Портал "Дивное Дивеево"

Официальный сайт Дивеевского монастыря - diveevo-monastyr.ru

Песнь 1 Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися. Откуду начну плакати окаяннаго моего жития деяний? кое ...
На главную Новости В ладошке Божьей
В ладошке Божьей
03/02/2012 09:57:59

Беседа главного редактора газеты «Православный Санкт-Петербург» Александра Ракова с отцом Иоанном Мироновым.
Середина октября, на улице снег с дождём… Батюшке нельзя выходить на улицу, но он ждал меня у калитки, а я стоял в пробке на Удельной. Сколько раз надоедал я батюшке своими интервью… Да разве это интервью? Это наши семейные беседы: я батюшку выспрашивал, как почтительный сын, а он мне отвечал по-отечески. И судя по отзывам, читателям нравятся эти неспешные разговоры: они, как и я, находят нечто душеполезное в словах отца Иоанна. Я очень рад, что мои простые вопросы волнуют, оказывается, многих людей — не только меня. Я-то не считаю себя воцерковлённым.
— Слава Богу, ты уже столько лет ведёшь свою замечательную газету… — возражает о. Иоанн.
— Так-то оно так, а вот «Правило веры» сейчас не часто выходит… Дела невесёлые начинаются, и всё же вашими молитвами мы держимся. Дорогой отец Иоанн! Вы прожили большую и трудную жизнь. Бывало в ней всякое. Я, кстати, перед тем как ехать к вам, ещё раз перечитал все материалы, посвящённые вашему жизненному пути, — и чуть не всплакнул… И долгие скитания ваши, и смерть близких — даже читать про это тяжело, а каково пережить?.. Нелёгкая вам доля досталась, батюшка… Я знаю, что все беды вы принимали со смирением и терпением, никогда на Бога не обижались… Но нет ли у вас сожаления о некоторых собственных поступках?
— Поступки, конечно, бывали всякие… Сделаешь что-то хорошее — радуешься, а когда ошибёшься… Бывает, и священники ошибаются… А бывает и грех, бывает… Человек в этой юдоли земной слаб, ленив, неразумен — вот грех его и настигает. «Несть человек, еже жив будет и не согрешит». А грех — это всегда рана на душе. Что её излечит? Только время. Это, конечно, при условии, что мы будем каяться в грехах — и на исповеди церковной, и вообще непрестанно в душе: «Грех мой предо мною есть выну…» (Пс.50,5). Тогда Господь со временем рану нашу исцелит, направит нас на верный путь, и вместо боли растревоженной совести пошлёт духовное утешение. Очистит нас Господь, совершенно очистит, и войдём мы в Царство Небесное, куда ничтоже скверно входит. Пора нам, Саша, уже к жизни вечной стремиться. Время пошло… Ветер уже задувает, срываются яблочки с дерева потихоньку… Если плод не падает — значит, Господь ещё не доволен им, считает неспелым, даёт ему получше созреть. А если упало яблочко — значит, дальше ему зреть некуда. И перейдём от этой земной жизни в жизнь загробную, то есть вечную. Чаем жизни будущего века, аминь.
— Я, батюшка, не устаю удивляться, глядя на вас: откуда вы берёте силы, чтобы проводить на службе 4—5 часов?.. Поверьте, я искренне недоумеваю. У вас ведь ножки больные…
— Я благодарю Господа: Господь посылает сил… Другой раз и пошевелиться не можешь… Как тут справиться? А Он посылает мне на помощь молодых пастырей… Приходят молодые батюшки ко мне поисповедаться — и потом помогают по службе. Я так благодарен!.. Господь даёт нам хорошую смену, следит, чтобы молодые батюшки так же заботливо относились к людям, как старики, чтобы любили дом Божий. Как сказано? «Изволих приметатися в дому Бога моего паче, нежели жити ми в селениих грешничих» (Пс.83,11). А дом Божий — это всё для нас: это наша семья, наше училище благочестия, тут у нас и Божественная литургия, здесь и Всенощное бдение, здесь и таинства — всё в храме Божием. Как я без храма останусь? Я уж лучше преодолею свои немощи, лишь бы только вне дома Божия не остаться…
— Мне стыдно признаться, батюшка, но я зачастую ленюсь идти на службу — и всегда благовидный повод находится…
— Возраст… Тяжело… Я и сам после службы несколько часов лежу в лёжку, отдыхаю… Как говорится, старость  не радость. Но я и в старости без радости не остаюсь: я всегда бываю счастлив, когда вижу, сколько чудных людей приходит в дом Божий — и все сильные, весёлые, — и я вместе с ними ликую. Так апостол Павел нам завещал: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, о всем благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1Фес.5, 16—18).
— Помнится, батюшка, вы рассказывали, что ещё будучи ребёнком, завидя чужие похороны, вы плакали горькими слезами по незнакомому усопшему человеку. Ведь не каждому дано такое…
— Мама, бывало, скажет: «Ванечка, ты всех оплакал, хватит ли у тебя слёз, чтобы поплакать, когда мама умрёт?» Я говорю: «Мамочка, да что же ты!..» Мне и слышать было страшно про её смерть. А когда мама умерла, я заболел на две недели, думал, что и я уйду вместе с ней. Её имя святое — Ольга… Сейчас сын мой, иерей Александр, служит в храме равноапостольной Ольги — вот ведь как повернулось… И внучке твоей я выбрал то же имя…
— Я знаю, как вы любите свою маму, как вы всегда о ней вспоминаете — с любовью, с сожалением… Она ведь отошла ко Господу в год моего рождения — в 1947 году.
— …Она простудилась, заболела туберкулёзом, и многие годы её страдания были невыносимыми… Но перед смертью Господь послал ей утешение: она знала, в какой день отойдёт, она ко всему подготовилась, собралась с духом, причастилась — батюшка к ней пришёл — и с миром отошла ко Господу.
— Я, батюшка, тоже очень скучаю по родным. А мы встретимся со своими близкими там, на небесах, хотя бы ненадолго?
— А как же… Святых Отцов-то читаешь ли? Если удостоимся райских обителей, то, конечно, встретимся, и даже узнаем друг друга, и обрадуемся друг другу. Причём узнаем всех, даже и тех, кого сейчас плохо помним… Я ведь многие родные лики забыл: папу и маму храню в сердце ясно, а вот братцев, которые умерли, когда я ещё маленьким был… Карточек-то нет… Я их лики уже не помню. А там ты всю родню узнаешь: и дедушек, и бабушек…
— Скорее бы, батюшка!..
— Скорее не надо. Не надо торопиться. Живёшь — живи. Такова воля Божия, ты её оспаривать не смей. Надо ещё здесь пожить, принести пользу людям и свою душу подготовить…
— Батюшка, а не было ли мысли у вас стать монахом?
— Как-то я не стремился к этому… Старец Кукша, одесский преподобный, мне сказал: «Будь монахом — архиереем станешь!» А я и архиереем не хочу: трудно мне будет… Как справиться со своим телом? «Ну, будешь тогда приходы менять, один за одним». Так и вышло: 15 приходов сменил… И дети ещё маленькие были, а приходилось ездить с одного места на другое… Но слава Богу за всё! Слава Богу за то, что дал силы, — и сейчас я очень радуюсь, что много народу ходит в храм Божий, что любят Господа, что исповедуют грехи свои перед Господом. Пока в людях есть покаяние, Господь милует мiр. Будем, грешники, молиться и каяться. Господь Ниневию в древности помиловал — и нас помилует ныне. Всё через покаяние даётся.
— Вы много лет учите меня одному великому правилу: будь мёртв на хулу и похвалу. А у меня не получается — особенно если ругают. Наверное, уже никогда и не получится.
— Получится… Всё даётся постепенно… Как ребёнок сначала и ходить-то не может — ползает по полу, — а потом, глядь, уже ножками… Так и мы постепенно научимся. В терпенье вашем стяжите души ваши. Так что научишься и смирению, и кротости — только надо считать себя хуже других и не гордиться. Потому что гордость, гордость — это мать всех пороков.
— Да, от гордыни не деться никуда…
— Не надо нам её, не надо… Делай всё просто: сделал, будто и  не сделал. Как Господь говорит, чтобы правая рука не знала, что делает левая.
— Не многие прихожане знают, что вы хоть любвеобильный, но и суровый духовный отец. Помните, я совершил грех, и вы на полгода отлучили меня от Причастия? И помогло. Подобного я больше не совершал. Вас люди-то видят только с одной стороны — добрым дедушкой… Вы сказали как-то: «Мои духовные чада — это те, за кого я молюсь». Но я говорил и повторяю: быть настоящим духовным чадом не менее ответственно, чем быть духовным отцом, — оба тащат крест один, только батюшка несёт ту тяжёлую часть, где перекладинка, а духовное чадо несёт, где полегче.
— Ох, помоги Господи эту ношу тащить!.. Силы-то уже не те. «Осень наступила, высохли цветы, и глядят уныло голые кусты…» Сегодня и снежок мы с тобою встретили… Вот так и жизнь наша пройдёт, когда белым саваном нас покроют. А что сказать ещё? Готовиться надо. Гордиться здесь не надо, а готовиться туда надо.
— Но люди такие странные: я разговариваю с ними о смерти, даже с незнакомыми… А они говорят: «Ну, это рано ещё — о чём ты говоришь?» Я отвечаю: «Господь, может, этой ночью вас приберёт!.. Ниточку жизни вам перережет!»
— Помни последняя твоя, и вовек не согрешишь!..
— Какие-то странные люди: не хотят о смерти говорить, боятся…
— А помнишь, в одном монастыре — я рассказывал ли тебе? — монахи вместо «здравствуй» говорили друг другу: «Брат, помни о смерти!»
— Я-то помню о ней, батюшка, у меня по-другому… У каждого по-своему, наверное…
— Конечно, мы живём в рассеянном мiре… За что Господь и назвал этот мiр «прелюбодейным и грешным»… Мiр во зле лежит, и мы слышим, как зло ширится и растёт… Вот рассказывают сейчас, как Коптскую Церковь гонят: сколько людей погибли, сколько раненых, сколько разрушено храмов!.. А ведь они же христиане, братья наши…
— Вы же помните, как мы с вами, батюшка, были в Порт-Саиде? Как вас встречали! И священник коптский вас приветствовал, и детишки к вам подбегали за благословением. У меня до сих пор их иконка хранится — для нас немножко странная: там в чалме священник. А сейчас коптов убивают.
— А помнишь, у них рядом с церковью охрана стояла?..
— Да, солдаты стояли с оружием… А мы там хорошо себя чувствовали, и много храмов-то было…
— Мы к частице мощей великомученика Георгия прикладывались… Я за наших братьев коптских воздыхаю, воздыхаю молитвенно…
— Ко мне иногда подходят люди и спрашивают: «Ты такой несмиренный, шумный, а батюшка тебя любит. Непонятно за что!» Зависть в них чувствуется. Я им отвечаю: «Батюшка всех любит, за всех молится, а через меня он православную газету окормляет…»
— Правильно сказал: всех люблю, и тебя тоже. Плохого ребёнка родители ещё больше любят.

— Любят родители шалуна… Помнишь старинный стих:
«Шаловливые ручонки,
нет покоя мне от вас…
Так и жди, что натворите
вы каких-нибудь проказ.
Вот картинку изорвали,
спичку серную зажгли,
а вчера ключи куда-то
от комода унесли…» —
Так на резвые ручонки
тяжко жаловалась мать,
а сама их то и дело
принималась целовать.
Знает мама, что не вечно
этим пальчикам шалить,
что придёт пора и время —
будут труд её делить.
Это старое стихотворение, дореволюционное… Поэта Алексея Плещеева — помните такого?..
— Ну у вас и память, батюшка, я просто поражён!.. Я ведь профессионально занимаюсь чужими стихами, но они у меня из головы всё время выскакивают. Только в тетрадках сохраняются. Содержание помню, а пересказать, как вы, уже, к сожалению, не могу. Знаю, что вы тоже очень любите поэзию — Некрасова, например…
— Да, Некрасова, —  а как же его не любить… И Тургенева люблю, и Пушкина, и Лермонтова. Я ими зачитывался, когда мальчиком был. Сидел с керосинкой — у нас электричества-то не было… Ночью, бывало, скажу: «Мама, у меня что-то живот схватило — пойду выйду», — а сам за книгу скорее…
— Сейчас не очень-то читают, батюшка, или читают, да не то…
— Это жалко: книгу надо любить. Приучай детей с детства к книге. Эти нововведения — хорошо, конечно…
— Это электронные библиотеки, электронные книги… Их читают в метро…
— Всё это хорошо, но глазки можно испортить… А лучше, конечно, книжечку читать…
— Ещё, батюшка: люди не верят, что вы не благословили меня общаться с родной дочерью и со старшим братом. Объяснить им это невозможно, хотя в книгах-былинках я и пытался. Они даже говорят: «Вы плохой редактор, раз вы с дочерью поссорились».
— Общаться я никому не запрещаю… Но когда поле не ко двору, зря посевы сеешь — некому будет обрабатывать. Так и здесь: ты стараешься, а твой голос не услышан — и раз, и другой, и третий… Как сказано: глас вопиющего в пустыне…
— Я человек грешный, какие-то попытки делаю…
— Поэтому я не запрещаю никому свидания, или беседу, или помощь какую-то оказывать… Но если человек не хочет сам, не имеет расположения — зачем к нему идти?..
— Ладно, батюшка, оставим эту тему…
— Помнишь притчу о блудном сыне? Он первым пришёл к отцу, — не отец за ним по чужим странам бегал. Так и мы должны друг ко другу прийти и покаяться. Все мы не без греха, все мы грешные. За что Господь и называет этот мiр прелюбодейным и грешным.
— Раз мы заговорили о книгах… По вашему благословению заканчиваю сейчас девятую книгу былинок, называется она «Пишу свою судьбу до точки». Читатели жертвуют на её издание, и я собираю денежки… Потому что дорого книгу издать — вы это знаете… Я верю: соберу нужную сумму, — соберу, раз вы за меня молитесь. Не знаю, хорошая ли книжка получится, но последняя часть будет посвящена вам.
— Я-то грешный человек, но главное, что людям нравятся былинки. Нравится им и «В ладошке Божией» — книжечка хорошая. И газета… Всё же вы стараетесь дать людям что-то полезное. Сеете разумное, доброе, вечное…
— Но покупают мало, батюшка… На последней выставке мы продали всего-то 500 газет — в три раза меньше, чем обычно… Все посетители выставки несутся куда-то, несутся мимо нашего стенда… Я говорю: «Что там, за нашим стендом, — Царствие Небесное, что ли»?
— Да и 500 — это хорошо! 500 человек прочитают вас: как хорошо! И за это благодарить надо. Будь в малом верен — над многим Господь поставит. Господа надо за всё благодарить.
— Вот что я хотел спросить: батюшка, может быть, уже хватит мне писать? Ведь 12 книг подряд…
— Ну ещё, может быть, напишешь… Когда Господь талант даёт, то зарывать талант нельзя. Пиши, пока силы есть, а когда изнеможешь, тогда немножко и приостановись. А пока есть силы, зачем тебе останавливаться? Я вот в 85 лет встаю в четыре утра, правило прочитал — и к семи уже еду на службу…
— Батюшка, но на издание книги деньги нужны… Одно дело проповедь умную прочитать — за это деньги с вас ещё не требуют…
— Да, деньги нужны везде… Я тебе тоже пожертвую на издание. Вот тебе с моей лёгкой руки… Соберёшь всю сумму, соберёшь, не волнуйся…
— Спаси Господи, батюшка дорогой! У меня ещё вопрос: послушание духовнику — главный залог спасения. А я порой самовольничаю, да и другие самовольничают. Но, батюшка, знаете, что удивительно? Вас не послушаешься, поступишь по самочинию своему, а всё равно потом видишь, что правильно было бы сделать так, как батюшка сказал, хотя это и неудобно, и неприятно. Вроде бы ты своим умом всё наметил и всё у тебя было продумано чин чином — и вдруг ты на краю ямы оказываешься: или у тебя неприятности, или болезни. И тогда понимаешь: духовник-то был прав!.. Но трудно подчиняться…
— Трудно послушанию научиться, очень… В монастыре на это целую жизнь кладут… Но послушание — это великое дело, оно наипаче поста и молитвы — так Святые Отцы говорят. А мы привыкли самовольничать. Особенно сейчас люди разболтались от такой жизни — ни работать, ни молиться не хотят. Я помню, у меня был один старый прихожанин — я его и венчал, и хоронил потом, — Семёном Семёнычем его звали… Он говорил: «Батюшка, если делать что-то, так уж делать хорошо! — такое у него было присловье. — А если не стараться, так лучше и не браться за дело». Словом, старинные люди доводили дело до конца.
— Но они смиреннее были, и трудолюбивее, и настойчивее, и воля у них была, и веры в Бога побольше нашего. Батюшка, а у нас руки опускаются: у газеты не прекращаются трудные времена. Не хватает денег, люди стали читать меньше. Как вы считаете, выживет ли газета? Мы уже сократили нашего курьера…
— Да ты ободрись. Потихонечку, полегонечку — всё выстоит. Только гордиться не надо! Гордиться и хвалиться не надо! Тогда потихоньку Господь всё даст. Всё выстоит — и газета, и вся страна. Терпенье и труд всё перетрут.
— Вот о стране-то мой последний вопрос. Последний и главный: батюшка, что будет с Россией?
— Я думаю, что Покров Царицы Небесной распростёрт над Россией по-прежнему. А сейчас с Афона Пояс Божией Матери привозят — мы к нему прикладывались, когда были на Афоне… Так что Матерь Божия нас Покровом Своим укроет и Поясом Своим опояшет — и чего нам бояться? Она Царица наша, кто с Ней сможет тягаться? И я думаю, что всё будет хорошо. Только бы люди жили по Божьему закону. Чтобы в школах были уроки Православия… Россия — она, конечно, многонациональная, но главное-то в России что? — Православие. Пусть мусульмане Коран изучают, иудеи пусть Тору изучают. Но православные должны своё твёрдо знать. Где мы живём — в своей стране или в Америке?
— Но у меня-то такое ощущение, что Россия куда-то уходит…
— Я помню, как о нашей стране говорили: «империя зла». А сейчас гляжу, что это Запад — империя зла. Оттуда зло всё идёт, оттуда растление общества. Оттуда идёт всё худое.
— А вы знаете, что папе Иоанну Павлу II (Войтыле) в Москве памятник поставили?
— Кто поставил?..
— Не знаю кто. Около Библиотеки иностранной литературы.
— Я так скажу: он известный враг Православия. Я не хочу всех католиков равнять: простой человек за что ответит? — Главное, чтобы он любил Господа. Если он любил Господа, он будет в Царствии Небесном, лишь бы он не шёл против Православия. Господь Сам знает, что с ним делать. Суд Божий — не суд человеческий. Нас во время войны католичка приняла, вымыла, вшей наших выжгла, и накормила последним куском хлеба, и дала нам горячий чай…
— Вот и подошла наша беседа к концу. Батюшка, перед расставанием скажите напутственное слово нашим читателям, дайте всем нам добрый духовный совет.
— Напутствие и совет такие: любите Господа, эта любовь всякого умудрит и вразумит! И ещё совет: чтобы читали побольше духовных книг. Мы, священники, не можем каждый день проповедовать, не можем к вам на дом ходить с духовными беседами… Тем более мы, старики… Молодые-то батюшки, те горят, проповеди читают каждый день, а всё-таки этого мало. Читайте Святых Отцов, чтобы не оставить свою душу без доброй духовной пищи, чтобы она у вас не изголодалась, не изнемогла, не увяла… А о нас, стариках, судите по нашим делам: мы жизнь прожили и принесли Господу плоды своих трудов, кто сколько мог… Господь сказал: по плодам их узнаете их. Вкушайте и вы от наших плодов.

 

Отрывки из книги Александра Ракова

 

Ощущая под ногами земную твердь, человек чувствует себя хозяином жизни и, лишь очутившись на палубе корабля, вдруг осязает он всю зыбкость своего существования, свою зависимость от стихии и воли Божией. Море — словно ладошка Божия. Наверное, этим отличается паломничество по волнам от иных способов паломничества по святым местам. А сложилось всё таким образом: батюшка наш, о.Иоанн Миронов, 72-летний священник, за долгое служение у Престола Господня так и не удостоился случая посетить святой град Иерусалим. Духовным чадам очень хотелось, чтобы батюшка всё же приложился к святыням. Но время шло, а возможность не открывалась. «Вместе поедем», — как-то произнёс батюшка, обращаясь ко мне. Честно говоря, я не придал его словам значения: несмотря на жгучее желание быть рядом с духовным отцом в паломничестве, я сознавал и его нереальность — из-за отсутствия больших денег и высасывающей все силы газетной работы. Но прав оказался батюшка.

†††
—   Ты чем пишешь?
—   Вечным пером, батюшка.
— А вот раньше гусиным пером писали вечные мысли, а теперь вечным — глупые.

†††
«Заработал» от батюшки
50 поклонов за грубость в разговоре с паломником.

†††
Разговор в трапезной с паломницей:
— Батюшка, а вдруг случится кораблекрушение? Я так боюсь акул…
— Ты не страшилищ морских пугайся, ты беги от акул духовных.

†††
На вопрос, что делать, если просфора от долгого хранения заплесневела или в ней завёлся жучок, батюшка ответил: «Благословляю просфорку скушать».

†††

Жалуюсь батюшке на свою жизнь: «Я так несчастлив, батюшка!» — «Разве ты, Александрушка, сильно болен, у тебя нет жилья, достатка, работы? Бог дал тебе здоровье, есть квартира, мама, хорошая жена, и труд газетный не оставляет без куска хлеба. Не встречал ты еще несчастных людей…» И мне стало стыдно.

†††

Батюшка не благословляет называть хлеб чёрным — только ржаным.

†††

Целый день исповедовал батюшка желающих причаститься в корабельном храме. Несмотря на сонм священства на судне, их явно недоставало для совершения Таинства… Лишь поздно вечером, когда виднелась лишь вспененная вода вдоль борта, а на небе — непривычно перевёрнутый ковш Большой Медведицы, выбрался он на палубу подышать целебным морским воздухом.
Не говори, что нет спасенья,
Что ты в печали изнемог:
Чем ночь темней,
тем ярче звёзды,
Чем глубже скорбь,
тем ближе Бог!
Этими поэтическими строками батюшка любит утешать страждущих.

†††

Порт-Саид оглушает рёвом клаксонов и абсолютной свободой передвижения транспорта и пешеходов. Наняв фаэтон, побывали в двух коптских православных храмах, где приложились к частицам мощей вмч.Георгия Победоносца, апостола Марка. Многие освящали на святынях крестики, иконы, чётки. В храме Положения Ризы Божией Матери, где хранится частица святыни, мы принародно пропели тропарь и величание Пресвятой Богородице. Коптский священник подарил иконки с благовонными частицами, но кто был изображён на иконе в чалме, выяснить не смогли. Запомнились светлые личики арабских мальчиков, когда они подходили под батюшкино благословение. Все православные храмы охраняются вооружёнными солдатами.

†††

Только после полуночи прибыли мы к подножию горы. Пятьсот паломников с корабля отправились в труднейший — без преувеличения — десятикилометровый путь на вершину высотой 2285 метров. Мерцающая цепь светлячков-фонариков растянулась по всему серпантину вокруг Господней горы. Некоторые нанимали верблюдов, но нам не повезло: бедуин оказался обманщиком и высадил о.Иоанна метров через двести. Батюшка безропотно отдал погонщику деньги. Больше иметь дело с кораблями пустыни он не захотел ни за что и стал подниматься пешком. Удушающая вечерняя жара постепенно перешла в прохладу, а ближе к вершине стало совсем холодно. Поддерживаемый за руки, о. Иоанн крепился молитвой, за ним пристраивались начавшие уставать люди. Когда через четыре часа пути мы вышли на вершину горы Хорив, где Моисей получил от Бога Скрижали Завета, праздничное богослужение уже началось. Крохотная церковка Пресвятой Троицы вмещала не более 40 человек, поэтому служба проходила снаружи. Теснота, холод и усталость не помешали причаститься всем. Чудом было уже то, что все отправившиеся в путь добрались до цели — и старики, и женщины, и дети. Наградой за трудный подъём послужило неповторимое зрелище восхода солнца из каменных волн библейских Сионских гор.

†††

Во время Божественной литургии у Гроба Господня в День Сошествия Святого Духа многие молящиеся видели вспыхивающие в пространстве храма тёмно-синие всполохи. Так зримо сходила на людей Божия благодать. У батюшки в руке сама зажглась одна из свечей.

†††

О.Иоанн рассказал о новгородской Ольге-страннице, как она умерла в храме во время молитвы. Ольга всегда приходила до начала службы и стояла в уголке, вдали от посторонних взоров. «Во время вечерней службы, после возглашения «Богородицу и Матерь Света в песнях возвеличим», я пошёл совершать каждение храма. Приблизившись к её уголочку, стал кадить на неё. Удивился, что она не кланяется. Присмотрелся — а она мёртвая стояла, прислонившись к стене, словно шествуя на небо, в Горний Иерусалим».

†††

Удивительно, что батюшка помнит по именам всех, кого он на корабле хотя бы раз благословлял или исповедовал.

†††

О.Иоанн не расставался с иконкой Святителя Николая и всегда благословлял ею. Когда после тяжелейшего подъёма на гору Господню он вынул икону из кармана подрясника, она была мокрой от пота. «Спаси Господи, святый Угодниче, потрудился ты, помогая мне», — поблагодарил батюшка. Потом икона пропала. «Ушёл от меня Св.Николушка другим помогать», — вздохнул батюшка, но видно было, что он жалел о потере и потихоньку продолжал искать эту дешёвую, но дорогую для него икону.

†††

После принятия Таинства Причащения на Синае и у Гроба Господня многие паломники печалились, что не ощутили особых даров благодати. «Хотя мы и потрудились, но не заслужили духовной радости. Много надо приложить ещё трудов, чтобы получить благодать. Очищайте свой сосуд, и когда он будет чист, Господь наполнит его», — объяснил батюшка.

†††

— Батюшка, мне так часто одиноко…
— Ну что ты, Сашенька, с тобой же Спаситель, Божия Матерь, Святитель Николай!
— А мне всё равно бывает одиноко, даже в храме…
— Это потому, что сердце твоё ещё не раскрыто для Господа, — объяснил духовник.

†††

Один из духовных чад батюшки привёз ему в дар с греческого острова Эгина масло от мощей святителя Нектария. Расфасованное в аккуратные пластмассовые бутылочки, масло было как масло — ни запаха, ни вкуса. В руках батюшки при помазании оно благоухало непередаваемо.

†††

— Во время пения Херувимской песни, — признался я батюшке, — едва закрою глаза, вижу плавно летающих ангелов.
— Бесы это, — заключил сразу о. Иоанн. — Ты глаза-то не закрывай, чадо.

†††

Шли мы с батюшкой по греческому городу Фессалоники. Зазевавшись по сторонам, не заметил я стоящий прямо на тротуаре морской якорь. Острие лапы вонзилось в ногу, и — вместе с падением — послышалось испуганное батюшкино «Господи, помилуй». Рана была достаточно глубокая, чтобы оставшиеся дни паломничества провести в каюте корабля. Но, к вящему удивлению, рана быстро затянулась, а ушиб почти не болел, и вскоре я забыл про него. Такова сила молитвы духовника.

†††

Всё покрывал батюшка своей любовью — и наши обиды, и раздражение, и недовольства. Всем находил он ласковые слова, а с лица не сходила добрая всепрощающая улыбка. И его Санюшки, Бореньки, Васечки преображались, становились лучше.

†††

Посетовал батюшке, что не получается, по совету Святых Отцов, перевести Иисусову молитву в верхнюю часть сердца. «Бей воздух! — наставлял батюшка. — Бей воздух, не оставляй молитву! Больше от духовных чад и не требую».

†††

Батюшка не осуждает никого и жалеет всех: «Не судите никого, ибо каким грехом осуждаешь, в тот и впадёшь», — поучает он.

†††

И на обратном пути не прекращались в нашей плавучей келье искушения. То пропадёт бутылка кагора, подаренная старцем батюшке, то рассоримся по ничтожному поводу. Трудно батюшке с его мирным духом видеть эти возмущения. «Угомонитесь, безумные, забыли, где вы побывали», — вразумлял он, и постепенно наступал мир.

†††

В Одессе под водительством батюшки переночевали в мужском Свято-Успенском монастыре, где почивают мощи прп.Кукши. О.Иоанн вспоминал, как он перед окончанием Академии попал к старцу в Почаевской Лавре. Старец предрёк молодому пастырю епископское служение. «Хочу быть женатым», — взмолился батюшка. «Ну, тогда послужишь на многих приходах». Так и случилось — окормлял батюшка за свою жизнь 18 церквей.

†††

Каждое путешествие хорошо своим возвращением. Конечно, не только святыньки в сумках составили наше главное богатство. Обретший веру постарается не растерять её в будущем. Я же уразумел важное: великая милость Божия — быть рядом с дорогим для тебя духовным отцом. Но, как змейки погреться на солнце, выползают и гордыня, и самочиние, и язычество, и неразумие… Трудно, ох как трудно, оказывается, быть духовным чадом заботливого отца! «Каковы сами, таковы и сани», — с улыбкой говорит батюшка. Всё-то он понимает.

†††

Батюшка спросил однажды своего духовника в Новгороде о.Александра Ильина: «Почему, когда я только вступал на стезю Господню, слёзы лились рекой? А теперь, хоть бей, слезы не выбьешь. Редко-редко посещают эти благодатные слезинки». Духовник ответил: «Когда ты приходишь к Господу, Он даёт слёзную благодать безплатно. Потом же нужно очень много трудиться, чтобы приобрести этот величайший Божий дар».

†††

В 1956 году отец Иоанн служил в селе Борисове Новгородской области, что рядом с озером Ильмень. Приходилось служить много молебнов с водоосвящением. Возможно, от воды на руках образовалась экзема. Стал молиться, читать Акафист Божией Матери Боголюбивой, где есть слова: «от язв исцеляющая». Осенял руки иконой вмч.Георгия Победоносца. Через три месяца всё прошло.

†††

Сделал ремонт в комнате, которую решил сдавать. Повесил иконы, лампадку. Осталось комнату освятить.
— Батюшка, ради Бога, освятите мою комнату, — попросил я.
— А кто в ней будет жить и чем заниматься? — поинтересовался духовник.
— Понятия не имею, — ответил я.
— Ну вот когда у тебя будет понятие, что живут в ней люди православные и дела творят Богу угодные, зови меня — тогда я точно не откажу.

†††

Зимой случилась беда. На метро возвращались домой, и вёз я в «дипломате» почти пять миллионов рублей старыми, чтобы назавтра приобрести долгожданный и так необходимый редакции компьютер. Что со мной тогда случилось, объяснить не могу до сих пор, но «дипломат» я оставил в салоне и уже на выходе из метро ощутил пустоту в руке. Метание по платформе и обращение в милицию, конечно же, результатов не дали. Но ещё больше расстроили слова батюшки: «Видно, деньги эти кому-то нужнее…» Я не находил себе места. А недели через две в редакцию пришёл человек и пожертвовал — сколько вы думаете? — ровно пять миллионов рублей. И мы купили компьютер. Вот такая была покупка.

†††

Видно, бес подстегнул меня нарушить благословение батюшки. И хотя действовал я с наилучшими намерениями, последствия не заставили себя ждать. Неприятности бумерангом ударили сначала по о.Иоанну, а потом и по мне. Мертвея от стыда, набрал я номер его телефона, ждал заслуженных упрёков за непослушание и глупость. Но в трубке прозвучало его кроткое «прости», хотя я знал, что батюшке было очень плохо. Так я, виновник происшествия, получил урок истинного смирения и любви.

†††

Грубо нарушил дисциплину сотрудник редакции. «Батюшка, накажите его, чтобы неповадно было так поступать», — исчерпав словарный запас, попросил я о.Иоанна. «Пусть он положит три поклона перед иконами», — порешил духовник. «Триста, батюшка, триста! — воскликнул я, не веря своим ушам. «Нет, три», — повторил духовник. Удивительно, но епитимья батюшки подействовала на нарушителя сильнее, чем все мои воспитательные меры, вместе взятые.

†††

— Батюшка, там об одном священнике говорят, что…
— А ты, чадо, на кухню любишь ходить, когда там пищу готовят в чаду и гари? Ты вкушай досыта пищу духовную в храме Божием. А сплетни и есть чад кухонный, неполезный — еда бесовская.

 
Комментарии
Всего комментариев: 1
2012/02/04, 22:42:00
Низкий Вам Всем поклон за душеполезную и очень интересную статью! Сколько мудрых и простых советов дал Батюшка корреспонденту для нас грешных праволсавных христиан! Жив ли Батюшка? Я молюсь о нем за здравие. Всем Божией помощи!
Клавдия
Добавить комментарий:
Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Просьба о помощи
© Vinchi Group
1998-2020


Оформление и
программирование
Ильи
Бог Есть Любовь и только Любовь

Страница сформирована за 0.063660860061646 сек.