Ксенофонт, Святая гора Афон


Далее по берегу дошли до Пантелеимонова монастыря, вернее до Мельницы, где одно время подвизался наш, русский молитвенник исихаст, преподобный Силуан Афонский (+1939). Моли Бога о нас святый отче!

Пока ждали машину, спустились к мельнице, и мне вспомнилась первая шестилетней давности поездка на Афон. В скиту Апостола Андрея мы познакомились с Сергием, который подсказал нам, что можно переночевать на мельнице Силуана Афонского, и рассказал как туда пройти. Мы с Александром, тогдашним спутником, переехали на другую сторону Афона и пошли в сторону Пантелеимонова монастыря. Дождь зарядил с утра нешуточный. Куртка еще как то держала поток воды, а кроссовки и штаны были мокрыми до основания. Обошли мы монастырь по берегу и начали подниматься по дороге. Идем вверх и ищем заход на мельницу, он вроде как должен по времени уже быть, а не видим. Ушли уже далеко вверх, вот и машина остановилась, предлагает поехать с ними. Им нас жалко, мы все промокшие, второй час в пути, но нам не по пути и они уезжают наверх. Понимаем, что и нам надо поворачивать назад. Где же мельница, что делать? Идем вниз и тщательно смотрим вправо. Наконец-то увидели небольшую тропинку. Вроде по расстоянию она. Пошли по ней, смотрим дверь, судя по описаниям, то что искали. Стучим раз, два не отвечают. Еще постучали, тишина. Призадумались мы, дело к вечеру уже, мы мокрые насквозь и в монастыре нам как-то ночевать не желательно, документов нет потому что. Вот и стоим. Но, не долго мы стояли. Вдруг откуда не возьмись появился Сергий. Мы его здесь не ожидали увидеть, так как он собрался ехать на Карулю за паспортом, который у него остался в келье монаха Варнавы. Но по счастливому стечению обстоятельств, катера из-за дождя сегодня не ходили, и ему ничего не оставалось, как придти сюда, куда он нас и направил. Он удивился, что мы еще у дверей. Мы же показываем, что никто на стук не отвечает. Однако это его нисколько не смущает и он произносит "Молитвами святых отец наших Господи Иисусе Христе помилуй нас!". После чего кто-то внутри закопошился и послышалось "Аминь". Через минуту засов отворился и на пороге показался пожилой, с длинной белой бородой монах отшельник. Увидев нас он не удивился, а Сергий сказал кто мы и откуда. Вошли мы внутрь с облегчением, приняв это, как чудесное спасение. Кстати, с тех пор я теперь при стуке в дверь всегда использую этот секретный пароль "Молитвами святых отец наших..." Зачастую помогает, особенно на Афоне.

В одной из комнат мельницы мы разместились, сбросив с себя мокрые куртки и поменяв майки и носки. Все остальное сохло прямо на нас. Никакого огня не было, но зато у о. Варнавы было кое какое угощение, и мы после молитвы приступили к трапезе, разместив ее прямо на лавочке посредине комнаты. Отшельник. оказался из наших, с Урала. Попал на Афон несколько лет назад и как он сказал, был довольно болезненным для своих 65 лет. Однако, жизнь на Карулях, дала его организму нужную встряску и стимул не болеть, после чего он вообще забыл, что такое болячки. Да кто бы там о них и вспомнил. Там как на войне, все время надо быть бдительным, не до болезней просто. Одно выживание и молитва. Слава Богу и нас молодых он кое чему научил. Так как мы начали шмыгать носами, он достав нам немного горячительного, дал следующий рецепт от почти всех болезней вообще. Я запомнил это с тех пор накрепко. "Тело болеть не может", сказал он. "Болит душа". И поэтому, если какой то орган болит, надо с покаянием произносить Иисусову молитву и крестить это место. Бес и отойдет. Вот такая нехитрая теория однако, была нам передана практикующим ее отшельником. Но какая глубокая и мудрая к тому же. И только совсем недавно я познакомился с "медицинской системой" мученически убиенного НКВДшниками владыки Серафима Чичагова. Она очень даже согласована с советом отшельника. Можете посмотреть сами его книгу, выпущена недавно и еще есть в продаже. - "Оздоровление организма по системе сщмч. Серафима (Чичагова)".

 



От мельницы нас забрала машина отца С. и уже в сумерках, на несколько минут заехав в Старый Русик, мы переехали на другою сторону Афона, к греческому монастырю Иверон.

 



Быстро по осеннему стемнело, но мы все-таки успели посетить вечерний молебен перед известнейшей на весь мир Иверской Иконой Божией Матери.

 

Иверская Икона Божией Матери - Вратарница. Афон. Иверон


По преданию, когда эта Икона покинет Афон, монахам заповедано покинуть его вслед за Ней. Это будет признаком последних времен, Спаситель при Дверях значит и грядет Второе Пришествие. Помолились и мы перед чудотворным Образом, и после благодатной молитвы поехали за водой, на необыкновенный источник, который, как опять же гласит предание, забил после того, как Пречистая Богородицы впервые коснулась ногами земли этих мест. Святой источник находится в нескольких метрах от соленого моря, но вода в нем кристально чистая, свежая, вкусная и без каких то признаков солености.

 



Это явление вполне можно отнести к разряду чуда, что мы и сделали. Афон вот уже третье посещение непременно меня чем то удивляет. Как же все-таки здорово жить в состоянии чуда! И почему только люди не верят в Бога и Богу? Ведь без чуда рациональному уму остается одна бытовуха и мыслеблудие. Ползает человек на брюхе по земле, питается только одним сором и считает, что достигает счастья. Глубокое, пораженное заблуждение разлито по всему миру. Матушка Богородица, просвяти нас!

Отец С, гостеприимно принял нас у себя в келии. Здесь мы наконец-то немного расслабились, поели, перебрали рюкзаки, помолились и решили рано утром выехать на пристань Дафни, куда должен будет подойти катер, на котором мы и планируем перебраться под гору. Завтра следовало зайти наверх. Дай Бог, чтобы погода позволила катеру выйти в море.

Третий день завершился

Утром встали затемно, быстро собрались, сели в машину и через час были на месте. Пристань еще пустая, магазинчики и кафе закрыты. Пока ждали катер, в кафе проснулись и согрели для нас кофе. На пристани никого кроме нас не было, разве что появился монах отшельник и представитель власти.

 



Вот этот отшельник мне и был нужен. У него в мешке находятся заветные четки, которые я хочу подарить своим друзьям. Четки, сплетенные руками пустынников, живущих годами в уединении и через непрерывную Иисусову молитву, труд и аскезу стяжающие благодать, надеюсь помогут нам в трудных жизненных обстоятельствах. Благодать подается Самим Богом Своим избранникам по Своему Промыслу и ее невозможно заработать самочинными и гордыми подвигами - это дар Отца Небесного. Дар смиренному сердцу, дар тому, кто знает свою немощь и невозможность творить что-либо без Божиего участия. Такие избранные сосуды, стяжают Духа Святого через непрерывную покаянную молитву, через очищение своего ума от искушающих помыслов, и погружение его в сердце, через, которое Бог открывает им неизреченные глаголы Бытия и Паки Бытия. Некоторым избранникам Бог дает возможность выйти через созерцание в Чертоги Царства Небесного, где они видят и общаются с Иисусом Христом, Богородицей, святыми и Ангельским чином, видят и иной мир, мир сотканный из Любви. И в этот момент, они еще живя здесь, уже пребывают в вечности. Их труд, освящен слезами, постом и молитвенным бдением, а значит для нас мирян получить четки от такого подвижника, все равно, как получить духовный меч на брань с окружающими нас падшими духами. Четки в руках молитвенника это оружие, которого боятся бесы и благодаря которым монах возрастает от меры в меру, пока молитва не станет самодвижущейся и не будет исходить из сердца, спит ли он или занят каким либо делом. Афон сохранил Истинный Путь на Небо и является последним оплотом в духовной брани с падающим в бездну небытия миром, тешащим человечество всеми немыслимыми и богомерзкими удовольствиями и прельщениями. Выбрал у отшельника несколько четок, да и попутчики тоже поняли, что четки в лавке и из рук молитвенников разница великая. Святые отцы молите Бога о нас!

Море спокойное, а гул моторов говорит нам, что катер уже на подходе. Александр, наш неожиданный попутчик, помог с перемещением под гору. Если бы не было катера, то в лучшем случае мы оказались там спустя только несколько часов. Матушка Богородица все устраивает нам по первому разряду. Спасибо Тебе!


Пока быстроходное судно стремительно пролетало мимо монастырей Симонопетра, Григориат, Дионисиат, Агиа Павла, мы отмечали грандиозность и одновременно величие многовековых крепостей. Да по другому их и не назовешь, в свое время они защищали монахов от довольно частых нападений пиратов.


Вскоре причалили к пристани на Карулях. Отец С. и Александр, взяв легкие рюкзаки и треккинговые палочки, простились с нами и ушли на скоростное восхождение. Их цель за сегодня зайти и спуститься вниз. Надо отметить, что это задача для крепких и физически подготовленных. Помогай им Господи.



Наша же задача более скромная, постараться подняться на вершину до наступления темноты, помолиться, перекусить, поспать и рано утром начать Праздничную службу. Пока же все идет по плану. Погода замечательная, хотя будет жарковато наверное, но это не смущает.


Несколько поднявшись вверх от пристани, решаем с Владимиром сходить к монаху Василию, с которым мы познакомились двумя годами ранее. К нему придется лезть по скалам, придерживаясь за цепи без страховочного оборудования. Под ногами метров 50 отвеса и морская вода внизу разбивается о скалы. Хоть навык ходить в горах у нас есть, но без страховки как-то неуютно. Как же здесь ходят монахи по ночам на службу?


Подошли к его келье. "Молитвами святых отец наших Господи Иисусе Христе помилуй нас!" "Аминь", послышалось за дверью и на пороге показался отец Василий, с рюкзаком за плечами. "А я как раз собрался на катер, хорошо, что не разминулись." Чтобы не опоздать на ходу перебросились с ним несколькими словами, поменяли деньги на четки, он тоже делает их для зарабатывания на хлеб насущный, и пошли обратно.


Пока шли по цепным перилам, задал вопрос про Иисусову молитву. Отец Василий не замедлил с ответом, рассказав про такой случай, который наблюдал у старца Августина из скита Василия Великого. Как то к старцу пришел поломник, перед этим почитавший много чего про Иисусову молитву, и стал докучать старца с вопросами, что и как делать, и как поступать в том или другом случае, да как дышать во время молитвы и сколько слов произностить и всякое другое. Старец на все это ему ответил следующим образом. "Чтобы понять, что такое Иисусова молитва, возьми очерти вокруг себя круг диаметром 10 метров, зайди в него и стой там столько сколько сможешь. Там все и узнаешь, как и зачем надо молиться и каких это трудов стоит." При этих словах вопросы у вопрошающего как то сами по себе и закончились . Надо сказать, что старец почти так и живет никуда не выходя и не выезжая из своего скита вот уже на протяжении 35 или даже 40 лет.

Незаметно за разговором лазание по цепям закончилось. Мы попрощались с о. Василием и пошли каждый в своем направлении, он вниз, а мы наверх, догонять своих попутчиков.


Дорога была долгая и тяжелая, видимо из-за веса наших рюкзаков в которых помимо походного храма лежало все то что могло бы нам понадобиться на вершине в случае если бы на ней лежал снег. Обычно в это время он там уже бывает. Нагнали мы своих попутчиков только при подходе к Панагии, расположенной на 1500 метрах по пути на вершину. Здесь немного отдохнули и перекусили.

Вообще Панагия, место удивительное. По преданию сюда наверх поднялась Сама Богородица с Апостолами. А в прошлый свой приезд, мы восходили с братиями на гору в большую непогоду, и заходя в храм, встретили изумленных сербов, которые сказали нам, что на алтаре только что без чьей либо помощи, зажглись лампадки. Вот такое здесь бывает временами. Дух дышит где хочет, и когда хочет, что называется.


Пока отдыхали сверху спустились отец С. с Александром. Отец С. сказал, что за все время своего пребывания на Афоне не помнит такой теплой погоды в это время.


Видимо Бог устраивает нам небольшой подарок, чтобы мы преодолели искушения. Дмитрия и его сына Георгия из-за долгого изнурительного подъема вдруг посетило уныние. Они потеряли веру в свои силы и начали колебаться идти им наверх или остаться здесь и дождаться нашего возвращения.


Пока они размышляли я решил начать подъем, тем более солнце уже начало садиться на западе, а мне хотелось снять с вершины панораму Святой горы на закате и если повезет то и Олимп, который виден в хорошую погоду. Шел довольно споро и с молитвой, но все-таки вышел на вершину уже в сгустившихся сумерках. Внизу на тропе сверкали фонарики. Пока есть время, следует сделать небольшое размышление.


Исторические параллели.

Итак, вершина. Завтра Казанская. Как можно оценить наше здешнее пребывание. Сказать, что мы изначально планировали находиться здесь в это время вряд ли возможно. Все складывалось таким образом, что мы уже на месте и будем служить Праздничную Литургию. Что же вдруг такое произошло, что появилась такая необходимость в этом событии? Пока мы этого еще не знали, и узнали лишь два дня спустя, но сейчас наверное будет уместно сказать о следующем.

На сегодняшний день прошло ровно 400 лет с того времени, когда польско-литовские отряды захватили Москву, и повергли нашу землю русскую в смуту. Вероломством и ложью решили они попрать нашу православную веру и обескровить тем самым дух русского народа. А народ по своему долготерпению, как это и было во всякие века ранее, ждал Воли Господней на разгнание сгустившихся сумерек. В конце концов этот момент все-же наступил. В новгородских землях поднялось ополчение народное, предводимое купцом Кузьмою Мининым и князем Димитрием Пожарским. В 1612 году, во время польско-литовского нашествия, чудотворный список с Казанской Иконы Божией Матери сопутствовал русскому народному ополчению. Чудотворная Икона вдохновила ополченцев на решающее сражение с захватчиками 4 ноября по н.ст. Тучи развеялись, польско-литовские отряды покинули Москву и землю русскую.

Но это еще не все. Вновь врагу рода человеческого захотелось испытать веру православную на крепость духа русского. Император Франции, захвативший Европу ранее, на восточные территории позарился. Но не учел он того, что в землях этих живут люди молитвенные и труженники недюженные, по духу воины, за Христа жизнь отдать готовые. Вторгся он в году 1812, ровно спустя 200 лет после времени смутного, вновь в границы мирные. Но и здесь его встретил заслон молитвенный и храбрость воинская. Во время войны Отечественной Казанская Икона Божией Матери почиталась, как всенародная святыня. 4 ноября по н.ст. в праздник Казанской Иконы, русские отряды под предводительством М.А. Милорадовича и М.И. Платова разбили арьергард - одну из частей маршала А.Н. Даву, что явилось первым поражением, считавшейся дотоле «непобедимой» французской армии. Вскоре, неприминуло и воздаяние придти на войско вражеское, полным поражением и бегством паническим. Отстояла вера Православная земли отеческие.

И что же теперь получается. На сегодня мы здесь оказались в дату необычную, которая отмечена 200 летним циклом неожиданным, но видать где-то в Промысле прописанном. Вновь опоясал враг рода человеческого паутиною сетей хитрою и законами ложными, Богу противными, земли русские, и людей в рабство, подневолие закабалившими. В век технической революции, стирает он границы государственные, и традиции отцами выстроенные, усредняет он ценности нравственные и желает попрать веру Православную, на Христовой Истине стоящую, и превратить ее в законничество иудейское на 10 заповедях замешанное, попирающее Любовь Божию, и Закон Царства Небесного подменяет одеждами ветхими истлевшими. Вновь стоит перед землею Русскою нелегкое испытание выбора решающего. Вот, наверное, поэтому и служим мы нынче службу на Святой Горе, в уделе Богородицы Матушки, чтобы народ русский опомнился и увидел, что руки нечистые захватывают души их безсмертные, Богу крещением переданные. Трезвитесь люди добрые и молите Бога с покаянием сохранить имена свои в Книге Жизни прописанные.

Интересные исторические параллели на совершаемые ныне здесь события, однако.

+++

Вошел в строящийся храм. Отовсюду торчит арматура и несмотря на два последних солнечных дня, внутри чувствуется влажность, оставшаяся от дождя, который обильно поливал вершину несколькими днями ранее. Ветер задувал влагу внутрь, распахивая не закрытые двери и пробираясь в даже самые незначительные щели.


Внутри неуютно, однако, душу неожиданно посетило радостное извещение. На алтаре, слева от Царских врат, висит, так хорошо знакомый нам Образ Казанской Божией Матери! Икона совершенно новая, и по видимому оказавшаяся здесь не случайно. Дело в том, что утром, когда мы с Владимиром вышли от отца Василия, то решили зайти в братство иконописцев Данилеев, чтобы попробовать приобрести у них эту икону. Однако, то, что они предложили не соответсвовало нашим чаяниям, и мы вышли от них без оной, смиренно надеясь на то, что Богородица как то подсобит нам и в этот раз. И теперь я видел, что Она снова все управила лучшим образом. Спасибо Тебе Матушка!

 

Казанская Икона Божией Матери. Подсоби нам Матушка!

 


Вышел из храма, уже сильно стемнело. По склону неравномерно сверкали фонарики. Первыми, неожиданно для меня, взошли Дмитрий и его сын. Вот тебе и молодцы! Победили значит искушение. За ними поднялся Владимир, а батюшке я пошел помогать навстречу. На удивление он был не один. К нему присоеденился еще один Владимир, который взялся откуда непонятно, но он утверждает, что бежал от самого моря и боялся не успеть засветло. Ему кто-то сказал что здесь намечается Праздничная служба и он, будучи человеком опытным, как это потом и выяснилось, решил в ней поучаствовать. Его скорострельность удивила даже меня, видевшего виды и бывалых бегунов. Видимо желание приобщиться благодати возносило его на гору, как на крыльях, и наверное поэтому он был весьма сильно возбужден, что мы и наблюдали удивляясь про себя его нерастраченной энергии. Правда позже, все слегка прояснилось. Он оказался бывшим военным, да еще и завсегдатый участник многодневных Крестных ходов. Был он, по его словам, нынче и на многодневном Великорецком. А нам известно, что такие люди способны на многое. Возрождается Русь Матушка, встает с колен!Слава Богу и Матушке, теперь нас будет уже шестеро. Кстати, он сказал нам, что на подходе идет еще несколько человек в том числе и священник. Правда, до нашего отхода ко сну, они так и не поднялись. Мы решили, что они попытаются подойти к началу службы.


С этим и разошлись, помолившись перед причастием и выпив чая и чем Бог послал. Я решил переночевать в храме, расстелив коврик прямо на сыром полу и положив на него спальник, остальные выбрали домик с двух ярусными кроватями, который стоит в нескольких десятках метров чуть ниже по склону. Мой мотив был прост. Я уже ранее ночевал в старом храме здесь на вершине, и теперь тоже решил не упустить такой возможности, так как прошлый раз закрепился в моей памяти хорошими воспоминаниями. Да и когда еще такое представится. Владимир почему то уверял всех нас, что здесь ночами бывают страхования и бесы пытаются сбросить подвижников со скалы. На что я промолчал и лишь усилил молитву. И еще было у меня тайное желание, встать до рассвета и прибраться в Доме Божием. Тем более, что батюшка намекнул, что утром надо будет выбросить все ненужное.

Четвертый день завершился

+++

Пока записывал этот рассказ, всплыли в памяти на этом месте прошедшие летние события. Созвонился с участниками этих событий, чтобы вспомнить и подтвердить некоторые подробности и догадки. Не знаю есть ли взаимосвязь с описываемым выше, но на мой взгляд, тоже не случайность. А было это так.

Я прихожанин Покровского храма. Храм искусно сделан архангельскими плотникам, стоит уже двенадцать лет, и радует всех своей аскетической поморской архитектурой. За это время много событий произошло в мире, не минули они и наш храм тоже. Год назад на Преподобного Сергия Радонежского трагически отошел ко Господу наш первый настоятель отец Сергий, Царство ему Небесное. Но жизнь идет своим кругом: люди крестятся, приходят в храм на соборную молитву, приводят детей, их у нас много, венчаются, умирают, как и везде по землям православным и бывает. Только вот в последний год, основание креста на куполе храма, а именно шар, на котором стоит крест, начало катастрофически уменьшаться в размерах. Смотрели мы с земли смотрели, да пытались понять что же там происходит. Пока смотрели и думали, видим зачастил на этот шар дятел и клювом его долбит. Вот уже трети шара как не бывало, да того и гляди крест возьмет и рухнет вниз под напором ветра или еще чего. А размер у этого креста выше роста человеческого, так что при падении может и навредить кому. Впрочем, не в этом даже неприятность, а в том, что уж как-то нехорошо, чтобы крест с храма падал. Знак какой то нехороший. Обратился, ко мне батюшка Михаил, новый наш настоятель, с вопросом, как бы забраться туда, да посмотреть, что там происходит, да если можно и исправить беду, если получится. Дело было, как раз на летнюю Казанскую, насколько нам не изменяет память. Подумали мы с братиями, алтарником Сергием и Анатолием, и решили туда попробовать забраться, при использовании альпинистского снаряжения и кой каких скалолазных навыков. Батюшка благословил нас на это рискованное дело, и мы, помолившись Христу Богу, Богородице и всем святым, приступили к работе.


Работа, надо отметить, довольно опасная. Начали восхождение с колокольни, исхитрившись набросили петлю над крышей, затянули ее, затем используя жумар забрались на крышу, окружающую шпиль. На нем навесили перила, и далее поднялись под вершину конуса, в то место, где начинается лемех, завершающийся через три-четыре метра переходом от вершины к маковке. Здесь тоже навесили перила, а потом соорудили некое подобие мосточка, из двух досок, позволяющих встать в полный рост и не висеть на веревке. Встав на крепкое основание, мы смогли решать следующую, более сложную задачу, а именно, с него нам надо было каким-то образом забросить веревку под основание креста, вытянуть ее с двух сторон, и затем по ней, преодолев отрицательный угол, залезть на маковку. А уж там, закрепившись за это самое основание креста, попробовать починить его. Эти подготовительные работы заняли у нас несколько дней кропотливого труда, альпинистских навыков да и просто сноровки.

Но все это были лишь приготовлением. Выход же под маковку показал нам только то, что задача гораздо сложнее, чем нам изначально виделось. Думали мы с Сергием, размышляли, как бы решить эту заковыку, но ничего толком, кроме как устанавливать леса в голову не приходило. Без лесов туда забраться, вроде как чистая авантюра выходит. Сама маковка огромная, несмотря на то, что с земли кажется игрушечной. Лемех на ней уже ветхий и крошится, никакие зацепки в него не закрутишь толком. Да и работать в такой обстановке весьма неудобно, ведь все надо затаскивать вверх двумя человеческими силами, а если городить леса, то это жутко много их надо и времени тоже. А у меня же ограничение по времени, в начале августа надо ехать с детьми на скалолазный фестиваль на Кавказ. Так что призадумались мы крепко, на несколько дней даже. Впрочем, решение, как всегда пришло неожиданно. Кажется Толик, в момент нашего очередного обсуждения восхождения, неожиданно предложил использовать удочку с леской. Вначале эта идея показалась невозможной, но походив так еще пару дней, и не находя более подходящего решения, я решил воспользоваться своим спинингом. Взял спининг с толстой проверенной леской, на которую вытаскивал на севере хорошую семгу. С блесны снял тройник, чтобы не цеплялся за дерево и окружающие предметы, и положил в рюкзак репшнура метров 25. С этими снастями и полез на купол "ловить рыбку".

Понимая, что ловля рыбы на тридцати метровой высоте дело крайне сложное, молился я крепко. Ведь в исходе этой рыбалки заключалась успешность нашего начатого дела. Попробовал на земле кинуть разок снасть для разминки, а потом забрался на мосточек под маковкой. Взял спининг в правую руку, размахнулся не так чтобы очень, и бросил его с востока на запад в надежде, что он слегка уйдет южнее и не скатится вниз, а повиснет на противоположной стороне от места заброски с обратной стороны маковки. Надо сказать, что Бог услышал наши молитвы и блесна перелетев через маковку, в минимальной близости от креста, повисла на леске на другой стороне купола. К ней уже спешил Сергий, встегнувший себя самостраховкой в перила на нижнем ярусе. Взяв блесну в руки, он вывел ее с обратной стороны, тем самым сделав почти полный оборот вокруг основания креста. Потом мы привязали репшнур к леске, и, опять же, крепко молясь, чтобы леска не порвалась от трения и нагрузки, вытянули его на себя. Теперь он заменил нам леску. Следом процедура повторилась, только уже репшнуром вытягивали основную альпинистскую веревку. На ней потом будем совершать восхождение на крест. Эта процедура прошла успешно и тоже только после усиленной молитвы и крепкой веры, потому что все эти действия сопровождались очень сильным противлением, как лески, так и репшнура с веревкой. Они то и дело заходили под лемех и цеплялись за разные другие препятствия, однако по видимому наша молитва и стремление завершить работу перебороли все препятствия. Тем не менее закончили мы необычную рыбалку только в начале следующего дня. Усталые, но радостные мы спустились на землю. Надеюсь что читатель усмотрит во всем этом большую авантюру и даже наверное не поверит. Я бы тоже не поверил, если бы не был участником этого события, да и напарник не даст соврать. Можно смело классифицировать подобное событие чудом. По другому наверное его для себя я и не назову. Слава тебе Господи за помощь. Без Тебя мы никто, и ничего бы сделать не смогли!

Чтобы не утомлять читателя, отметим, что дальше все было тоже весьма непросто, но задачу по восстановлению основания креста мы благополучно решили, сняв последнюю веревку прямо перед праздничной службой, как раз в тот момент, когда ударил колокол на колокольне, на которую мы и десантировались в этот момент. Бог поблагодарил нас вот таким образом, а мы сошли в храм сверху, и люди, стоящие на литургии, недоумевали, что здесь делают эти двое с рюкзаками и веревками. На церковном календаре было 1 августа и праздничная служба шла в честь "Обретение мощей прп. Серафима, Саровского чудотворца (1903)" Если кто-то найдет взаимосвязь в этих событиях не удивляйтесь. Потому что все еще возможно будет впереди!

Кстати, дятел больше не прилетает, а дело уже идет к зиме. Так что поживем еще и увидим. Да, и еще. Я довольно сильно искушался тем, что занимаюсь скалолазанием и хожу в горы, да более того, вожу туда детей и популяризирую этот род деятельности. Скажу честно, что без тех навыков, которые были получены в горах, нам бы было невозможно поправить крест на храме. Так что пусть это будет моим оправданием перед людьми, а Бог и так все видит, перед Ним безполезно оправдываться. Если цели верные, то и дела можно делать с молитвой и благословением разные, да хоть и в горы ходить. Как сказал Игнатий, епископ Антиохийский: "Если ты с Богом, то можешь быть хоть среди диких зверей, только докажи, что ты находишься там во имя Иисуса Христа"


+++

Утром встал еще затемно, часа в четыре до рассвета. Начал в храме наводить порядок, вынес доски лежащие на мокром полу, кирпичи, вымел воду, прибрал на столике ладан, уголь и свечи с маслом, рассортировал и поставил богослужебные книги и молитвословы, перебрал бумажные иконки, поправил убранство на алтаре, починил и зажег лампадки, вынес также всякий прочий хлам на улицу. Церковь преобразилась на глазах и теперь здесь вполне можно было послужить Богу.

Уже под конец, когда только только начала светлеть восточная часть неба, неожиданно послышались голоса. Я подумал, что идут наши, но это были не они. На гору поднялись: священник из Киева, мирянин оттуда же, и также послушник и иеродиакон из пустыни. Этим отцам мы еще в самолете сообщили о нашем намерении, и они выполнили свое обещание служить вместе с нами на Казанскую. Таким образом всего нас теперь было десять человек. Правда, был и третий священник на этом празднике, еще пока не прославленный церковью, но прославленный у Отца Небесного. Имя этого священномученника Игорь Розин. Он в 2001 году смиренно принял мученическую кончину у себя в храме около алтаря после службы, от рук бандита вакхабита в горах Кавказа. (здесь рассказ про отца Игоря Моли Бога о нас отче Игоре!)


Здесь материал о жизни и смерти священномученика Игоря

В храм начали входить остальные участники. И вот праздничная служба, после недолгой подготовки началась. Слава тебе Боже наш Слава тебе!

Таким образом, три священника, иеродиакон, послушник и мы миряне, совершили то, что вероятно было прописано в Промысле Отца Небесного, как бы не громко это было сказано. Мы все прекрасно осознаем свои немощи и недостоинство, может быть поэтому и находимся здесь в самом высоком престоле мира, на Святой Горе у Матушки Богородицы. Несказанным промыслом, с нами молились все Киево-Печерские и Почаевские святые от Киевской Руси, молились и старцы Оптинские, и Богом прославленные новомученники, молились и святые земель северных, Костромских в том числе, святые земель московских с Сергием Радонежским тоже были здесь, молились все святые московские вместе Великомученником Георгием, молились святые дивеевские и новгородские с преподобным Серафимом Саровским, и все святые земель православных и Афонских были с нами в это время. Этот праздник в честь Казанской Божией Матери, показал, что есть еще надежда у народов православных на прогнание супостата лукавого, как это уже и было не единожды.


Рассеялась ночь над Святой Горой, на востоке просияло солнце ясное, очистили мы души нелицемерным покаянием, дорогою трудною и молитвами выстраданными. Отслужили также Канон на Преображение, и причастием Святых Христовых тайн все закончилось. Господу нашему Слава честь и поклонение во веки веков. Аминь!

Вышли мы из храма на склон горы, и встретило нас тихое утреннее утешение. Облачко выпорхнуло над крестом в виде голубя, и над вершиною соседнею другое облако, легкое, как покров Богородицы сотканный, и цветами радуги переливчатый, надежда сердцу любящему верою согреваемому. И Афон, как на ладони у подножия Святой Горы, весь Удел Матушки Игумении взору открывается. Красота вокруг, душа радуется, Бога со святыми Его славит.

 

Голубь над Афоном

 

Облако и радуга над одной из вершин Афона

 

Изумительное рядом!



Где-то здесь, вокруг Афонской горы, живут 12 "босоногих старцев", которые и должны будут отслужить последнюю Божественную Литургию перед окончательным оставлением земной церковью Христа Бога Истинного. Мир погрузится во мрак законничества, что мы уже все и наблюдаем повсеместно. Любовь заменят богомерзкими судами и законами, которыми подменят Истинную Жертвенную Любовь Христову. Святые отцы молите Бога за нас овец заблудившихся.

Афонский отшельник. Фото 19 века

 

Вид с горы на Афон

 

Вершина под облаком

 

Мы надеемся на возрождение, хотя бы для детей наших.

 

Жизнь пробьется даже сквозь камни.



Когда дело было сделано, сняли мы кадры памятные, обменялись координатами и взяли направление разное, кто куда должен был идти, тот туда и последовал.


Вскоре, после завершения службы, получили мы поздравление СМСкою с Праздником, от супруг наших, которые по неизреченному промыслу, только что вылетели в паломническую поездку по местам жизни Христа Бога нашего, Его Матери и святых мученников. Теперь пути наши будут идти параллельными курсами. Мы будем продолжать движение по Святой Горе, они по Палестине и Израилю.


Пошли дальше и мы по Святой Горе, поклониться святым в Уделе Матушки подвизающимся.

Здесь хотелось бы поделиться вот таким наблюдением. В прошлую свою поездку, во время движения в горку под достаточно тяжелым рюкзаком и по жаре к тому же, посетила меня мысль следующая: "Почему, спросила она, на Афоне всякий замысел исполняется и даже сердечные чаяния сбываются?" И ответ тогда не замедлил последовать: "А потому, был ответ, что нет здесь женского присутствия, кроме Богородицы Игуменьи, и поэтому волевое влияние желания женского не искажает пути и желания мужского на Святой Горе оказавшегося".

Разумеется это относится только к благочестивым желаниям, но за три моих поезди, другие почему то меня пока и не посещали еще. Связано это, по видимому, с особой намоленностью Святой Горы, да со святынями, которые мы здесь посещаем, да с постной, неприхотливой едой монашеской, да и с ночными службами не малыми, как, впрочем, и путешествиями нелегкими и физической усталостью нешуточной. Все это, в совокупности, погружает тебя в среду райской Обители, где каждый твой помысел слышит Матушка Игуменья, святые ее, да все монахи насельники, и участвуют они в твоем путешествии, и за руку водят, как ребенка малого.

Вот если бы были жены в миру все, как Богородица смиренными и Бога слушающими, то и мир на земле бы был не хуже Райского, и жили бы люди не в блуде и утешениях, плоть расслабляющих, а с другим естеством уже, для Мира Горнего приспособленным. Но коли не найти на земле уже днем с огнем людей трезвомыслящих, то и остается нам одно утешение, Удел Матушки Богородицы, и слезы горькие о своем окаянном отечестве.


Итак, пошли мы в разные стороны, после того, как попили чая в Панагии. Владимир сомневался идти ли ему в Лавру, вспоминая, что его в прошлый раз туда долго не хотели пускать после того, как закрыли наружные ворота после 8 часов. Ища чьей-то поддержки, он наконец-то нашел ее в моем лице и решился, все же, туда направиться. Дорога для него от Креста на тропе из Агиа Анны в Лавру уходит влево и идет почти, что по одному уровню до самой Лавры, по рассказам ходивших. Мы же, как раз оттуда должны будем уходить вправо, и отсюда значит наши дороги разойдутся в противоположные стороны.


Вчерашний подъем всех нас достаточно сильно измучил, да и уже сегодня, сбросив 500 метров по уровню, колени почувствовали нагрузку непривычную. До моря еще 1500 метров перепада высот, и это не предвещает нам легкой прогулки. Но идти тем не менее надо было споро, потому что до монастыря Агиа Павла следовало добраться засветло.

По дороге нам вновь встретились албанцы, возвращающиеся за оставленным на тропе грузом. Мы их сфотографировали, что их правда несколько смутило. Вчера мы встретились на склоне, на подходе к Панагии. Они возвращались с вершины, а мы, как раз, только начали на нее подъем. Окончательно завершив строительные работы по храму, они спускали генератор и прочее оборудование на нескольких основательно нагруженных мулах. Можно предположить, что Матушка Богородица, попросила их освободить храм для Праздничной службы, и они исполнили Ее просьбу. День в день, час в час, минуту в минуту и это тоже можно считать маленьким промыслом, как не крути.


Двигаясь по горной тропе вниз, нам под тяжестью рюкзаков, накопленной усталости, и в коленях в том числе, хотелось быстрее дойти до цели, где нас покормят и мы сможем принять душ. В Агиа Павла есть душ, об этом мы с Володей помним еще с прошлой поездки. Душ на Афоне дело, конечно же, несколько непривычное, но уж что есть то есть, и это многих из нас просто радует. Четвертый день за спинами, и организм настойчиво требует хотя бы небольшого внимания к расслабленным, после падения Проотца Адама, "кожаным ризам". Впрочем, тем не менее, окружающая природа временами заставляла нас сделать остановку и запечатлеть ее на фототехнику. Чтобы не говорили аскеты, не ставящие ни во что окружающую действительность, а Отец наш Небесный сотворил мир прекрасным весьма, несмотря на его нынешнее искаженное состояние, отдаленно напоминающее райское. Впрочем, о чем это я. Афон же и есть земной рай. Смотрите и увидите, стучите и отворится, любите и войдете в Чертоги Отца нашего.


Вот так постепенно и дошли мы до скита Агиа Анна. Скит особножительный, самый большой и древний на Афоне (Ранее в этой местности, именовавшейся Вулевтирии, находился монастырь в честь Божией Матери или сщмч. Елевферия, основанный ок. 1007 г. Евстратием). По преданию, скит был основан в XIV в. прп. Геронтием. Находится скит на склоне западных отрогов горы Афон, за Новым Скитом и недалеко от Пустыни. Келлии располагаются на высотах от 450 м и ниже, кириакон (скитский соборный храм) - на высоте 300 м.


Сбросили тяжелые рюкзаки с запотевших спин у ворот, и зашли во внутрь. А внутри нам тут же предложили воду, лукум и стопочку ракии. Воду, с таящим во рту лукумом, мы с радостью откушали, от горячительного отказались. Жарко да и как-то не хочется. Монах любезно предложил нам сходить в храм. Здесь находится главная святыня - ковчег с мощами праведной Анны, а именно стопа Ее. Праведная Анна мама Богородицы и, значит, бабушки Иисуса Христа. Еще здесь же находится чудотворный образ Праведной Анны с Богородицей на руках. Вокруг оклада висят детские фотографии и вместе с ними вырезанные ручки, ножки и другие части тела. Видимо то у кого что излечилось. Святая Анна имеет особую благодать предстательствовать за бесплодных супругов, страждущих младенцев.

Также в соборном храме находятся мощи святых: частицы мощей мучеников Игнатия, Евфимия и Акакия; Св. бессребреников Косьмы и Дамиана; мученика Харлампия; великомученика Димитрия и часть главы мученика Нектария.

Было замечено, что, подобно некоторым другим мощам - руке Святой равноапостольной Марии Магдалины и руке Святой мученицы Марины, которые сохраняют температуру человеческого тела, - стопа Святой Анны остается постоянно теплой.

Приложились к святыням, помолились о себе и ближних. Благодатное место. Особенно это почувствовалось после долгого спуска.


Выйдя из храма меня вдруг, хотя и не вдруг вовсе, посетила идея "сбегать" в гости к Иосифу Исихасту (+1959). Еще до приезда сюда я много чего прочел про его жизнь и учение. Ученики хорошо поработали, перенося нектар благодати к страждущим душам. Мало, что из прочитанного за последние годы, оставляло в моем уме и сердце столь глубокий след и радостные воспоминания и открытия. Именно его путь, пройденный здесь, на Афоне, используют многие нынешние монахи, в качестве ориентира в умном делании. Его опыт передан им не только устно, но и в письмах, что, на мой взгляд, оказало немалое влияние на возрождение исихазма, не только на Афоне, но и во всем православном мире. Вот поэтому я и принял решение непременно посетить его келью, которая располагается недалеко отсюда, на отвесной скале в нише пещеры, как это и изображено на известной фотографии. Спутники, тем не менее, меня на этот раз не поддержали. Но их вполне можно понять, потому что идти надо было туда, не знаю куда, да и время уже стремительно клонилось к вечеру, а силы были к тому же на исходе. Спросил я у монаха, как пройти к Иосифу, и он не замедлил показать то место. Оно как раз располагалось на противоположной скале в прямой видимости от нашего местопребывания, там что-то мерцало в лучах заходящего солнца. Закинув рюкзак на плечи, попрощался с братиями, и пошел я к старцу в надежде на успех.

 

старец Иосиф Исихаст


Здесь, наверное, чтобы понять к кому я устремлял свои помыслы, размещу его стихотворение, завершающее известную книгу - "Старец Иосиф "Выражение монашеского опыта"

Стихотворение старца Иосифа Исихаста об Афоне

Богатый пышною листвой, немолодой годами
Афон, как прежде, знаменит прекрасными цветами.
Его Христос после спасительного Воскресения
Оставил Матери Своей в законное владенье,
Когда Она, к Афону направляясь в корабле с апостолами вместе,
Просила для Себя у Бога этой чести.
Она сказала: "Бог и Сын, возлюбленное Чадо,
Позволь Мне сделать этот край Своим любимым садом,
Чтоб Я одна его предел цветеньем наполняла,
Красой деревьев и цветов словесных одевала.
Они дадут словесный плод, и всякий, кто желает,
Какое древо предпочтет, к тому да прибегает.
Пускай с терпением придет, взыскуя пропитанья,
И, без сомнения, его исполнится желанье.
И пусть житейские дела его не утруждают,
Не то погрязнет средь забот и душу потеряет!"
Создатель будет тем словам порукой превосходной,
Кормящий птиц, что в небесах, и гадов земнородных.
Итак, по образу Его возникшее творенье
Ужель заботой обойдет Господь и попеченьем?
Но коль свидетельства тебе единственного мало,
Тогда послушай, что Сама Владычица сказала:
"Кто поселиться здесь решит, Мое возлюбит имя
И волю выполнит Мою стараньями своими,
Земными благами Сама такого напитаю,
Среди болезней и скорбей защиту обещаю.
Ему явлюсь на Небесах Предстательницей славной,
И заступленью Моему не будет силы равной,
Ведь на руках носила Я и выкормила грудью
Владыку, Бога Моего, Кто дал спасенье людям.
Ему со страхом предстоят Престолы, Херувимы,
Небесных Ангелов чины, Господства, Серафимы,
Пророки, мучеников лик, апостолы святые
И Я, Владычица Небес, Пречистая Мария!
Итак, послушайся Меня и, не страшась лишений,
Свой взявши крест, не преступай Господних повелений.
Тогда блаженство обретешь Небесного Чертога
Ты по молитвам всех святых, прославленных у Бога!"

Аминь!

Хочется сделать еще один маленький штришок. Это главка из книги Ефрема Филофейского, ученика Иосифа Исихаста "Моя жизнь со старцем Иосифом".

У каливы Старца я сидел и тянул четочку, а он мне рассказывал о молитве, об отцах, за которыми ухаживал, когда они состарились. И в этом месте, у его каливы, мир благоухал, как лилия и роза, хотя вокруг была одна сушь и ничего не росло, кроме низкого каменного дуба. Однажды я начал нюхать воздух, и Старец меня спросил: "Что это ты делаешь?" "Старче, пахнет лилиями и розами". "Вот балда! Подойди поближе к двери". Я подошел к двери в келию Старца и вдохнул аромат. Я вошел: вся келия благоухала так, что даже моя борода и одежда стали источать аромат. Старец мне сказал: "Это от молитвы. Разве ты не понимаешь? Благоухание это Имя Христово."

Должно быть он долго молился той ночью. От Иисусовой молитвы благоухает не только человек, но и место, где он стоит. Я чувствовал, как аромат его молитвы орошал все, что его окружало, воздействуя не только на наши внутренние, но и на внешние чувства. Часто и отец Харлампий, когда заходил в келию Старца, во время их ночных встреч, ощущал благоухание.

Когда молитва Старца достигала апогея, его сердце и ум, а вместе с ними и все пространство келии, становились пылающей купиной. Поэтому, когда мы входили в нее ночью, чтобы открыть свои помыслы и услышать несколько слов Старца, нас пленяло благоухание умной молитвы. Я часто задумывался и задавал себе вопрос: "Что же совершается в этой душе, в этом сердце?"

Чтобы нам самим постичь на опыте, что происходило в сердце этого человека, нашего современника, рано или поздно мы должны вкусить, почувствовать, как эта молитва произносится сама собой. Должны увидеть и вкусить посредством умной молитвы, каков Бог, как Он прекрасен, каковы Его Божественные свойства. Должны почувствовать чудесным и таинственным образом Кго присутствие, Его бытие, увидеть, как Он обнимает Собой все творение, как он находится внутри творения и вне его, как он весь обретается внутри сердца. Должны увидеть, как происходит созерцание Его в уме, как Божественное водительство берет ум и ведет к Своим таинствам и что тогда открывается уму. Все это Старец пережил в полноте.


+++

Ин 16:33 В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир.

Почему Спаситель сказал такие слова своим ученикам. Ведь приземленная логика подсказывает, что если кто-то что-то победил, то непременно скорбное должно отступить или уменьшиться хотя бы. Эти слова показывают нам, что Бог видит дальше и зачастую людям приземленным не всегда понятно, что откуда следует и какой сделать правильный вывод. Их мировоззрение ограничено плотским, вещественным, падшим миром. Они не вмещают духовные категории, а без них понять, что происходит в мире невозможно. Вот и сейчас, когда корабль, который характеризует мир, не только получил крен, но и уже стремительно тонет, многие по неведению и безпечности, занимаются накоплением чувственных удовольствий, в то время, как следует наоборот через скорби отбрасывать вещественное, то, что приземляет душу к миру, и тем самым менять его на дух, который животворит и дает ей залог на спасение. Дает ей, можно сказать больше, жизнь вечную. Спаситель, через скорби, первым прошел путь на Небо. И говорит Своим ученикам, мужайтесь, Я уже прошел, победив мир, победил лукавого, который держит всех за множество страстей, пороков, привычек, привязывая каждого через них крепко накрепко к смерти. Людям необходимо рвать эти связи. Дело это весьма болезненное, мы все, от своих предков срослись со страстями. Нам без них жить уже не комфортно, да и скучно, как скажут многие обольщенные и заблудившиеся.

К сожалению все это не дает нам увидеть катастрофический крен судна, в котором мы всем миром и находимся. Более того, тех, активных членов экипажа, старающихся отрезвить, предупредить и вывести из плена своих зависимостей, плененные не слушают, а то и преследуют их всячески. В основной массе люди теплохладны, они не способны занимать активную позицию по спасению не только других, но и себя даже, а это весьма трагично для всех нас, корабль переполнен "баластом". Есть помимо теплохладных и активно стремящихся к спасению, третья группа лиц. Это те, кто наоборот всеми силами души стремятся к тому, чтобы корабль, как можно быстрей пошел ко дну. Они считают, что все равно все и так вскоре погибнут. Да и за что их спасать то, ведь нет никого уже достойного, одни "мертвяки" кругом в духовном плане. Таковые на корабле стоят особняком, они со скепсисом наблюдают за событиями, им все равно, что и как будет на нем развиваться. Все равно же корабль потонет, говорят они. Займемся только своей душой, и, может быть еще тех, кто готов принять наши условия, считают эти фарисеи и законники.

Давайте посмотрим, кто кем увидел себя на нашем корабле. И сделаем коррективы на остаток свой жизни, ведь времени осталось не так много, судя по тотальному заблуждению. Церковь Христова это тот же самый корабль и к нему также подходит вышеописаная классификация. Как только в церкви спасать будет некому, то лукавый змей получит весь экипаж в свои руки уже чуть тепленьким. Вряд ли кого, даже и тех, кто не желает что-то делать в надежде на свою гарантированность уверенного спасения, устроит подобная перспектива. А потому имейте мужество, даже погибните сами, но спасая. Пусть это будут "недостойные" другие, однако, через них, будем изменяться мы сами. Ведь другого пути не существует, бездействие и горделивое обособление подобно смерти.

Иосиф Исихаст, несмотря на зачастую отшельнический образ жизни, тем не менее, "горел", отдавая свои силы тем, кто действительно желал получить духовный опыт. Он хоть и не часто, но брал к себе учеников, принимал паломников и писал письма на "большую землю". Он мог бы затвориться и созерцать Божественный Свет, аргументировав это тем, что суета все испортит, но вслед за многими великими отшельниками он выходил и спасал словом и личным примером многие и многие души. Спасал не сам, а Именем Божиим, прекрасно осознавая, что без Бога он не сможет сделать и шага в благом деле. Вспомним наших святых прп. Серафима Саровского или Сергия Радонежского, да и хотя бы из недавно отошедших ко Господу, прп Силуана Афонского или афонского старца Паисия Святогора. Все святые Христа ради подвизающиеся, следовали Его путем. Их активная жизненная позиция пример для нас немощных. А дух, желающий миру погибели, древний, он прельстил и первосвященников, отдавших Христа Бога на муки смертные. Будьте внимательны в различении духов отцы церкви нынешней. Как бы вам не пойти путем Иудиным, поддавшимся заговору диавола обольстителя.

Для этого и хотелось написать здесь эти строки.


+++

Я же продолжил путь к месту последних подвигов на Святой Горе, к дивному старцу и молитвеннику Иосифу. Место то находится на труднодоступном склоне в малой Анне, по пути на Карулю.

Вышел за ворота и, пройдя небольшое расстояние, увидел раздваивающуюся дорогу. Одна шла по одному уровню, другая пошла чуть вниз. Призадумался, и решил позвонить отцу С. Он к моей радости ответил. Задал вопрос, как идти к старцу Иосифу? Он сказал, что надо продолжать движение прямо по верхней дороге и, как раз по ней выйдешь к скале, на которой и найдешь, что искал. Поблагодарив его пошел дальше. Идти вроде бы не так далеко, по сегодняшним меркам, но усталость все-таки брала свое. Вижу минут через 20 еще один молодой монашек идет навстречу, и хоть скала уже близко, все-таки задаю ему вопрос, "Как дойти до Иосифа". Он грек, я ему говорю по русски и он наш язык не знает, по нему видно, но ключевое слово Иосиф и близость этого места, подсказывают ему, что этому русскому здесь надо. Он, слегка удивленно рассматривая меня, сказал, что надо идти до антенны, это только я и понял. А из всего остального набора греческих слов, из которых я уже ничего не понимал, жестами выдал направление дальнейшего движения. Он пару раз показал как-бы обход справа и чуть ниже или выше, впрочем, здесь я тоже был невнимателен. Одним словом я ему улыбался, как понимающий, а он, как мне показалось, смотрел на меня с удивлением и сомнением. Попрощавшись по гречески, пошел бодрым шагом дальше, до скалы рукой подать. Уперся в скалу, но почему-то в последний момент, решил поступить нелогично и начал взбираться вверх, к самой антенне. Наверное, подумалось, что оттуда будет проще увидеть келью. Но далеко мне подняться не дали. Прямо за поворотом на меня шел мул и следом за ним, махающий мне руками грек. "Охи, охи, сюда нельзя, частная территория", говорил он. "Ты украинец?" "Нет, я русский." "А, понятно, Путин." "Мне надо пройти к геронде Иосифу." Это заявление, надо отметить, его тоже нисколько не удивило. "Ну тогда тебе вниз, иди за мной." Сказал он. Или мне это так показалось. Впрочем, вывел он меня на дорогу и показал рукой направление дальнейшего движения. На лице у него изобразилась легкая улыбка. "Русский, тебе туда". "Евлогите", ответил я последним и единственным греческим аргументом из своего арсенала. На том и разошлись. Я по тропе вниз, он по дороге в неизвестном направлении.

Дальнейшие поиски были неудачными. Несколько раз я начинал движение вдоль скалы, среди густого кустарника. Даже пришлось сбросить рюкзак, так как он цеплялся то и дело за колючие ветки. Тропа с разных сторон упиралась в сыпучий, крутой и заросший колючками склон, по которому не было видно возможности спуститься. Я, полез, цепляясь за "живые" камни на скалу справа, но продираясь, опять же через кустарник, не увидел и там никакого продолжения тропы. Тем не менее, внизу, метрах в 150-200 была видна какая-то жизнь, а это и давало надежду, что именно туда мне и надо. Там лежал некий материал, явно не природного качества, но путь слева к этому месту, заслоняла высокая непроходимая отвесная скала, вниз крутой спуск, про который уже сказал, а справа от скалы на которую я залез, не было видно тоже никаких вариантов. Вернулся назад, и пошел вдоль скалы слева. Неожиданно на ней увидел, висящую, почти на отвесном склоне белую альпинистскую веревку, свисающую с 30 метровой высоты. Это меня слегка обрадовало, но, впрочем, совсем не надолго. Внимательно посмотрев на скалу, понял, что, наверное, можно было бы без обвязки и жумара и только при помощи рук влезть наверх, но риск был бы все-таки весьма не оправдан. К тому же непонятно, как она там закреплена наверху. Да и попытки подойти к ней снизу, не увенчались успехом. Веревка была заслонена ужасно колючими ветками ежевики, которые пытались порвать на мне штаны и майку. Постоял здесь еще некоторое время, и решил отступить. Жалко конечно же, но я рассудил так. Если продолжить поиск, то, даже, найдя проход к келье старца, все равно не смогу там пробыть сколько нибудь продолжительное время, так как солнце уже пошло на посадку. А мне еще идти в обратную дорогу и не близкую. Одним словом, старец остановил меня, и Слава Богу, как я понял чуть погодя. Найдя, рюкзак, который остался лежать где-то здесь в кустах, пошел по тропе, как показалось, ведущей на одноуровневую дорогу. Однако, в силу того наверное, что уже весьма подустал, сбросил уровень и вышел на тропу, которая, виляя среди кустов и осыпей шла вниз, но наверное к скиту, как хотелось бы, а не к морю, что было бы весьма нежелательно.

Дальше, все было, как на учениях. Я служил в пограничных войсках на Дальнем Востоке и во время службы выступал за отряд на соревнованиях по "Военно-спортивному троеборию" и "Комплексной полосе пограничника". Наша команда занимала первые места на всем дальневосточном округе, а один из нарядов, мои друзья, выиграли первенство Советского Союза, что может говорить о нашем уровне подготовки. И тем не менее, здесь вспомнились армейские навыки в полной степени. Более того, включилась молитва, как это и бывает по обыкновению в трудную минуту, так как, время уже сильно поджимало, а выхода из лабиринтов в которые попался видно не было. Мне то и дело приходилось сбрасывать уровни на террасах, или вновь подниматься по каменным стенам, пролазить под колючей проволокой или идти по краю какой либо ограды, ползти или лезть, кидать рюкзак или самому кидаться в нужном направлении. Спотел я семикратно, пока, наконец то вышел на дорожку, приведшую к исходному раздвоению дорог. Поблагодарил Бога и Богородицу за это испытание. Буду, знать теперь, что без благословения ходить никуда не следует. Все это было за не послушание монаху, который показал мне место кельи старца Иосифа, и при этом добавил, что туда пройти не удастся. Я же нисколько не усомнившись в своих силах, был посрамлен и понял это теперь на жизненном опыте. Никакая спецподготовка не поможет, если не будет на то Благословения свыше. Будь внимателен впредь, самонадеянный человек, ты в руках Божиих. Будь бдителен, враг не дремлет.

У ворот скита праведной Анны встретил двух русских, которые подсказали, как быстрее дойти до Агиа Павла и определили приблизительное время в пути в 55 минут. Один из них заинтересовался местоположением кельи старца, на что я ему сказал где и про веревку тоже. Он же оказался альпинистом и к тому же другом Михаила Туркевича, с которым и мне довелось общаться ранее. Ему приходилось ходить с ним на Эверест и в первые экспедиции. Вспомнили мы Михаила добрым словом, пожелали ему упокоения. Кого только не встретишь на Афоне, чудеса да и только. Тянутся души альпинистские к Богу Вседержителю, поначалу через восхождения, а потом уже и другими путями.

Позвонил своим спутникам. Они сказали, что благополучно поселились и потрапезничали, и для меня тоже кое что оставили с любезного разрешения архандаричного. Это было неплохим стимулом, тем более до закрытия ворот оставалось чуть менее часа. Встал я у источника, выпил водицы живительной, сфотографировал напоследок прекрасно заходящее солнце над Святой Горой, взвалил рюкзак на плечи и...

Через 25 минут был в келье монастыря Агия Павла. Время иногда сжимается, это я уже знал и раньше, поэтому не удивился особенно, хотя меня так рано никто из ребят и не ожидал еще. На столе стояла миска с фасолью, пара кусков хлеба, и пол стакана терпкого вина. Ничего вкусней на Афоне, в эту поездку, я еще не откушивал. Ел не спеша, организм отдыхал от напряженного дня, ноги гудели, мысли остановились, было спокойно, радостно и тихо на душе, а потом пошел в душ. Майка от быстрой ходьбы была промокшей от пота до основания, и Владимир выдал свою запасную рубашку, что было тоже по нашему, по братски. Также, Владимир сообщил, что ему пришло сообщение о том, что первым делом наши супруги побывали в Лидде в Храме Георгия Победоносца - это место его рождения. Значит начало их пути по Святой Земле тоже началось с посещения Священномученика Георгия, как и у нас в первый день в Зографе. Любопытное совпадение однако... Вечером, они уже были в Вифлиеме в храме Рождества Христова, о чем сообщили следующим сообщением. А дальше. Афонский день уже завершился с закатом солнца. Поэтому мы дружно легли спать. Сегодня все умаялись нешуточно, с 4 утра на ногах. А в 2 часа ночи придется вставать на службу. На весь наш сон отводилось всего несколько часов. Слава тебе Боже наш Слава тебе. Матушка Богородица спасибо за всё!

 

Заснули как убитые...

 



+++

Здесь, пока мы спим, хотел бы поделиться своим наблюдением о сжатии времени.

Однажды осенью, посетил я один из скитов Дивеевского монастыря. Познакомился там с Игорем, который трудился и трудится над восстановлении монастыря и скита почти что с самого его открытия. Мы оказались с ним, мало что ровесниками, но и имеющими одинаковое техническое образование. А если учесть, что духовные вопросы мы уже с некоторых пор ставим на первое место, то несложно догадаться, что беседа велась раскрепощено и по душам, за большой чашкой кофе, которую он мне предложил, сидя у него в столярной мастерской. Рассказывал он при этом кое какие интересные случаи из жизни монастыря и скита. Один из них совпал с моими ощущениями. Я, говорит он, от начала восстанавливал Канавку в Дивеево. Так вот бывало так, что идешь по Канавке, молишься, а откуда то вдруг начинает разноситься невероятное благоухание. Как на парфюмерной фабрике, добавил он. Смотришь вокруг, диву даешься, нет ничего рядом такого, чтобы могло давать такой запах, а он есть. На что я ответил, были и у меня подобные наблюдения, но не в таких фабричных масштабах правда, но тоже бывало. Сводил он меня и в храм скитской, а там чудотворный образ иконы Божией Матери "Отрада" или "Утешение", список с Афонского, прошлого или позапрошлого еще века. В храме было тихо, уютно и как то молитвенно. Восстановлен он по видимому с любовью, душа радовалась. Помолился перед образом Богородицы и выехал в сторону дома. Ехать до Москвы часов 8, как это обычно и бывает, да еще на улице дождичек заморосил, и время уже к семи вечера клонится. Пора возвращаться значит. Попрощался с Игорем, в надежде еще увидеться, сел в машину и поехал. На душе как то по особому спокойно вдруг, еду вроде по колдобинам, дорога еще та, тракторами покорежена, но это не смущает почему-то нисколечко. Вдруг, замечаю прямо передо мной, на пути следования, арка из двойной радуги образовалась. Да такая яркая, глаз не отвести. Так в нее и проехал на радостях. Что было потом трудно объяснить. Молитва пошла от сердца по видимому нелицемерная. Ехал я, как и не ехал вовсе. Дорогу не отмерял, а только молился. Автопилот делал все на автомате, и уже при подъезде к дому заметил, что время в пути вместо 8 часов ожидаемых сократилось до 5 часов с минутами. Да это еще и не все совсем. Вспомнил я что и заправляться по дороге не останавливался, и бензина оказывается мне хватило, что удивительно. Прикинул я по расстоянию расход, и с удивлением обнаружил, что упал он с 10 литров на 100км. обычных до 7 литров, чего я ранее еще и не припомню за своей машиной. Удивился факту этому и связал его с сокращением времени по видимому, за счет молитвы от самого сердца исходящей. Читал об этом уже ранее от молитвенников, но чтобы у меня, человека грешного такое произошло, да так явно что-то не припоминается. Может человек выходить, значит, в другое, вневременное измерение, как говорят исихасты, безмолвники, когда в созерцание бывают восхищенными. Слава тебе Господи за милость ко мне грешному. Непонятно за какие заслуги оказанную.

 

Икона Божией Матери "Отрада" или "Утешение"

 

 


Всвязи с этим вспомнилось одно предание Афонское. В далекие века произошел такой случай. Вообще то они и сейчас случаются, прочтите книгу про Иосифа Исихаста хотя бы. Жил монах в одном монастыре на Святой Горе, и любил он молиться и вести с Богом, Богородицей, и святыми Его беседы от всей души из сердца исходящими. Часто, стоя на молитве, терял он присутствие реальности, и когда, возвращался в мир, то замечал, что время уже далеко вперед ушло, что простоял он так много часов, а ему казалось, что только миг минул. Собирал он так нектар для души в Райских Обителях, будучи туда неизреченным образом восхищенным. Благодарил он Отца Небесного за милость к нему грешному. За эту скромность и почтительность, видимо, и давал ему Бог такое утешение. В один из дней, вышел монах за стены монастырские, да пошел по послушанию в лес, и по обыкновению с молитвою. И ушел он в созерцание, до какого Неба неизвестно нам, но когда вернулся он на землю грешную, то и поспешил к воротам монастыря своего. Был уже вечер и ворота, по обычаю уже закрыты были. Постучался в ворота запертые, открыл вратарник двери и задал вопрос, кто он, куда и откуда следует. Нашего монаха вопросы удивили весьма. Да я же здесь уже много лет подвизаюся. Нет, не знаю я тебя, говорит ему встретивший, хотя сам здесь живу уже много лет. Ну тогда позовите мне игумена такого то. Нет у нас и игумена такого, имя нашего другое совсем. Только смекнул монах, вратарник опытный, что к чему, да пошел таки за игуменом, а они взяли книгу монастырскую, от постройки монастыря ведомую, да нашли они все таки в ней имя того игумена. А жил он почти 500 годами ранее, как они из нее это выяснили. Вот такое чудо было в Уделе Богородицы, а и нам пример для подражания. Давайте и мы возьмем для себя за правило, молить Бога с покаянием во всякий час, а и кто в минуту даже, с решимостью. Молить всем сердцем, и со смирением, да таким образом: "Господи Иисусе Христе помилуй меня грешного". А сделается молитва самодвижимой, то и нам подаст Отец возможность приобщиться к миру Горнему, Его милостью подаваемой. Слава тебе Господи, и спасибо за всё!




Пятый день завершился

(продолжение следует)

 

http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_5830/


 
Комментарии
Всего комментариев: 4
2017/01/02, 14:34:16
Дорогие читатели ! если есть у кого возможность помочь мне найти мудрого старца или знахарку, типо Баксы отшельников, помогите пожалуйста с подробной информацией , пишите moiceeva_mila7071@mail.ry Заранее всем благодарна!
Mila
2012/12/12, 12:57:23
Спаси Вас Господи! Окунули в такой удивительный мир.столько всего полезного,как же было приятно читать!Низкий Вам поклон!
Ольга
2012/12/10, 11:45:41
спаси Господи! Как-будто вместе с вами побывала...!!!!!!
ТАТИАНА
2012/12/10, 02:26:23
Спасибо Вам за подробный рассказ и фотографии, как-будто и я там побывала.
Давно мечтаю хоть когда-нибудь хоть глазком повидать и поклониться всем святым и Святой Земле, появится такая возможность или нет, не знаю. Но Ваш рассказ укрепляет надежду. Благословит Вас Господь!
Татиана
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2020


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.052847862243652 сек.