Портал "Дивное Дивеево"

Официальный сайт Дивеевского монастыря - diveevo-monastyr.ru

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма ...
На главную Новости Архимандрит Ефрем Ватопедский о афонском старце Дионисии (Игнате)
Архимандрит Ефрем Ватопедский о афонском старце Дионисии (Игнате)
21/07/2012 09:27:08

Афонский старец Дионисий (Игнат; 1909–2004) широко известен во всем – не только православном – мире. О старце Дионисии рассказывает настоятель Ватопедского монастыря архимандрит Ефрем – тот самый глубоко почитаемый архимандрит Ефрем, об освобождении которого из заключения горячо молился весь православный мир, и Россия в том числе.



…Всякий раз, когда появляются рассказы очевидцев о современных благодатных старцах, мы преисполняемся радостью. Такие свидетельства – опора и укрепление для каждого христианина, в особенности для нас, монахов последних времен; Бог дарует нам их, чтобы показать, что подобные нам люди, жившие в тот же самый век злобы, греха и немощи человеческого естества, что и мы, пришли в меру святости.

Тем более меня радует теперь издание душеполезных слов[1] отца Дионисия из Колчу, которые впервые выходят в свет, потому что батюшку я знал лично – я и многие монахи нашего монастыря, – и всех нас несколько лет утешало его присутствие в одной из келий, принадлежащих Ватопедской лавре. После его преселения к лику небесных преподобных пришел час предложить эту «драгоценную жемчужину» (Мф. 13: 46) всему собору Церкви и благодати его слов сойти в сердца всех, кто склонит голову над этими страницами в смирении и духовном разумении.


старец Дионисий (Игнат)

Отец Дионисий пришел на Святую Гору в 1926 году в возрасте 17 лет. Его монашеская жизнь с самого начала в такой мере была сопряжена с бедностью, теснотой, трудами и искушениями, какую мы сегодня с трудом можем себе представить. В келью скита Колчу, посвященную святому Георгию, он переселился в 1937 году и до самого своего отшествия ко Господу, почти 70 лет, в терпении и жажде безмолвия пребывал в смиренном помещении площадью всего в 5 квадратных метров. Там, однако, он познал Христа и понял неложно, что, как говорил старец Иосиф Исихаст, в конце терпения, когда исчезает всякое утешение человеческое, в сердце нисходит сладость Божественного утешения.

Старец не был образованным человеком, но имел богатые духовные познания, или, иначе говоря, он вкусил благодати Духа Святого. Его слова были просты, как, впрочем, и сам он, но когда он говорил, тот, кто имел уши слышать (см.: Мф. 11: 15), таинственным образом проникался уверенностью, что через него говорит само Предание Церкви. Ему подошли бы слова святого апостола Павла: «И слово мое, и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении Духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией» (1 Кор. 2: 4–5).

Батюшка вселял мир в сердце каждого, кто стучался в дверь его кельи. Румыны, греки, русские, болгары и другие, приезжавшие из самых неожиданных уголков мира, миряне и монахи, получали ответы на свои самые глубинные, экзистенциальные вопросы, получали совет и помощь в том, как познать глубины своего сердца, обретали покой. Старец не уподоблялся мудрецам «мира сего» и не имел, собственно говоря, «учения» как такового, он говорил по потребности каждого. Однако, каким знали и понимали его мы, у нас в сердце отложились три вещи, которые он словом ли, жизнью ли своей деликатно предлагал перед теми, кто приходил к нему в жажде услышать «глаголы жизни вечной» (Ин. 6: 68); и эти три суть следующие: послушание, терпение в скорбях и смиренномудрие.

Отец Дионисий говорил нам, таким образом, о послушании. Послушание монаха – это не просто дисциплина или черствое установление и не воинское подчинение. Квинтэссенция его подвига заключается в том, чтобы пытаться вникнуть в дух старца и усвоить его себе, зная, что только так, отсекая собственную волю и исполняя волю своего духовного отца, он познает на самом деле волю Божию.

Батюшка часто говорил нам, что когда он совсем юным пришел на Святую Гору, он учился тому, чтобы всегда воспринимать слово старца как слово Божие, не допытываясь и не ставя его под сомнение. Учась этому образу монашеской жизни, он достиг того, что чувствовал такую полноту в душе, что во всю свою жизнь не просил для себя ничего – потому что всегда чувствовал себя в довольстве.

И действительно, отец Дионисий был живым воплощением духовных плодов послушания – это был человек благодати Божией, то было само присутствие Святого Духа; ты целовал ему руку, и он издавал благоухание; ты смотрел на него и видел на его лице внутренний мир и надежду; приближался к нему и побеждался радостью. И ты понимал, что настоящая радость не зависит от внешних вещей, и она – не психологическое состояние, а нечто чисто духовное, внутреннее, то, чего человек достигает тогда, когда в послушании живет жизнью Духа Святого.

Батюшка говорил нам, далее, о терпении в скорбях. Человек, возлюбивший Бога, любит и брать на себя Его Крест. Святой апостол Павел говорит: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Галл. 2: 20). Таким образом, чтобы стяжать Христа внутри себя, обязательно нужно пройти через Крест. Поэтому люди преуспевшие, ощущающие благодать Духа Святого и находящиеся в непрестанном общении с Богом, не ропщут, сколько бы скорбей им ни встретилось, не волнуются, не гневаются, потому что во всем, по слову аввы Пимена, возвергают вину на себя и ожидают искушения до конца жизни[2].

Отец Дионисий тоже прошел через множество всяческих искушений, в которых его деликатная душа надломилась бы, если бы он в сердце своем действительно не носил Христа. И именно потому, что он был человеком духовной жизни, проходившим подвиг монашества в великой строгости, Бог даровал ему сполна нести Его Крест: попустил, чтобы почти десять последних лет жизни он провел в слепоте. Батюшка часто говорил мне: «Для меня все тьма». Он, таким образом, не мог видеть естественного света, но непрестанно причащался Света нетварного и, просвещаемый Духом Святым, знал, что это испытание незрячестью в действительности является Божественным благословением.

Но в первую очередь, однако, батюшка говорил нам о смирении. И оно, думаю, являлось сутью его духовного облика, тем самым важным уроком, который он преподал всем нам, любившим и почитавшим его.

Сегодня людьми движут гордость и эгоцентризм, а смирение многие считают неадаптированностью или же комплексом неполноценности. В основании каждого нашего дела лежит наше гордое «я», и из-за него мы не можем преуспевать, мы не можем любить и не находим себе покоя. Христос ясно указывает нам путь исцеления: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11: 29).


Архимандрит Ефрем и старец Дионисий (Игнат)

Как в жизни каждого человека есть такие вещи, которые он однажды слышит и уже не забывает никогда больше, так и я вспоминаю одно слово отца Дионисия, слово простое, но сильное и глубокое: «Смиренномудрие – это основание всей подвижнической жизни. Сколько бы добрых дел ты ни совершил, но без смиренномудрия все они напрасны. Смирение – это одеяние Божества, как говорит святой Исаак Сирин»[3].

Когда человек облачается в него, он ощущает внутри себя покой, а душевный покой, как его понимают святые отцы, – это не психологическое спокойствие и не романтически-сентиментальное состояние, а благоустроение внутренних духовных сил человека благодатью Духа Святого.

Глядя на отца Дионисия, ты был уверен, что он знает и переживает это. Все в его существе дышало смиренномудрием: лицо светлое, улыбка теплая, слово кроткое и назидательное, деликатность, радость и простота, то, как он скрывал свои подвиги и монашеское делание, – одним словом, его духовное благородство. Редко мне доводилось видеть человека более благородного, чем отец Дионисий.

Его ученики, издающие эту книгу, решили сами не писать о батюшке, а предоставить слово ему самому, чтобы он говорил, как делал это без устали на протяжении стольких лет перед столькими людьми, искавшими в его келье слова на пользу души.

Читатель, желающий увидеть на этих страницах шедевры риторики, оригинальные аргументы человеческой мудрости, будет разочарован. Как каждый истинный старец, отец Дионисий не говорит чего-нибудь нового, чего бы не сказали уже святые отцы. Он не говорит и «чарующе», судя по-человечески. Но в его словах больше силы, чем в целых трактатах по богословию, поскольку они пережиты, поскольку они родились из пота и слез подвигов – что действительно редкость среди нынешних людей, миряне ли они или монахи.

Кто положит себе на сердце его слова и будет стараться следовать им, тот только приобретет; он поймет, что за их простотой скрывается Путь, Истина и Жизнь – Сам Христос, сошедший в сердце одного прекрасного старца со Святой горы Афон.




[1] Речь идет о книге «Stareţul Dionisie, duhovnicul de la Sfântul Munte Athos» (Старец Дионисий, духовник со Святой Горы Афон). Editura Prodromos, 2009.

[2] См.: Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. Гл. 87: Об аввее Пимене. § 125. М., 2009. С. 259.

[3] Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. Слово 53. М., 2006. С. 364.





Архимандрит Ефрем

 

 

«Не будем откладывать исповедь». Из бесед со старцем Дионисием (Игнатом)

Из бесед со старцем Дионисием (Игнатом)

 

– Отец Дионисий, расскажите нам, пожалуйста, немного о радости причащения, о таинстве Святого Причастия. Как нам готовиться к нему, чтобы радоваться тому, что мы соединяемся со Христом в таинстве Святого Причастия?

– Вы видите, видите? Как сильно смирился Бог, чтобы человек – вот этот человек, весь в грехах, человек ничтожный – удостоился Тела и Крови Самого Христа Спасителя! Как я уже говорил, Бог зовет к Себе всех: «Придите ко Мне, все труждающиеся[1], все грешные».

Поэтому, чтобы душа каждого из нас пребывала в мире, прежде всего нужно ходить к духовнику. У каждого из нас есть духовник, не так ли? Поведаем ему все наши скорби и немощи, какими нас ввело в соблазн естество, какими нас ввел в соблазн сатана и мы пали.

И посмотри, сколько же благости у Бога! Он дал эту благодать священнику-духовнику, и если он простит тебя, то ты прощен, а если не простит, ты останешься непрощеным. Что он связывает на земле, то связано и на небесах, а что он разрешает на земле, то разрешено и на небесах.

Видишь, сколько Божественной благости явил нам Бог! Он мог бы назначить ангела, ведь у Него имеются миллиарды и миллиарды ангелов, не так ли? «Ты, ангел, будешь духовником всех этих людей!» Но никто не осмелился бы сказать перед ангелом: «Я согрешил, я впал в столько грехов!» Человек тогда думал бы: «Ну как же я ему скажу такое? Ну разве это возможно? Да это невозможно!»

Но Бог поставил, благодатью Святого Духа, священника. Когда архиерей возлагает руки на священника, и благословляет его, и читает о нем молитву, сходит благодать Святого Духа, и он получает силу – что он прощает, то прощено на небесах, а что не прощает, то не прощено на небесах. Видите, сколько благости являет Бог!

А теперь ты идешь к священнику. Священник этот тоже человек, даже если он духовник, – он тоже плоть носит, у него свои немощи, у него свои страсти. И вот ты идешь к нему. У него тоже могут быть свои немощи – но это тебя не интересует. Ты знаешь, что он священник, поставленный святой Церковью быть духовником, и имеет власть связывать и разрешать.

– Как нужно готовиться, чтобы принести чистую исповедь? Что нужно делать – больше поститься, молиться, читать?

– Видишь, как написано в Священной Книге: «Приготовьтесь!»[2], потому что если ты неподготовлен, тогда это никуда не годится. Да испытывает человек себя, то есть пусть готовится, и так да приступает к Божественным Тайнам, ведь Божественные Тайны – это огонь сожигающий, они сжигают все грехи, и немощи, и трудности наши. А если ты приступаешь неподготовленным, они сожгут и тебя, и тогда все кончено! Поэтому нужно приготовление…

Не будем говорить: «Да ну, ничего страшного в том, что я поел, я попил, я поспал и еще кое-что сделал. Пойду причащусь», – как, я слышу, делают паписты, ведь у них литургия совершается поздно. Католики говорят так: «Нам хотелось есть, и мы с утра поели. Поели, выкурили и по сигаретке… Давайте теперь выпьем и кофейку, чтобы взбодриться. Да, но ведь в церкви еще не закончилась литургия! Пойдем-ка причастимся», – и идут, причащаются. Ну разве это приготовление?

– Нет.

– Я не представляю себе, как католики допускают такое. Видишь, они говорят, что еда – это одно, а причащение – это другое, это пища духовная. Как бы там ни было, но если нет приготовления, это погибель.

– Нужен ли канон к Святому Причащению, читать ли благодарственные молитвы?

– После Причастия, обязательно. Молитвы нужно читать с благоговением, с благодарностью к Богу за то, что ты удостоился принять этот столь великий дар[3].

***

– Батюшка, расскажите нам немного о приготовлении к святой исповеди.

– Ты, как человек, уже знаешь: «Ой, я сделал то-то, скажу духовнику, и еще то-то и то-то». Чтобы не забыть это, запиши все на бумаге, и когда пойдешь туда, скажи: «Батюшка, вот, я сделал то-то и то-то». А как только он сказал: «Бог да простит тебя!» – все, что было записано в анналах сатаны, стерлось.

С этого момента ты должен более не совершать грехов. Не дай тебе Бог совершать их опять, ну а если совершил, сразу же иди к священнику, ибо Священная Книга говорит: «Сколько б раз ты ни упал, вставай!»[4]. То есть, сколько раз ни случится тебе согрешить, не затягивай с исповедью.

Но не так, чтобы ты грешил в беспечности и говорил себе: «Ну вот, побывал я у священника, исповедался, ну а теперь возьмусь-ка опять за старое, я же потом опять исповедуюсь». Но это не так!

– Это грех против Духа Святого.

– Конечно. Грех против Духа Святого. Поэтому: «Я ходил к батюшкам, исповедался и, с помощью Божией, больше не стану делать этого». Ну а если мы только говорим так, но не делаем, то, сам того не замечая, ты себя губишь мало-помалу. Нет! Прими решение, вот так: «А ну-ка, вставай опять, быстро», – как больной, когда ему становится плохо: «Пойду приму таблетку, а то голова начинает болеть», – так и это.

– Итак, правила нет. Сколько раз почувствуешь, столько раз и надо исповедоваться.

– Так и есть.

– Исповедью нельзя пренебрегать.

– Нет-нет, конечно… И чтобы никто не смел когда-нибудь пойти причащаться не исповедавшись. Многие молитвы, которые читает священник, имеют благодать Святого Духа от Бога, ибо так устроил Благой Отец Небесный, чтобы прощалась вся мелочь, которая у тебя была. Ты говоришь, какие еще грехи у тебя были, все, что ты припомнишь, и так приступаешь к Божественным Тайнам. Ибо Святые Тайны – это огнь сожигающий, они сжигают все грехи, все беззакония и все злые помыслы, но если ты беспечен, существует опасность, что они сожгут и тебя. Поэтому и говорит святой апостол Павел: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от Хлеба сего и пьет из Чаши сей. Оттого многие из вас немощны и больны»[5], что приступают к Святым Тайнам без приготовления.

Никто не достоин причащаться Святых Таин, ибо там Бог, Иисус Христос, но насколько это в силах человека и насколько нам позволяют священные каноны Церкви, будем стараться быть близ[6].

***

– Батюшка, вот мы, духовники, может, тоже недостойные. И приходят к нам люди, может, более достойные, чем мы. Но мы призваны не отказывать им в приобщении, причащать их, потому что Христос не отказался подать и Иуде его кусок хлеба. Но часто к нам приходят люди с тяжкими грехами. Какой совет вы нам дадите, как нам поступать с причащением в их случае? Ведь послать его к епископу – это все равно что умыть руки, отделаться от него. Может, Христос послал его именно ко мне.

– Это так, вы имеете полное право… Но смотрите, чтобы, как бы там ни было, но мы не отходили от церковных канонов. Каноны, что установили святые отцы на семи святых Вселенских Соборах, они составили по благодати Святого Духа, потому что они были лучше любого из нас, ведь их вдохновляла благодать Святого Духа, научая их, как нам найти путь спасения.

Ты впал в грехи, а Бог стоит с раскрытыми объятиями и говорит: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, придите, только не уходите, ведь вы только у Меня обретете покой». Но ты видишь: так решено было святыми отцами, чтобы за каждый грех человек получал наказание, чтобы он действительно понял, что согрешил пред Богом. Он должен получить наказание, не так ли?..

– Разумеется – епитимию.

– Маленькое-маленькое наказание, конечно. Не будем же отходить от канонов, насколько можно. Кое-какие снисхождения духовник может сделать, но не так, чтобы можно было оправдывать себя: «Это ничего, то ничего, все ничего», – ибо тогда мы совершенно погубим себя[7].

 

Иеромонах Дионисий (Игнат) Перевела с румынского Зинаида Пейкова

 
Комментарии
Всего комментариев: 1
2012/11/14, 13:30:15
Господи!!! Прости меня грешную , за всё, Прости детей моих, мужа, маму. Прости за то, что я осмелилась говорить с Тобой! Я очень прошу Тебя! Веди нас своей дорогой! Помоги найти силы не роптать, не отчаиваться, не унывать! Помоги Господи по своей милости и благости дать здоровье мне и всем моим домочадцам, отцу моему духовному с домочадцами, моим начальникам, моей мамочке и отцу, всем моим родственникам и знакомым! Господи! Прости , за то, что я обещаю Тебе не грешить, но снова огорчаю тебя! Милосердный Господи! Прошу тебя помоги моей доченьке! Помоги освоить науки найти работу, которая нужна ей! Помоги! Прошу Очень! Найти ей мужа благочестивого на радость ей и нам, чтобы они Славили Имя Твоё Святое! Помоги нам грешным создать семейный бизнес, если на это нужно! Прости за Все Господи!!! На ВСЁ Святая Воля Твоя!!!!
Галина
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2020


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.039613008499146 сек.