Портал "Дивное Дивеево"

Официальный сайт Дивеевского монастыря - diveevo-monastyr.ru

Угодниче Божий (имярек). Поминай в благоприятных твоих молитвах перед Христом Богом, да сохранит Он нас от искушений, болезней и скорбей, да дарует нам смирение, любовь, рассуждение и кротость, и да ...
Три старца
21/08/2012 09:13:57

А молясь, не говорите лишнего, как язычники: ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны. Не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него (Матф. VI, 7, 8). Плылvalaam на корабле архиерей из Архангельска-города в Соловецкие. На том же корабле плыли богомольцы к угодникам. Ветер был попутный, погода ясная, не качало. Богомольцы — которые лежали, которые закусывали, которые сидели кучками — беседовали друг с дружкой. Вышел и архиерей на палубу, стал ходить взад и вперед по мосту. Подошел архиерей к носу, видит, собралась кучка народа. Мужичок показывает что-то рукой в море и говорит, а народ слушает. Остановился архиерей, посмотрел, куда показывал мужичок: ничего не видно, только море на солнце блестит. Подошел поближе архиерей, стал прислушиваться. Увидал архиерея мужичок, снял шапку и замолчал. Увидал и народ архиерея, тоже сняли шапки, почтенье сделали.

—        Не стесняйтесь, братцы, — сказал архиерей. — Я тоже послушать подошел, что ты, добрый человек, рассказываешь.

—        Да вот про старцев нам рыбачок рассказывал, — сказал один купец посмелее.

—        Что про старцев? — спросил архиерей, подошел к борту и присел на ящик. — Расскажи и мне, я послушаю. Что ты показывал?

—        Да вот островок маячит, — сказал мужичок и показал вперед в правую сторону.

—        На этом самом островке и старцы живут, спасаются.

—        Где же островок? — спросил архиерей.

—        Вот по руке-то моей извольте смотреть. Вон облачко так по левее его вниз, как полоска, виднеется.

Смотрел, смотрел архиерей, рябит вода на солнце, и не видать ему ничего без привычки.

—        Не вижу, — говорит. — Так какие же тут старцы на острове живут?

—        Божьи люди, — ответил крестьянин. — Давно уж я слыхал про них, да не доводилось видеть, а вот запрошлым летом сам видел.

И стал опять рассказывать рыбак, как ездил он за рыбой и как прибило его к острову этому, и сам не знал, где он. Поутру пошел ходить и набрел на земляночку и увидал у земляночки одного старца, а потом вышли и еще два, покормили и обсушили его и помогли лодку починить.

—        Какие же они из себя? — спросил архиерей.

—        Один махонький, сгорбленный, совсем древний, в ряске старенькой, должно, годов больше ста, седина в бороде уж зеленеть стала, а сам все улыбается и светлый, как ангел небесный. Другой ростом повыше, тоже стар, в кафтане рваном, борода широкая, седая с желтизной, а человек сильный: лодку мою перевернул как ушат, не успел я и подсобить ему, — тоже радостный. А третий высокий, борода длинная до колен и белая как лунь, а сам сумрачный, брови на глаза висят, и нагой весь, только рогожкой опоясан.

—        Что ж они говорили с тобой? — спросил архиерей.

—        Все больше молча делали и друг с дружкой мало говорят. А взглянет один, а другой уж понимает. Стал я высокого спрашивать, давно ли они живут тут.

Нахмурился он, что-то заговорил, рассердился точно, да древний маленький сейчас его за руку взял, улыбнулся, — и затих большой. Только сказал древний «помилуй нас» и улыбнулся.

Пока говорил крестьянин, корабль еще ближе подошел к островам.

—        Вот теперь вовсе видно стало, — сказал купец. — Вот извольте посмотреть, ваше преосвященство, — сказал он, показывая.

Архиерей стал смотреть. И точно увидал черную полоску — островок. Посмотрел, посмотрел архиерей и пошел прочь от носу к корме, подошел к кормчему.

—        Какой это островок, — говорит, — тут виднеется?

—        А так, безыменный. Их много тут.

—        Что, правда, говорят, тут старцы спасаются?

—        Говорят, ваше преосвященство, да не знаю, правда ли. Рыбаки, говорят, видали. Да тоже, бывает, и зря болтают.

—        Я желаю пристать к острову — повидать старцев, — сказал архиерей. — Как это сделать?

—        Кораблем подойти нельзя, — сказал кормчий. — На лодке можно, да надо старшого спросить.

 

Вызвали старшого.

—        Хотелось бы мне посмотреть этих старцев, — сказал архиерей. — Нельзя ли свезти меня?

Стал старшой отговаривать.

—        Можно-то можно, да много времени проведем, и, осмелюсь доложить вашему преосвященству, не стоит смотреть на них. Слыхал я от людей, что совсем глупые старики эти живут, ничего не понимают и ничего и говорить не могут, как рыбы какие морские.

—        Я желаю, — сказал архиерей. — Я заплачу за труды, свезите меня.

Нечего делать, распорядились корабельщики, переладили паруса. Повернул кормчий корабль, поплыли к острову. Вынесли архиерею стул на нос. Сел он и смотрит. И народ весь собрался к носу, все на островок глядят. И у кого глаза по-вострее, уж видят камни на острове и землянку показывают. А один уж и трех старцев разглядел. Вынес старшой трубу, посмотрел в нее, подал архиерею. «Точно, — говорит, — вот на берегу, поправей камня большого, три человека стоят».

Посмотрел архиерей в трубу, навел куда надо; точно, стоят трое: один высокий, другой пониже, а третий вовсе маленький, стоят на берегу, за руки держатся.

Подошел старшой к архиерею.

—        Здесь, ваше преосвященство, остановиться кораблю надо. Если уж угодно, так отсюда на лодке вы извольте съездить, а мы тут на якорях постоим.

Сейчас распустили трос, кинули якорь, спустили парус, — дернуло, зашаталось судно. Спустили лодку, соскочили гребцы, и стал спускаться архиерей по лесенке. Спустился архиерей, сел на лавочку в лодке, ударили гребцы в весла, поплыли к острову. Подплыли как камень кинуть; видят — стоят три старца: высокий — нагой, рогожкой опоясан, пониже — в кафтане рваном и древненький сгорбленный — в ряске старенькой; стоят все трое, за руки держатся.

Причалили гребцы к берегу, зацепились багром. Вышел архиерей.

Поклонились ему старцы, благословил он их, поклонились они ему еще ниже. И начал им говорить архиерей:

—        Слышал я, — говорит, — что вы здесь, старцы Божий, спасаетесь, за людей Христу-Богу молитесь, а я здесь, по милости Божьей, недостойный раб Христов, Его паству пасти призван; так хотел я вас, рабов Божиих, повидать и вам, если могу, поучение подать.

Молчат старцы, улыбаются, друг на дружку поглядывают.

—        Скажите мне, как вы спасаетесь и как Богу служите, — сказал архиерей.

Воздохнул средний старец и посмотрел на старшего, на древнего; нахмурился высокий старец и посмотрел на старшего, на древнего. И улыбнулся старший, древний старец и сказал:

«Не умеем мы, раб Божий, служить Богу, только себе служим, себя кормим».

—        Как же вы Богу молитесь? — спросил архиерей.

И древний старец сказал: «Молимся мы так: трое Вас, трое нас, помилуй нас!»

И как только сказал это древний старец, подняли все три старца глаза к небу и все трое сказали: «Трое Вас, трое нас, помилуй нас!»

Усмехнулся архиерей и сказал:

—        Это вы про Святую Троицу слышали, да не так вы молитесь. Полюбил я вас, старцы Божий, вижу, что хотите вы угодить Богу, да не знаете, как служить Ему. Не так надо молиться, а слушайте меня, я научу. Не от себя буду учить вас, а из Божьего писания научу тому, как Бог повелел всем людям молиться ему.

И начал архиерей толковать старцам, как Бог открыл Себя людям: растолковал им про Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого и сказал:

— Бог Сын сошел на землю людей спасти и так научил всех молиться. Слушайте и повторяйте за мной.

И стал архиерей говорить: «Отче наш». И повторил один старец: «Отче наш», и повторил и другой: «Отче наш», повторил и третий: «Отче наш». — «Иже еси на небесех». Повторили старцы: «Иже еси на небесех ». Да запутался в словах средний старец, не так сказал; не выговорил и высокий, нагой старец: ему усы рот заросли — не мог чисто выговорить; невнятно прошамкал и древний беззубый старец.

Повторил еще раз архиерей, повторили еще раз старцы. И присел на камушек архиерей, и стали около него старцы, и смотрели ему в рот, и твердили за ним, пока он говорил им. И весь день до вечера протрудился с ними архиерей; и десять, и двадцать, и сто раз повторял одно слово, и старцы твердили за ним. И путались они, и поправлял он их, и заставлял повторять сначала.

И не оставил архиерей старцев, пока не научил их всей молитве Господней. Прочли они ее за ним и прочли сами. Прежде всех понял средний старец и сам повторил ее всю. И велел ему архиерей еще и еще раз сказать ее и еще повторить, и другие прочли всю молитву.

Уж смеркаться стало, и месяц из моря всходить стал, когда поднялся архиерей ехать на корабль. Простился архиерей с старцами, поклонились они ему все в ноги. Поднял он их и облобызал каждого, велел им молиться, как он научил их, и сел в лодку и поплыл к кораблю.

И плыл к кораблю архиерей, и все слышал, как старцы в три голоса громко твердили молитву Господню. Стали подплывать к кораблю, не слышно уж стало голоса старцев, но только видно было при месяце: стоят на берегу, на том же месте, три старца — один поменьше всех посередине, а высокий с правой, а средний с левой стороны. Подъехал архиерей к кораблю, взошел на палубу, вынули якорь, подняли паруса, надуло их ветром, сдвинуло корабль, и поплыли дальше. Прошел архиерей на корму и сел там и все смотрел на островок. Сначала видны были старцы, потом скрылись из вида, виднелся только островок, потом и островок скрылся, одно море играло на месячном свете.

Улеглись богомольцы спать, и затихло все на палубе. Но не хотелось спать архиерею, сидел он один на корме, глядел на море, туда, где скрылся островок, и думал о добрых старцах. Думал о том, как радовались они тому, что научились молитве, и благодарил Бога за то, что привел Он его помочь Божьим старцам, научить их слову Божию.

Сидит так архиерей, думает, глядит в море, в ту сторону, где островок скрылся. И рябит у него в глазах — то тут, то там свет по волнам заиграет. Вдруг видит, блестит и белеется что-то в столбе месячном: птица ли, чайка или парусок на лодке белеется. Пригляделся архиерей. «Лодка, — думает, — на парусе за нами бежит. Да скоро уж очень нас догоняет. То далеко, далеко было, а вот уж и вовсе виднеется близко. И лодка не лодка, на парус не похоже. А бежит что-то за нами и нас догоняет». И не может разобрать архиерей, что такое: лодка не лодка, птица не птица, рыба не рыба. На человека похоже, да велико очень, да нельзя человеку середь моря быть. Поднялся архиерей, подошел к кормчему:

— Погляди, — говорит, — что это? Что это, братец? Что это? — спрашивает архиерей, а уж сам видит — бегут по морю старцы, белеют и блестят их седые бороды, и, как к стоячему, к кораблю приближаются.

Оглянулся кормчий, ужаснулся, бросил руль и закричал громким голосом:

—        Господи! Старцы за нами по морю, как по суху, бегут!

Услыхал народ, поднялся, бросились все к корме. Все видят: бегут старцы, рука с рукой держатся — крайние руками машут, остановиться велят. Все три по воде, как по суху, бегут и ног не передвигают.

Не успели судна остановить, как поравнялись старцы с кораблем, подошли под самый борт, подняли головы и заговорили в один голос:

—        Забыли, раб Божий, забыли твое ученье! Пока твердили — помнили, перестали на час твердить, одно слово выскочило — забыли, все рассыпалось. Ничего не помним, научи опять.

Перекрестился архиерей, перегнулся к старцам и сказал:

—        Доходна до Бога и ваша молитва, старцы Божий. Не мне вас учить. Молитесь за нас, грешных!

И поклонился архиерей в ноги старцам. И остановились старцы, повернулись и пошли назад по морю. И до утра видно было сиянье с той стороны, куда ушли старцы.

 

-----------------------------------------------

Перенесение мощей прпп. Зосимы и Савватия Соловецких (1566),

 

Тропарь на перенесение мощей преподобных Зосимы и Савватия Соловецких
глас 8
Яко светильницы явистеся всесветлии / во отоце окияна моря, / преподобнии отцы Зосимо и Савватие, / вы бо, крест Христов на рамо вземше, / усердно Тому последовасте / и, чистотою Богови приближившеся, / отонуду силами чудес обогатистеся. / Темже и мы любезно притекаем к ракам честных мощей ваших и умильно глаголем: / о, преподобнии, молите Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобных Зосимы и Савватия Соловецких
глас 2
Христовою любовию уязвившеся, преподобнии,/ и Того крест, на рамо вземше, понесли есте,/ божественне вооружившеся на невидимыя враги/ и непрестанный молитвы, яко копие в руках, имуще,/ крепко победили есте бесовская ополчения;/ благодать Господню приемше целити недуги душ и телес/ притекающих к ракам честных мощей ваших,/ чудес лучи испущаете всюду./ Тем зовем вам:/ радуйтеся, преподобнии отцы Зосимо и Савватие,/ монахов удобрение.
Молитва преподобным Зосиме и Савватию Соловецким

О Преподобнии и Богоноснии отцы наши Зосимо и Савватие, земнии ангели и небеснии человецы, ближнии друзи Христовы и угодницы Божии, обители вашея славо и украшение, всея же северныя страны, паче и всего православнаго отечетва нашего необоримая стено и великое заступление! Се мы, недостойнии и многогрешнии, с благоговейною любовию ко святым мощем вашим припадающе, духом сокрушенным и смиренным прилежно молим вас: молите непрестанно благосердаго Владыку и Господа нашего Иисуса Христа, яко дерзновение велие к Тому имущии, да не отступит от нас Его вседействующая благодать, покров же и заступление Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы на месте сем да пребудет, и да не оскудеют никогдаже истиннии ревнители ангельскаго жития во святей обители сей, идеже вы, богоноснии отцы и начальницы, безмерными труды и пощеньми, токи же слезными и всенощными бдении, непрестанными молитвами и моленьми начало иноческому житию положисте. Ей, угодницы святии, молитвенницы к Богу благоприятнейшии, теплыми вашими к Нему мольбами оградите и сохраните ны и святое селение сие ваше от труса, потопа, огня и меча, нашествия иноплеменных и смертоносныя язвы, от вражды и всяких нестроений, от всякия беды и скорби и от всякаго зла: да непрестанно на месте сем, в мире и безмолвии, благочестно славится Пресвятое имя Господа и Бога, и обретают вечное спасение ищущие Его. О преблаженнии отцы наши, Зосимо и Савватие! Услышите ны грешныя, во святей обители вашей и под кровом вашего защищения недостойно жительствующыя, и благомощными вашими к Богу ходатайствы испросите душам нашым грехов оставление, жития исправление и вечных благ восприятие в Небеснем Царствии: всем же верующим, иже на всяком месте и во всякой нужде призывают вас в помощь и заступление, и иже с благоговейною любовию во обитель вашу притекают, не престаните изливати всякую благодать и милость, сохраняюще их от всякия сопротивныя силы, от всякия напасти и от всякаго злаго обстояния, и подающе им вся потребная к душевней и телесней пользе. Наипаче же молите премилосердаго Бога, да утвердит и укрепит Церковь Свою святую и все наше православное Отечество в мире и тишине, в любви и единомыслии, в правоверии и благочестии да сохранит и соблюдет во веки веков. Аминь.

Иконы

Зосима и Савватий Соловецкие

Зосима и Савватий, Иоанн Большой Колпак и Илия Пророк

Преподобные Зосима и Савватий Соловецие

Зосима и Савватий Соловецкие с Житием

Преподобные Зосима и Савватий Соловецкие

Преподобный Савватий возносит хвалу Богу

Зосима и Савватий Соловецкие с житиями

Преподобные Савватий и Герман строят храм

Савватий Соловецкий

Преподобные Зосима и Савватий, Иоанн Большой Колпак, Илия Пророк.
2500x3929
Преподобные Зосима и Савватий Соловецкие
 
Комментарии
Всего комментариев: 3
2012/08/22, 05:49:21
Зосимо и Савватие Соловецкие, молите Бога о нас.О сыне моём раба Божьего Виктора перед Богом крещённом Виталие и обо мне рабе Елене на смягчение наших сердец. Чтоб боль и ненависть, неприязнь и не понимание ушло от нас. А по воле Божьей пришло терпение, смирение и любовь.И помоги нам Господи претерпеть, но не упасть в отчаянье.
Елена
2012/08/22, 03:04:56
Автор - о. Павел Груздев?
Ольга
2012/08/21, 19:47:15
Прекрасный рассказ,реальный случай из жизни. Пример всем нам,что надо молиться сердцем,а не устами. А какая их молитва была простая,и в тоже время благодатная,как сказал Великий угодник Божий,Преподобный Амвросий Оптинский "Где просто,там и ангелов со сто,а где мудрено,там ни одного".Какое мудрое выражение! Есть и сейчас такие старцы,но они скрыты от очей мира,не потому,что мы недостойны видеть такие чудеса,а потому-что мы не готовы(духовно) лицезреть эту Великую Благодать Божию,наш разум этого не вместит. А те люди на корабле это видели,чтобы это было им(и нам потом) в назидание и в пример.Да и люди в то время были более верующими,им было это чудо легче духовно восприять. Трое Вас, трое нас, помилуй нас! Аминь.
Александр Салий
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2020


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.08048415184021 сек.