Портал "Дивное Дивеево"

Официальный сайт Дивеевского монастыря - diveevo-monastyr.ru

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма ...
На главную Новости Монашеское царство
Монашеское царство
12/06/2012 09:55:08

— …А я вам так скажу: самый убогий монастырь, где братии — полтора монаха, — он всё-таки лучше, чем самый богатый го-родской приход! Собери вместе множество приходов — всё равно их молитва не сравнится с молитвой монастыря. Но мы нисколько не умаляем великий подвиг приходского служения, т.к. приходы на себя берут очень много трудов.
Отец Игнатий не горячится, говорит уверенно, спокойно:
— Монах призван к тому, чтобы молиться за весь мир. И если он честно берётся за это неподъёмное дело, то Господь и силы ему даёт соответствующие, лишь бы монах не лукавил…
Игумен Игнатий (Бузин) — настоятель древней Антониево-Дымской мужской обители, что неподалёку от Тихвина. Он приехал в Санкт-Петербург вот по какому случаю: на днях православный храм Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой улице, долгое время остававшийся в руках баптистов, будет передан Санкт-Петербургской епархии для подворья монастыря. Здесь, на подворье, в домовой церкви, мы и беседуем.
— Вы меня простите, отец Игнатий, — говорю я, — но не кажется ли вам, что монастыри в современной России существуют сами по себе, независимо, автономно от окружающей жизни? Местные жители проходят мимо монастыря, да и монастырь не спешит к местным жителям… Православная обитель видится народу некой базой инопланетян…
— Давайте я сперва уточню: наш монастырь находится в лесу, и «местные жители» у нас — волки, лисы да зайцы. А что касается инопланетян, я не согласен. Монастырь не иная планета, а иной мир, населённый иными людьми — иноками. Задача монахов не в том, чтобы налаживать контакты с населением. Повторюсь: мы молимся за весь мир. Святитель Димитрий Ростовский говорит: молитвой инока держится весь мир; уберите инока — и человечество закончит своё существование. До сих пор, как видите, этого не произошло — значит, не перевелись ещё в православных обителях молитвенники. Если человек безтрепетно отдаёт себя в послушание Господу и своему отцу духовному, то у него и молитва пойдёт с помощью Божией. А если он пришёл в обитель для того, чтобы подмять её под себя, то рано или поздно либо его попросят удалиться, либо он сам уйдёт: дух противления, дух немирный его заставит уйти. Это часто происходит. Беда в том, что сейчас в монастырь приходят по большей части те, кто хочет спрятаться от жизни. Жизнь для них слишком тяжела: они не любят трудиться над собой. А монашество — это труд! И духовный, и физический труд — и всё этой полной мерой! И не всем это нравится: люди не хотят себя изменить ради Христа. Святитель Игнатий Брянчанинов предсказывал, что последнее монашество не будет иметь великих подвигов, — но если они научатся с благодарностью переносить скорби и болезни, то это им зачтётся за подвиг. Так оно и выходит… Но хочется же хоть в малой степени подражать прежним отцам пустынникам, понести хоть малую часть их великих дел… Ничтожную толику!.. Так зачем же отлынивать от того, что в наших силах? Хотя поститься в наше время никто по-настоящему не может… И хотел бы, да не выходит. Природа испорчена, и люди физически слабые. Куда им подвиг нести!.. Когда к нам приходит новый человек с желанием потрудиться и помолиться, я помимо всего прочего обязательно спрашиваю его: «Какие у тебя есть болезни?» И что обычно слышу в ответ? «У меня никаких болезней нет!» — «Да правда ли?» — «Истинная правда!» Ну хорошо, определяем его трудником. А через три дня, когда дело доходит до настоящей работы, — вдруг у него и то разболелось, и то, и там колет, и тут стреляет…
Монастырь — это семья. Впуская человека в семью, надо знать, что от него ожидать. Набрать людей можно — только свистни! Но… Нужно помнить, что монастырь — это не бомжеубежище. Это место покаяния, где люди приносят Богу в жертву свои молитвы, свои слёзы, свои труды. Поэтому каждому новичку я всегда задаю вопрос: «Что ты хочешь получить от монастыря?» И если человек начинает говорить заученными фразами, то, к сожалению, становится ясно, что долго он у нас не протянет. А бывает, что я слышу в ответ: «Хочу пожить, потрудиться… Я не знаю, куда мне идти, не определился пока, мне и монашества хочется, и семейной жизни». Такой ответ более правдив!.. «Что ж, живи, трудись — Бог управит и поймёшь свой путь». И бывает так, что человек поживёт месяц-два, потом уедет домой на недельку, а когда возвратится, говорит мне: «Нет, мир — это уже не моё». А бывает и наоборот: «Там — моё, а здесь — слишком высоко для меня!» Но он всё равно продолжает ездить к нам, потому что полюбил наш духовный «монашеский мёд».
— Обычно в какой монастырь ни придёшь, всегда говорят: вот беда — старцев на Руси не осталось, не на кого равняться, не у кого учиться…
— Ну, старцев и у нас нет. Но беда-то не в том! Послушания в душах нет — вот что страшно! Может быть, старец и найдётся, да если человек не захочет его слушаться — что тогда делать? Помните, как праведный Иоанн Кронштадтский говорил: если тысяча чудотворцев соберутся вокруг одного пьяницы и будут молиться о его исцелении, ничего у них не получится, если сам он этого не захочет. Здесь та же история. Если человек стремится к свету, то Господь даст ему силы бороться с тьмой. Монастырь, повторюсь, — это семья. Нужно научиться жить в семье, друг друга тяготы носить… А если ты не живёшь по послушанию, то и великий старец, который будет у тебя на глазах горы передвигать, душу твою сдвинуть с места не сможет.
Один мудрый монах как-то сказал мне: «Никогда не ищи прозорливых — попадёшься в сеть лукавого!» Нельзя слоняться по стране в поисках прозорливцев. Тут их не нашёл, там их не нашёл… Так что же — и в монастыри не идти? А у нас их по Святой Руси много! Во всех монастырях живут по послушанию и спасаются. И есть люди, которые решили отдать свою волю Богу, — они живут единой семьёй и служат Господу.
— Строгая жизнь в Антониево-Дымском монастыре?
— Я вам так скажу: лучше исполнять небольшое правило, но каждый день, чем большое, но раз в пятилетку. Когда я начинал свою монашескую жизнь, настоятель говорил нам: «Лучше мы начнём «духовной больницей», а закончим Афоном, чем начать Афоном, а закончить психушкой». То есть лучше от духовного убожества подниматься к горним высотам, чем, возмечтав о себе высоко, споткнуться, свалиться и покалечить душу.
— Большое хозяйство в вашей обители?
— Две коровы, два телёнка, куры да собаки — вот и всё. Молочными продуктами наши коровки нас вполне обезпечивают, огород даёт овощей на целый год. Ну, а в остальном — что паломники привезут, тому и рады.
— Какие святыни встретят у вас паломников?
— Наша главная святыня — мощи святого преподобного Антония Дымского, основателя монастыря. Дивный святой! Он в XII веке подвизался, ещё до того, как на Тихвинскую землю пришла чудотворная икона Божией Матери. Можно сказать, преподобный своею молитвою приуготовлял Её приход. Часто озеро называют Святым. По преданию, в Святом озере Александр Невский омылся — и исцелился от болезни ног. По молитвам преподобного многие, омывшись в водах Святого озера, получают исцеления от различных недугов: кто-то от псориаза исцеляется; приезжают семейные пары, которым врачи предрекли безплодие, — омываются в водах Святого озера, молятся у раки с мощами преподобного, и потом приезжают сюда крестить своих детей. Недавно мужчина приезжал и рассказал, как его сын, омывшись в водах, исцелился от гепатита С. Много чудес происходит… Но главное чудо в том, что люди получают внутреннее исцеление. Приезжают такие загруженные, усталые, убитые мирскими бедами, а уезжают свободные, вольно дышащие. Вот она, молитва монастырская!
В обители есть несколько древних образов, которые были в монастыре и после его закрытия сохранялись в д.Мулево. Как обитель открылась, их вернули. Это чудотворный образ Казанской иконы Божией Матери, Тихвинская и Креститель Господень Иоанн с Преподобным Антонием Дымским. Есть и удивительный образ Богородицы «Умиление» — он появился у нас в 2005 году, подарила одна монахиня, которая с любовью украсила его. Также ковчег с более чем 300 частицами мощей святых угодников Божиих.
— Как до вас добраться?
— Либо автобусом с автовокзала на Обводном — до Галично (это направление на Бокситогорск или Пикалёво), а там пешком три километра. Либо до Тихвина, а потом на маршрутке, которая едет на Бокситогроск—Пикалёво. Но до самого монастыря всё равно придётся идти пешком: к нам транспорт не ходит. Впрочем, дорога хорошая, спокойная… И в Петербурге у нас есть подворье — на Боровой улице, дом 52А: здесь можно всё узнать про монастырь. Здесь и свои святыни есть: десница преподобного Антония, частица мощей мученика Вонифатия. Словом, мы паломникам всегда рады — и на подворье, и в монастыре.
Вопросы задавал Сергей ОЛЬХОВЕЦКИЙ
Адрес Антониево-Дымского мужского монастыря: 187613, Ленинградская обл., Бокситогорский район, п/о Большой Двор.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2020


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.051076889038086 сек.